ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

-А теперь найдите меня!

Суббота, потрясенный увиденным, взглянул на Сентябрь. Но она, очевидно, не поняла, что произошло.

А потом они исчезли. Вдвоем. Быстрые, как мысль.

ГЛАВА 21

Ты видела её?

в которой жизнь наполняется светлыми пятнами, но время всё так же неумолимо.

Сияние солнца было настолько ярким и плотным, что крупные пшеничные колосья отбрасывали друг на друга чуть розоватые тени. Все поле походило на мириады тонких накалившихся проволочек. Голубое небо возможно было рассмотреть только в густой тени деревьев.

Именно там, под защитой развесистой кроны, в которой желто-оранжевым блестели круглые плоды, лежали на мягкой траве четыре разных существа. Казалось со стороны, что они спят. Одно из них, девочка в зеленом жакете, лежала на животе, поджав руки к груди, свободно раскинув босые ноги. Её длинные темные волосы лежали крупной копной вокруг одного из плечей, а лицо было повернуто в сторону, где лежал мальчик, - розовое румяное и умиротворенное. Мальчик лежал на боку, поджав колени к груди, его ультрамариновая кожа была гладкая, на ней не было ни ожогов, ни царапин, ни черно-фиолетовых синяков, - только замысловатые черные ниточки, складывавшиеся в узоры и походившие на татуировки. Тонкие густые черные волосы были аккуратно собраны вместе на макушке и смотаны в подобие ракушки. Недалеко в стороне от детей размеренно сопел внушительных размеров красный виверн. Целые, крепкие чешуйки на его теле вздымались в такт дыханию. Рядом с кончиком его длинного хвоста, слабо сияя, прикорнул оранжевый бумажный фонарик.

Девочка проснулась первой. Она села, одновременно зевая, потягиваясь и приводя в порядок прическу, - но только лишь пальцы коснулись волос, воспоминания затопили глаза и мысли. Маркиза и Одинокая Темница и Ужасный Шторм. Сентябрь посмотрела на мирно спящего Субботу. Она снова легла на траву, повернулась на бок, так чтобы мальчик не видел ее, и заплакала, - не сдержано, но и не громко. С каждой слезинкой пережитый ужас обретал четкость и пронзительность, вынуждая плакать еще и еще, принося воспоминания о море, о розовой, как фломастер рыбе, о печали Королевы Мэллоу, о тоскующем и вредном Яго.

Когда слезы наконец закончились, Сентябрь повернулась к спине мальчика и нежно, одними кончиками пальцев, коснулась ее.

-Суббота, - прошептала она, вытирая глаза. – Кажется, сработало.

Он медленно открыл глаза.

-Почему мои волосы снова длинные? – спросила девочка, разбирая руками пряди.

Суббота перекатился на другой бок и посмотрел на нее.

-Ты же пожелала, чтобы все были не тронуты, - ответил он мягко.

Сентябрь подползла к красной громадине Дола. Надежда сжимала ее сердце и сдавливала легкие. Девочка нежно погладила виверна по широкой скуле, легко пощекотала нос.

-Дол, проснись пожалуйста. Давай, не тяни.

Большой, как декоративное блюдо, бирюзовый глаз открылся и окинул девочку взглядом.

-Я что-то пропустил? – спросил Отадолэ и зевнул, широко раскрыв пасть, просто несоизмеримо большую, чем рост стоящей возле него девочки.

Завизжав от восторга, Сентябрь ухватилась обеими руками за блестящий черный нос Вивертеки.

-Мерца! Милая, ты тоже вернулась!

Бумагу можно потом заклеить.

Сентябрь обняла фонарик, хотя сделать это было неудобно, и выглядело нелепо. Из фонарика в ответ появились длинные угловатые бледно-зеленые руки, которые обвили Сентябрь за шею, - но мгновение спустя вдруг исчезли: как будто Мерца стеснялась их, как будто они были их общим секретом, только их и ничьим больше. Вторя улыбке девочки, Мерца заморгала, как рождественский огонек.

-Прривеееет! – донесся свысока ласково рокочущий голос. Все четверо задрали голову и увидели большого Леопарда, лавирующего в незримых потоках воздуха, с Зеленым Ветром собственной персоной, восседавшим в седле, уперев в стремена ноги в зеленых унтах, его зелено-золотистые волосы развевались в разные стороны.

Сентябрь показалось, что она вот-вот лопнет от счастья, - от всех неисчисляемых объятий, от кошачьего облизывания, от того как головокружительно меняется ситуация и обстановка.

-Но тебе же запрещено здесь появляться! Как ты умудрился просочиться?

Зеленый ветер хмыхнул игриво.

