ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

К приходу первых рабочих витые ручки украшали двери, а довольный Каланча чистил их песком.

Прибежали Колька и Наташа, обрадовались возвращению Каланчи.

— А ручки-то, ручки какие! — восторгались они. — Кто их поставил?

Каланча скромно молчал.

В комнатах пахло свежей краской, известью. Женщины мыли полы. Ребята выносили строительный мусор. Колька с нетерпением ожидал обеда, собираясь сбегать к Генке и рассказать ему о стеклах.

В двенадцатом часу приехал на дрожках Костюченко.

— А у нас-то что! — весело встретила его Наташа. — Смотрите, дядя Глеб!

Колька с гордостью указал на ручки.

Но матрос почему-то нахмурился.

— Странно! — проговорил он. — Где взяли?

Каланча, поняв, что сейчас все раскроется, начал было:

— Старушка одна божья… — Но тут же осекся.

— Старушка на даче, да? Да ты что в рот воды набрал? Отвечай… Эх, Вася, Вася! Ты всегда так, когда тебе что-нибудь захочется иметь?

Каланча отвел глаза.

— Отвинти-ка ты их, Вася, и поставь на место. Ясно? Да той божьей, доброй старушке, — понял? — передай, чтобы с государственной дачи ни одного гвоздика не давала. Мы, флотцы, дом отдыха для рабочих собираемся открыть. Действуй!

Колька и Наташа слушали весь разговор с недоумением. Потом догадались.

Глеб Дмитриевич отошел от них.

— Ты, значит, их сам взял? — ужаснулась Наташа. — Украл?

— Когда ты бросишь это самое? — с досадой сказал Колька.

Обиженный Каланча круто повернулся и быстрыми шагами направился на улицу.

«Разве я для себя? Я же для школы. Подумаешь, с буржуйской дачи взял какую-то штуковину. А гвалт подняли на весь квартал. Просто привязываются ко мне».

— Вась, Вася, — бросился за ним Колька.

Но Каланча резко оттолкнул его руку:

— Уйдите вы от меня. Без вас проживу!

Глава 18. Победа Генки

Генка за время болезни о многом передумал.

Он исхудал, стал молчалив.

Дважды к нему заходила Ольга Александровна. Она сразу поняла, что Гену что-то угнетает.

При первой же встрече с Колей Ольга Александровна сказала:

— Вы ведь с Геной друзья. Что-то у него неладно. Поговори с ним, может, ему помочь нужно.

…И вот они сидят вдвоем на лавочке у дома. Рядом, в луже плещутся утки. Генка следит за большим пальцем Колькиной ноги, которым тот выводит в пыли кружочки. Оба они молчат.

— Я видел стекло у Владьки в кладовке, под лестницей! — не выдержал наконец Колька.

Генка встрепенулся.

— А как ты попал к Владьке?

— Жорка помог.

— Вот это да! Но ты никому не рассказывал?

— Честное слово, тебе первому.

— И Наташа не знает?

— Нет!

— И дядя Глеб? И Мария Ивановна?

— Я же тебе дал честное слово, а ты опять двадцать пять.

Генка запустил комком земли в уток.

— Да подожди рисовать, — вдруг сказал он решительно. — Где бы нам увидеть Глеба?

Колька вскинул на него глаза:

— Ты надумал? Молодчага.

…Глеба ребята нашли на квартире. Выслушав их, матрос одел бушлат, нацепил маузер. Они направились к Владькиному дому.

Калитку им открыл Карл Антонович, приехавший из села. Шинделиха развешивала во дворе белье.

Стекол в кладовке не оказалось.

Карл Антонович, в ответ на требование матроса сказать, где стекла, заявил, что это оскорбление, которого он не потерпит и немедленно будет жаловаться высшему начальству.

— А с тобой мы еще посчитаемся, — со злобой заявил он Генке, — сегодня же поговорю с твоим отцом.

Легкая бледность покрыла лицо Генки.

Шинделиха, не стесняясь, проклинала матроса и мальчиков.

— Гражданин, утихомирьте-ка свою жену, — обратился матрос к Карлу Антоновичу. — Завтра же вы принесете стекло. И не вздумайте увиливать. Ну, а о разбитых в школе — тут уж милиция разберется. До свидания.

