ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Они подошли вплотную к веренице и пристроились за спиной последнего стоящего. Как и все люди в очереди, он оказался довольно высок, так что Сентябрь не смогла понять, длинная она или нет. Она слезла с Леопарда и угодила ногами в плотную сухую грязь, покрывавшую чулан между мирами. Зеленый Ветер соскочил грациозно вслед за ней.

-Вы сказали, что я раздражительная! Значит, на самом деле поэтому, да?

-В Собрании Королевства организован особый отдел, единственной задачей которого является воодушевлять юных мальчиков и девочек, (в основном, сирот, хотя в последнее время мы более не предвзято подходим к выбору) и таким образом заготавливать на зимний период интересные и милые истории, чтобы скрашивать унылое существование иначе, нежели фенхельным пивом или созерцанием огня в камине. Это первый ответ. Второй ответ содержится в первом. Третий: чем суше и серее место, тем пригоднее оно для воспитания детей, которые хотят вырваться из него. Найти никчемного ребенка в Нью-Йорке гораздо сложнее, а тем более уговорить его улететь на Леопарде. Нет, у них там для этих целей Музей Метрополитан создан. Четвертый: Отнюдь я не вел себя чересчур обходительно. Мне приходилось обманывать, чтобы ты сделала то, что нужно мне. Но это приучит тебя к реалиям жизни В Королевстве Фей, где подобное обхождение является самыми изысканными манерами.

-Грин! – закричала Сентябрь, крепко сжав кулачки и едва сдерживаясь, чтобы не разреветься. – Перестань! Скажи просто…

-Первый ответ: потому что ты родилась…

-Что я особенная! – закончила Сентябрь, резко понизив голос до шепота. – В книжках, если возникшее перед девочкой зеленое облачко уговаривает ее отправиться на поиски приключений, то других причин для этого не бывает. Потому что она сильная и умная, умеет драться на мечах, произносить напыщенные речи и разгадывать загадки. В общем, много всего, - того, в чем я на самом-то деле совсем не сильна. Я даже не уверена, что моя раздражительность уравновешивает всё это. Хотя я вовсе и не глупая, - я умею играть в шахматы, знаю много по географии, и умею запускать нагреватель воды, если мамы не оказалось дома. Но я говорю о другом, - может вы перепутали меня с какой-то другой девочкой. Может в этом отделе произошла какая-то ошибка, - потому что ну какая я героиня?! Мала ростом, и отца моего призвали в армию воевать, и даже защитить птичку от собаки я и то не способна.

Леопард повернула свою пятнистую большущую голову, взглянула на Сентябрь своими желтыми спокойными глазами и по-кошачьи пропела

-За тобой мы пришли. За тобою. И точка.

Она лизнула шершавым языком щеку девочки. Сентябрь едва заметно улыбнулась и вытерла глаза рукавом зеленого жакета.

-СЛЕДУЮЩИЙ! – пророкотал глубокий суровый голос, эхом разнесшийся по всему чулану. Звуковой волной их даже отбросило на занявшего за ними очередь человека. Веселая компания, находящаяся в тот момент перед ними на высоком подиуме, мгновенно детонировала и исчезла из виду; трепетавший еще воздушный вихрь последними заглотил бумаги и багаж.

Высоко над подиумом проступали очертания огромных размеров горгульи. Каменные массивные брови шевелились на черном лице, бронзовая челюсть чуть выступала вперед. В усталых глазах трепыхалось багровое пламя. Внутри тяжеленных рук стрекотали и клацали поршни. Посеребренная кольчуга, прикрывавшая грудь твари, от горла до середины разошлась широкой трещиной, и сквозь неё ярко мерцало бело-фиалковое сердце.

-ДОКУМЕНТЫ! – прогремел голос. Портреты на стенах закачались. Изо рта горгулью валил горячий дым, отчего Сентябрь испуганно прижалась к Леопарду.

-БЕТСИ БАЗИСТЕБЛИК, СИЮ СЕКУНДУ ВЫЛАЗЬ ОТТУДА! – прикрикнул Зеленый Ветер в ответ по-своему громко.

-НЕТ! – после небольшой паузы вырвался из мехов-легких зловещий рокот.

-Ну кого ты этим впечатлишь, - раздосадовано вздохнул Зелёный Ветер.

-ЕЁ! НЕ ВИДИШЬ ОНА ВСЯ СЪЁЖИЛАСЬ И ТОГО ГЛЯДИ ОПИСАЕТСЯ!

