ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— С кровати не вставал даже в… уборную! — поддержал Чудова Алик Сысоев. — Наши койки рядом!

Хозяин сада посмотрел на двух дружков Анатолия, приоткрыл рот и проговорил скороговоркой:

— Так-так! Да ведь и вы там, голубчики, были! То-то я смотрю — знакомые фигуры! Вот почему вы защищаете приятеля!

Гражданин Татьин повернулся к начальнику лагеря и, сокрушенно причмокнув губами, сказал:

— Это они. Трое…

— Мы их накажем! — сухо ответил начальник лагеря и обратился к Кравцову: — Распустите отряд! Тихомиров, Сысоев и Чудов — ко мне!

— Разрешите! — вмешался хозяин сада. — Наказание — наказанием, я согласен с вами, но дело — делом! Во-первых, компенсация, хотя это и не главное… Важнее всего внушить пионерам уважение к чужому труду… Разрешите несколько слов. Сад — это мой труд. Я умру, а плоды моего труда останутся — будут украшать землю, служить людям…

— Простите! — перебил его начальник лагеря. — Внушениями мы займемся сами! А насчет компенсации… Сколько?

— Э-э… Округленно — три кило яблок… поломанный сук антоновки… Сто рублей!

Начальник лагеря вынул из кармана сотенную бумажку.

— Получите и… до свиданья! Надеюсь, у вас больше не будет поводов приходить к нам… в гости!

— Буду очень, оч-чень рад!..

Разговор в комнате начальника лагеря продолжался долго. Но выяснить ничего не удалось. Ребята клялись, что никаких яблок не воровали. Обвинение казалось им таким нелепым, что они не возмущались и не обижались, а дружно доказывали свою непричастность к этому делу. Алик Сысоев даже начал рассказывать сон, который снился ему всю ночь, но начальник лагеря остановил его.

— Ладно, ребята! У нас нет причин не доверять вам. Будем считать, что произошла какая-то путаница. Идите!

— А с деньгами как же? — спросил Анатолий Тихомиров.

— Ладно, ладно!.. Идите! — повторил начальник лагеря и, когда пионеры вышли, сказал Кравцову: — Объяви отряду, что ребята не виноваты… Какой все-таки неприятный тип этот Татьин!

— Думаете, он соврал?

— Просто спутал! Ночью все кошки серы, а мальчишки одинаковы…

* * *

Ребята — народ незлопамятный. Уже на второй день неприятная история стала забываться, а когда объявили, что на пятницу назначена военная игра, сад и гражданин Татьин совсем вылетели из головы.

Условия игры были захватывающие. Каждый отряд разбивался на две армии: первое и второе звено — «синяя» армия, третье и четвертое — «зеленая». И жезлы были — у одних зеленый, а у других синий. Побеждала та армия, которая раньше находила и завладевала жезлом противника. А прятать жезлы разрешалось в любом уголке большого леса, раскинувшегося сразу за деревней, в которой размещался пионерлагерь. Поиски облегчались тем, что жезлоносцы носили повязки и не имели права отходить от жезла дальше чем на десять метров.

В пятницу после завтрака пионеры выстроились на площадке. Вожатые стали придирчиво проверять обувь и носки, чтобы кто-нибудь не натер ноги. Ребятам не терпелось. Над лагерем стоял сплошной треск. Вооружившись деревянными трещотками, все отряды практиковались в стрельбе. По условиям игры, пионер, попавший под обстрел трещотки, выбывал из строя.

Запела фанфара, призывая к вниманию. На трибуну поднялся начальник лагеря.

— Сейчас речь толкнет! — произнес Саша Чудов.

Анатолий Тихомиров одернул его:

— Тихо!

— Сегодня мы проводим военную игру! — сказал начальник лагеря. — Пусть выиграют те, кто будет лучше ориентироваться в лесу, кто умеет читать следы, хорошо маскироваться, кто смел и находчив, кто быстро ходит и зорко видит! Эти качества необходимы вам, подрастающее поколение, чтобы в случае войны вы смогли с оружием в руках защищать свою Родину! У нас есть враги, в первую очередь — фашисты Германии и Италии, японские самураи! Ось Рим — Берлин — Токио угрожает миру и спокойствию советских людей. Но эти происки обречены на провал! — Начальник лагеря вобрал в грудь воздуха и крикнул: — Юные ленинцы, будьте готовы отстоять завоевания Октября!

