ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

-Нам надо в Провинции Осени, - ответила Сентябрь, и высокая нота ее голоса отразилась сдавленным эхом от тел сопящих Большеколесов, устроивших примитивные, почти первобытные брачные танцы вокруг водопоя. Двигались в этих танцах лишь спицы.

Большего девочка говорить не хотела. Она ухватилась за Ложку и принялась наматывать на нее пояс своего жакета.

-Предостойнейший путь! – присвистнула Кальпурния. – Пару недель, думаю, покатаемся вместе. Очень рассчитываю, что вы захватили с собой припасы!

-Пару недель?! – воскликнула Сентябрь. – Но почему так медленно? Нам за неделю надо управиться! Туда и обратно!

-Наивные! – захохотала Пенни.

Кальпурния однако призадумалась. Потирая подбородок треми длинными коричневыми пальцами, она собралась с мыслями, облизнула все три и подняла высоко вверх, намереваясь почувствовать ветер.

-Шанс есть… Конечно, если вы не слетите со своей альфы. Мне это в общем не по нраву, однако сейчас я не сильно занята, чтобы не ввязаться в это ваше драпание. За вами ведь наверняка гонится какое-то чудище.

Сентябрь кивнула, чуть не плача.

-Дело в том, что лисапеды очень ленивые существа. Они могут развивать прекрасную скорость, но никогда практически этого не делают. Сейчас у них Великая Миграция, - они движутся по зову гнезд. Кто-то будущих, - чтобы спариться и завести потомство. Кто-то прошлых – чтобы умереть там, где появился на свет крохотным пучком спиц. Одни слышат этот зов сильнее, другие – слабее. В общем, полагаясь на собственную смелость, парочка страждущих особей домчала бы нас быстрее, чем некоторые прибегают обедать. Я говорю «полагаясь на смелость» - потому что придется часто хлестать их, хоть это не цивилизованный метод, и я стараюсь им не пользоваться. Но бывает, что лучшего не придумаешь.

-Я не хочу стегать своего лисапеда! – заверещала Пенни.

-Малышка моя, они это забудут. Они забывают всё.

-Нет, не забудут! А потом будут шептать мне «Вот Пенни, - она капризная и противная!»

-Пенни, но ведь тебе лично ничего не придется делать, - вкрадчиво сказал Суббота, который не раз и не два сам переживал удары хлыста.

-Но у нас так мало времени, Суббота…

Мальчик мгновение смотрел на Сентябрь. По его выражению нельзя было догадаться о чем он думает или что затевает, - но в следующий момент он наклонился близко к ее лбу и потерся об него своей щекой, в точности повторив ее недавний жест. Потом он встал и ушел от костра в темноту по направлению к эскадрилье лисапедов.

-Твой? - спросила Кальпурния без особой интонации, словно речь шла о вещи. Она отхлебнула из фляжки, а затем, поплевав на очки, принялась протирать их пальцами.

-В каком смысле, мой? Он свой собственный.

Кальпурния хмыкнула подозрительно и перевела взгляд туда, где скрылся мальчик.

-Мисс Далеча, я хочу у Вас спросить кое-что?

-Ну разве можно отказать, когда к тебе так вежливо обращаются.

-Скажите, Вы помогаете нам потому что сами этого хотите? Потому что вы такая же отзывчивая и дружелюбная, как и мы? Или вы выполняете распоряжение Маркизы быть милыми ко всем, чтобы не попасть в Опаловый Список?

Фея пристально всмотрелась в глаза Сентябрь, - и девочка почувствовала себя полностью раздетой, как когда-то в зале с ваннами. Взгляд феи был тяжелым и обжигающим.

-Ты стало быть не думаешь, что я уже в этом списке? По-твоему, похищение подменыша из ансамбля может сойти с рук? – Она быстрым движением поправила шляпу. – Если обещаешь, что тебе полегчает, то я могу отвести тебя к огромной яме глубоко в лесу, или украсть у тебя дыхание, или что-либо другое – как могла бы поступить во времена своей распутной юности. Могла бы, это не значит что действительно поступала так. Но сейчас у меня есть мои Пенни-Фартинги и моя малышка. За ними надо смотреть и ухаживать. Времени портить ячмень уже нету. Может когда-нибудь оно появится, и я займусь этим. И если Маркизе удобнее считать, что я остаюсь на своем месте из-за её Листа, - то разубеждать ее я не собираюсь. Тебе же я помогаю потому, что растерянные и потерявшиеся девочки из человеческих семей – это мое хобби.