-Бетси, если не прекратишь, я тебя хорошенько выпорю! И ты знаешь, что я слов на ветер не бросаю, ибо именно я отхлестал Лорда Лифглена и гнал его через весь город как собаку. Бетси, ты же знаешь, что я не турист, и не потерплю, чтобы со мной обращались как с туристом.

-Ты не турист, это точно, - ответил густой, вялый и не такой громкий голос. Пламя в глазах горгульи погасло, плечи поникли, и изнутри выпрыгнула женщина, такая же маленькая, как и Сентябрь, возможно даже еще меньше. Ее мускулистый торс, державшийся на коротких ногах с крупными шишками коленей, был похож на медвежий, а короткие волосы, намазанные какой-то грязью, словно лезвия ножей, устремленных в одну цель, торчком стояли над головою. В зубах она держала самокрутку, от которой исходил сладкий дым, напоминавший ваниль, ром, кленовый сироп и что-то еще, сладостно-запретное.

-Ты не турист, - повторила она ворчливым скрипучим голосом, - Ты – Опалот. Другими словами, Прохвост и Мерзавец, и это значит В Доступе Отказать Повелением Маркизы!

-Я проштамповал свое эмиграционную анкету у Четырех Тайных Советников несколько недель назад. Я приложил к этому прошение, написанное членом Парламента По Отводу Глаз; ну пусть он так себе, мелкая сошка, но бланк-то официальный, с шапочкой. Не криви душой, и ты и я понимаем, что всему виной волокита.

Напоследок окинув взглядом Зеленого Ветра, Бетси вновь запрыгнула в свою куклу-горгулью. Во мгновение ока, глаза ее снова свирепо запылали, а руки заскрежетали.

-УБИРАЙСЯ ВОН! А ТО ЕЩЕ ПОСМОТРИМ КТО КОГО ВЫПОРЕТ!

-Грин! – прошептала Сентябрь. – Она что - гном?

-А кто же еще, - ворчливо ответила Бетси, снова выпрыгнув наружу. Горгулья, как кукла чревовещателя, сморщилась и оползла. – А ты наблюдательна. Что же меня выдало?

Сердце Сентябрь продолжало учащенно биться, видимо вспоминая вопли горгульи. Она подняла трясущуюся руку и тронула себя за макушку.

-Колпаки, - еле выдавила она, - Их обычно носят гномы. И я подумала, что ваша штыко-прическа ничем не хуже колпака.

-Грини, взгляни, она же типичный логик. Моя бабушка носит колпак, деточка. И моя прабабушка. Но для меня колпак это то же самое, что для тебя капот, обшитый оборками. Ты ведь ни за что его не оденешь, так? Гномы сейчас современнее. И даже гораздо прогрессивнее, я скажу. – С этими словами, Бетси напрягла бицепс, округлившийся весьма внушительно, размером с жестянку от масла. – Все это копошение в саду, это благословенное перелопачивание мусора теперь не по мне. Я окончила училище. Теперь я таможенный служащий, и у меня за плечами немыслимая в своих размерах пирамида из ящиков и контейнеров переправленного груза. А что у тебя?

-Леопард, - быстро ответила Сентябрь.

-Вижу, - согласилась Бетси. – Но у тебя ни документов нет, ни даже пары туфель. А это непорядок.

-А почему Вы так это требуете? – спросила Сентябрь. – Там где я живу, в аэропортах на это не обращают внимания.

-Обращают, ты просто этого не видишь, - ухмыльнулась Бетси Базистеблик. – Все таможенные службы соблюдают установленный режим, но там, где ты живешь, этот жуткий механизм просто во много раз миниатюрнее, его труднее разглядеть. По-твоему, зачем люди выстраиваются в очереди, если не показывать себя? Зачем позволяют себя обыскивать? Мы все здесь шестеренки в громоздком двигателе авторитета; он визжит, скрежещет, горит, но работает, - и поэтому никто не скажет никогда: «сетка на карте только мешает». Ох, Руперт, куда же ты подевался? Вот он прямо-таки насквозь видит, я скажу. Действует так, как и написано на коробке.

-Но тогда к чему Вам все эти рассказы про двигатели и марионетки? Если бы я позволила себя досмотреть, вам было бы проще, разве не так? – спросила Сентябрь.

Бетси подозвала её ближе к себе. Сентябрь могла чувствовать как сладкий запах ванили рома и кленового сиропа исходит не только от ее дыхания, но от всей кожи.

4
{"b":"154300","o":1}