— Всегда готовы! — дружно ответили ребята.

Доктор Мария Петровна, прикомандированная к «синей» армии в качестве посредника, повела первое и второе звенья на исходный рубеж. Лагерное начальство на время игры мобилизовало всех взрослых.

Посредники не командовали армиями. Они выводили «войска» на определенные рубежи и затем превращались в посторонних наблюдателей, имеющих право вмешиваться в игру только в непредвиденных или спорных случаях.

В «синей» армии обязанности распределили быстро. Все было обдумано заранее: Саша Чудов — самый высокий в отряде — стал командиром. Анатолий Тихомиров получил под свое руководство группу разведчиков. Охрану жезла поручили трем пионерам из первого звена. Девочек назначили санитарками.

Жезл запрятали в дупло старого тополя. Жезлоносцы с синими повязками залегли поблизости в кустах. На пригорках, у полянок, на тропах вокруг старого тополя устроили замаскированные стрелковые ячейки для пионеров с трещотками. Остальные разбились на три группы и ровно в девять тридцать вышли в поиск.

Где находится «противник», никто не знал. Мария Петровна предупредила, что заходить за речку Каменку не надо, — там проводили игру другие отряды.

Одна группа пошла на юг, вторая, вместе с посредником, — на север, а третья, во главе с Анатолием Тихомировым, — на восток. Командир армии Саша Чудов сначала хотел остаться при штабе, у жезла, но потом решил присоединиться к разведчикам Анатолия.

Как сразу изменился лес! Все теперь казалось таинственным и даже опасным. За любым кустом, в каждом овраге могли прятаться снайперы «зеленых» с трещотками.

— Надо рассредоточиться! — посоветовал Саша Анатолию. — Если нарвемся на засаду, — всех перестреляют!

— Рассыпаться в цепочку! — крикнул Анатолий.

Разведчики раздвинулись в стороны, а Саша укоризненно сказал:

— Кричишь… Услышат… Команду по цепи передают шепотом!

Анатолий понял, что сплоховал.

— Забыл! — буркнул он.

Впереди разведчиков пробирался по лесу Алик Сысоев. Толстенький, маленький, он шел втянув голову в плечи. Ему думалось, что именно так ходят настоящие разведчики. Трещотку он держал обеими руками, выставив вперед, как винтовку. Алик целился в подозрительные кустики и серьезно, точно выполнял важное дело, шевелил губами:

— Пух!.. Пух-пух!.. Бах!..

Разведчики «синей» армии продвинулись вперед на километр. О «противнике» не было ни слуху ни духу. Под ногами стелились мягкие мхи, потом пошел черничник. Ребята на ходу срывали ягоды, и вскоре у всех почернели пальцы и губы. Только Алика Сысоева не соблазнила черника. Он намного обогнал других и мысленно посылал пулю за пулей в каждый встречный кустик, за которым мог притаиться «зеленый» лазутчик.

Глаза у Алика были маленькие, бегающие и острые, как два шильца. Он издали заметил незнакомого мальчишку, который мирно собирал чернику. Алик остановился, еще больше втянул голову в плечи и, присмотревшись, определил, что мальчишка не из третьего отряда и вообще нелагерный. Сысоев беззвучно стрельнул губами: «Пух! Бах!» — и попятился, а когда зашел за кусты, припустился бежать к командиру.

Анатолий и Саша выслушали Алика с оскорбительным безразличием.

— Мало ли тут ягодников и грибников бродит! — сказал Анатолий. А Саша просто махнул рукой с полным пренебрежением.

Алик загорячился:

— Да поймите ж вы: это «язык»! Он наверняка с утра в лесу околачивается… С ведром, а ведро почти уже полное! Он, может, видел «зеленых»!

— А что? — насторожился Анатолий и вопросительно посмотрел на Сашу.

— Как хочешь! — флегматично ответил Чудов. — Ты командуешь разведчиками…

— А ты всей армией!

— Ну и что?.. В общем, я не возражаю…

Тихомиров подозвал разведчиков и приказал окружить и взять «языка» в плен. Алик повел ребят к тому месту, где заметил мальчишку. Его застали врасплох. Собрав полную пригоршню черники, он высыпал ее в ведро, выпрямился и… увидел ребят.

43
{"b":"154302","o":1}