Пенни прижалась плотнее к Кальпурнии и положила головку ей на колени. Фея трепетно погладила её, распутывая кое-где пряди. Сентябрь с улыбкой наблюдала за движениями смуглых пальцев и чувствовала себя в безопасности.

Откуда-то из темноты раздался скрежет и перестук, и вскоре, ведя за собой пару Большеколёсов, к костру вышел Суббота.

-Они отвезут нас, так быстро, как только способны. И я полагаю даже быстрее, - твердо заявил он. – Они уже готовы отправиться домой и не намерены ждать. Им уже не хочется пить. Если мы того захотим, - они двинутся прямо сейчас.

-Эй, только я разговариваю с ними! – вскочив и уперев руки в боки, воскликнула Пенни.

Суббота покачал головой и тихо подошел к обидевшейся девочке. Отблески костра ложились на его синие нечесаные волосы, словно кусочки апельсиновой кожуры.

-Нет такого живого существа, которое не имело бы сокровенного желания, Пенни. И я слышу их, в любой обстановке, даже самые робкие и тишайшие. – Марид понизил голос до шепота. – Обещаю, что их не будут стегать. Никогда. Даже если это поможет управиться во мгновение ока. Особенно если потребуется в буквальном смысле слова.

Кальпурния Далеча протянула мальчику руку. Он партнерски пожал ее, но, немного подумав, следом медленно поднес к губам и поцеловал.

-Я говорила, что мне это не по нраву. Тогда они простили меня. Возможно, не любовь к тебе, а то чувство ко мне сейчас наполнило их.

-Догадываюсь.

-Тогда, ступайте! Ко дню равноденствия свидимся. Это самое меньшее, что я могу пообещать такой дерзкой и необузданной парочке.

Два больше-колесных велосипеда бесшумно укатили в ночь, понизанную серебристым звездным сиянием, - так быстро, что луна даже успела очертить странные габариты их тел. За ними бежал Отадолэ, высунув язык и желая перебирать ногами еще и еще чаще.

-Кальпурния, - выкрикнула Сентябрь, когда огонек их костра стал такой же маленький как звездочка, - я всегда думала, что феи вместе танцуют, и у них большие семьи.

-Ну, правильно думала.

-Я тогда не понимаю, почему же Вы одна? И Чарли Крабодав тоже один? Куда подевались остальные?

Кальпурния отвернулась. Её крылышки слабо затрепыхались, и Сентябрь увидела, как в местах, где была прикована железная цепочка, потрескалась и обмякла кожа. «У фей аллергия на железо» - вспомнила девочка.

Королева Лисапедов, Кальпурния Далеча, уже в следующую секунду проницательным взглядом изучала растянувшуюся на многие мили равнину. Неслышно пролившиеся слезы сверкали на ее щеках тонкими линиями.

ГЛАВА 11

Наместник, он же Сатрап, Осени

в которой Сентябрь наконец ест Пищу Фей и практически становится абитуриентом, выясняя Сущность Осени.

У меня есть ощущение, что всем прекрасно известно, как выглядит осень. И даже тем, кто живет в Лос Анжелесе, - о котором грезят одноклассницы Сентябрь, - не раз в жизни попадались открытки или фотографии с её видами, так что и они меня тоже поймут. Всю эту яркую красно-оранжевую палитру: деревья, пылающие золотом и горящие по ночам камины, и прохладный воздух, - одновременно хрустящий и подслащенный дымом, когда белая луна, похожая на коленную чашечку, мелькает в тонких, рваных облаках. Весь этот несущийся за ней вприпрыжку мир, - со свежим сидром и конфетами, тыквами и яблоками, - прямиком к Хэллоуину

В Волшебной Стране осень, разумеется, сплошь в той же самой тональности. Оттенки листвы Волшебного леса не обманут ваших глаз; Луна покажется не менее уязвимой и ущербной. А маски для праздника будут блестеть так же, скалиться так же, и топорщиться так же кудрями и рожками! Отличие – в другом. Бродить по Волшебной Стране осенью, – всё равно что вглядываться в густой омут, но избегатьь встречу с тем, что в нем обитает; всё равно что смотреть в то же самое зеркало, куда смотрится и сама Провинция, признавая, что зеркало расплывчатое и мутное, а не то, что Провинция увядает. Словно фотоснимок этого отражения, пожелтевший от долгого блуждания в пространстве между двумя мирами, в земной мир и прибывает земная осень.

30
{"b":"154300","o":1}