-Правила Маркизы больше не актуальны! Никакая цепь не сдержит моего стремления к тебе, мой маленький каштанчик. К тому же, я с подарками!

Зеленый Ветер расстегнул и сбросил свой зеленый плащ, расстелив его на траве. В то же мгновение, на его поверхности появились множество аппетитных зеленых яств: шарики фисташкового мороженного, кубики мятного мармелада, несколько яблок и еще больше оливок, круглый пирог со шпинатом и продолговатая чиабата, замешанная вместе с петрушкой, укропом и тимьяном. Последними из рукавов появилась россыпь крупных зеленых корнеплодов редьки.

Все были охвачены восторгом и предвкушением пирушки, - одна только Леопард нервно переминалась с лапы на лапу.

-А мой брат не пошел с вами? – проскулила она. – Я его не вижу среди вас.

Сентябрь пристыженно покраснела, мгновенно забыв о празднике.

-О нем ты ничего не говорила в своем желании, - прошептал сочувственно Суббота.

Леопард мяукнула, громко и жалобно, словно котенок, не нашедший своего приятеля по играм.

-Ну да ладно. Всё равно бы он вернулся к ней, я уверена, хотя Мэллоу любили мы оба. Какую бы роль она не играла или играет, она остается собой всегда. Зато в шторм лучше брата нет защитника.

-Она всего лишь спит, - медленно произнесла Сентябрь. – Она проснется когда-то, да, Грин?

-Никто не может сказать точно, - вздохнул Зеленый Ветер. – Спящие Девы к сожалению приманивают к себе желающих поцеловать их. Но это лишь наблюдение чисто гипотетическое в своей основе. Тебе не стоит думать об этом. На какое-то время ты в безопасности. Какой смысл очернять сегодня послезавтрашними печалями или скорбями?

Думая о том, что сказал Зеленый Ветер, Сентябрь машинально перекатывала из ладони в ладонь яблоко, которое очень, очень сильно напоминало ей жемчужину. Она хотела спросить у Грина самое главное, что ее действительно волновало, но правильные слова подбирались с неохотой.

-Грин, - дрожащим голосом начала она. – Я знаю, что Маркиза не показала мне мои часы. Тогда… где же они? Сколько времени мне осталось?

Зеленый Ветер рассмеялся. Крона дерева громко зашумела, ветки затряслись и несколько плодов упало на землю.

-Милая, у тебя их нету! Маркиза знала об этом, поэтому хотела обмануть тебя, подсунув свои. Часы есть у тех, кто Наткнулся. В этом их трагедия. В судьбах других тоже немало трагизма, но он не такой. Подменыши не могут уйти, не попросив помощи. Ну а Зачарованные… - Зеленый Ветер вытащил из кармана кителя песочные часы. Бордово красные песчинки, цвета вина, лежали горстью в нижней колбе. Подставка часов была сделана из эбенового дерева и к ней также была прикреплена оловянная табличка. « Септемба Морнинг Бэлл»было выгравировано на ней.

Верхняя колбочка часов была практически пуста.

-Там еще есть песок, - указал Суббота.

-Ты прав. Но у Зачарованных своё огорчение. Особенное. Близкое к отчаянию. Тем, кто Наткнулся, не положено остаться. Зачарованным уготовано не покинуть Королевство.

-Что? – воскликнула Сентябрь.

-Сентябрь, ты помнишь свою любимую толстую оранжевую книжку, полную сказок и старинных легенд и историй? Помнишь историю об одной девочке, которая спустилась в подземелье и провела там всю зиму, так что в ее отсутствие мир иссох от скорби и печали, покрылся снегом и льдом? Ведь ее удерживали под землей всего шесть съеденных зернышек граната. И домой она могла вернуться только с наступлением весны.

-Помню. – медленно выдохнула Сентябрь.

-Это и значит быть Зачарованной. Когда упадет последняя песчинка, ты отправишься домой, как когда-то бедняжка Мэллоу. Но как только наступит Весна, ты вернешься снова, а часы перевернутся и время потечет снова. И всё будет совсем не так, как было. Всё начнется с чистого листа. Ты теперь скована с нами воедино. Но ни здесь, ни дома твоя жизнь не будет цельной. Быть Зачарованной, значит не иметь возможность уйти и не иметь возможность остаться. Королевство всегда примет тебя радушно, и я безумно рад тому, что ты так себя зарекомендовала, даже не смотря на то, что я беспардонно скрыл от тебя правду, когда пригласил сюда. Но я уверен, что предупреждал тебя не есть ничего. Так что, если надумаешь подавать апелляцию, думаю, ничего не выгорит тебе от этого.

57
{"b":"154300","o":1}