Он подтолкнул Кольку и Генку и направился с ними к выходу. У калитки матрос задержался:

— И еще одно слово: к отцу мальчика, гражданин Шиндель, с жалобами не советую ходить. Паренек ничего худого не сделал. Наоборот, он поступил честно. И об этом мы сообщим, Гена, твоим родителям.

— Не робей, Минор! — поставил точку Колька.

Когда отошли от дома, Колька спросил матроса:

— А принесет он?

— Конечно. Куда ж ему деться? Да, Коля, а почему я не вижу Васю? Где он?

Глеб Дмитриевич задал вопрос не случайно. Мария Ивановна рассказала ему, что Вася не ночует в детдоме.

— Куда он мог деться? — еще раз спросил Глеб у ребят.

Они ничего не могли ответить.

— Помогите-ка Марии Ивановне разыскать орла. Это вам задание.

На Никольской матрос распрощался с ребятами.

«Неужели Каланча сбежал к беспризорникам?» — взволнованно думали Колька и Генка.

Глава 19. Куда исчез Каланча?

На следующее утро Колька, Наташа и Генка отправились на поиски Каланчи.

Им казалось, что они легко найдут его. Но к полудню, побывав во многих уголках города, ребята утомились от длительной ходьбы и жары, пали духом.

Не так-то легко оказалось разыскать Каланчу. Беспризорники, к которым они обращались, возможно, и знали, где он, но скрывали.

— Ну и да! — говорил Генка, тяжело передвигая ноги (он ослаб после болезни), — как сквозь землю провалился. Вот артист, так артист.

— Как нарочно спрятался, — облизнув сухие губы, сказала Наташа. Девочка устала, ей хотелось пить.

Колька предложил:

— Сходим еще на базар. Если и там не найдем, тогда домой.

Наташа и Генка согласились.

Городской базар! Чего только здесь не было! В каменном здании продавалось мясо, дичь, фрукты, овощи, крупчатка. Но самыми интересными были рыбные ряды.

Вдоль стен всего здания тянулись столы, обитые белой жестью. Они были сделаны наподобие садков и перегорожены для отдельных пород рыб. Тут ворочались судаки, сазаны, огромные головастые сомы. На стенках висела связками вобла. В полубочонках и на фарфоровых блюдах расположилась соленая и копченая сельдь.

Друзья исходили весь базар, но Каланчи нигде не было.

Они вышли за стены крытого рынка. На арбах и прямо на земле блестели на солнце горы арбузов, дынь, баклажан.

На все голоса расхваливали свой товар торговцы. Приставали к покупателям продавцы сладостей — леденцов и петушков на палочках.

— Кому воды свежей, холодной, вкусной? — пронзительно орали полуголые мальчишки, постукивая кружками о чайники и бутылки.

— Шашлык, покупай шашлык! — предлагал грузин.

— Борща украинского, борща! — кричала дородная торговка.

Кругом шныряли и ссорились бездомные голодные кошки и собаки.

Колька захотел купить арбуз. Но не хватало денег. На счастье ребят, крестьянин, продававший арбузы, уронил один, и тот разлетелся на части.

— Хватай его, ребята, — крикнул крестьянин.

Устроившись на пустых ящиках, все с аппетитом уничтожили свою порцию, а Наташа выгрызла даже белую часть корки. Неожиданный завтрак не закончился на этом: Колька еще купил всем по ириске и стакану «холодной, свежей и вкусной воды». Пили мелкими глотками, наслаждаясь. К ребятам подошел черномазый беспризорник.

— Дайте воды!

Колька дал ему полстакана.

Беспризорник одним глотком опорожнил его.

— Мало, — сказал он и предложил Кольке купить корпус от карманных часов. — Хороший ты парень, задарма отдам.

Колька взял корпус в руки. На внутренней стороне крышки было нацарапано иголкой: «К-ча».

«Неужели Каланча? У него такой же был».

Колька подозвал водоноса и на последние деньги купил воды для беспризорника.

— Не подходит, — возвратил он корпус. — Мне бы компас. Ты не знаешь, где можно купить компас?

— А у тебя монет хватит?

— Конечно.

— Что ты говоришь? — удивилась Наташа.

— Есть здесь у одного нашего, — осторожно проронил беспризорник, — не знаю, захочет ли сплавить.

— А ты сбегай.

— Далеко до Черной бухты. На пустое брюхо не больно-то сходишь. Так не купишь корпус? Нет? Ну, мое вам с кисточкой.

40
{"b":"154301","o":1}