ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В полузасыпанной землянке, отгороженной от всего мира землей и рухнувшими бревнами, слышалось испуганное порывистое дыхание трех мальчишек. Над ними все еще что-то угрожающе потрескивало, поскрипывало. Шуршал сыпавшийся вниз песок.

— Все целы? — спросил Арвид и сам почувствовал, как дрожит его голос. Он прокашлялся и сказал сердито: — Только без паники! Никому не двигаться!.. Язеп, ты где?

— Почти на том свете.

— Отставить шуточки!

Язеп захныкал в темноте, проговорил, всхлипывая:

— Шутить нельзя — буду плакать.

— А ты, Болат, цел?

— Зачем не цел?.. Сижу, — откуда-то снизу рядом с Арвидом отозвался Болат.

Командир пошарил рукой и нащупал его голову.

— Почему сидишь?

— Приказ такой — не двигаться.

— Правильно, может засыпать совсем.

Язеп снова захныкал притворно:

— Где же твое решение, командир?

— Хватит паясничать! — рассердился Арвид. — Сейчас поищу…

— Запасной выход? — спросил Язеп. — Как в кинотеатре?

Арвид не ответил. Слышно было, как он снял рюкзак и стал продвигаться вдоль стены.

— Катя выручит, — неожиданно сказал Болат.

— Катя занята! — усмехнулся Язеп. — Она совершает марш-бросок через болото и дальше — к автобусу. Бежит и ойкает! Ей некогда. Откопает нас медведь. Недели через две… А может, и раньше… Слышишь?

Где-то сыпалась, шуршала земля.

— Это я копаю, — послышался голос Арвида. — Тут ниша какая-то. Ползи ко мне, Болат!

— Зачем?.. Лучше посижу.

Тогда Арвид позвал Язепа. Несколько минут они выгребали откуда-то песок и землю. Невидимые в темноте камешки катились по полу землянки. Потом тьма поредела.

Когда-то это было окошко, но вертикальные стойки сгнили и бревенчатый накат опустился. Осталась узкая щель — голову не просунешь. Ее-то и расчистили ребята. Сквозь эту щель виднелись мокрые кусты смородины и клочок неба, закрытого темной тучей. Снаружи хлестал дождь, сверкали молнии. Гроза продолжалась.

Убедившись, что расширить щель не удастся, Арвид и Язеп перестали выгребать землю.

— Вентиляция сделана, — произнес Язеп. — Не задохнемся!

— Хоть видно стало, — сказал Арвид, поворачиваясь к Болату, который все еще сидел на полу с вещмешком за плечами. — Вставай! Теперь можно двигаться.

— Нельзя двигаться, — спокойно ответил Болат.

И только сейчас мальчишки увидели, что одна нога Болата повыше лодыжки крепко зажата двумя обвалившимися бревнами.

Арвид вскрикнул и подскочил к нему.

— Что же ты молчал? Ведь больно!

— Зачем вас пугать?.. Встать нельзя! Вытащить нельзя. Терпеть можно… Посижу.

Это спокойствие поразило даже Язепа. С уважением взглянул он на Болата, молча снял с его плеч вещмешок и положил за его спиной, как подушку.

— Ляг, удобнее будет.

Болат лег, а ребята сели возле него и огляделись.

Землянка, к счастью, обвалилась лишь с одного бока. Левая от входа стена уцелела. На ней держались концы бревен, а справа бревна обвалились и упирались концами в пол землянки. Между левой стеной и обрушившимся накатом образовалось что-то похожее на чердачную каморку, в которой вместо прямого потолка — покатая крыша.

Раньше накат был плотный. Бревна без зазоров прилегали друг к другу. А когда произошел обвал, они разошлись. И даже сам Болат не смог бы объяснить, каким образом его нога оказалась зажатой двумя упиравшимися в пол бревнами.

Арвид и Язеп попробовали раздвинуть их, чтобы высвободить ногу, но над головой угрожающе затрещало.

— Не надо! — сказал Болат. — Полежу.

— Сколько? — спросил Язеп.

— Не пропадем! — уверенно ответил Болат. — Человек пропасть не должен!

В землянке стало еще светлей. Туча прошла. Через щель виднелись листья с капельками дождя, заискрившимися на солнце.

Вдруг Болат медленно привстал, упираясь руками в пол, выпучил черные глаза.

— Сдавило? Больно стало? — участливо спросил Арвид. — Потерпи! Мы что-нибудь придумаем!

— Ничуть не больно! Весело! Очень весело! — взволнованно и быстро проговорил Болат, уставившись в одну точку. — Я знал! Я верил!

Арвид и Язеп посмотрели туда же. В углу землянки слева от щели к стене была прибита полка. На ней стоял старый керосиновый фонарь, а рядом приветливо скалила зубы вырезанная из корня голова коня, очень похожая на ту, что резал Болат.

Арвид вскочил на ноги.

— Не трогай! — сказал Болат. — Сам возьму!.. Это мой… брат моего отца…

— Дядя, — подсказал Язеп.

— Дядя! — повторил Болат, с благодарностью взглянув на Язепа. — Дядя резал!..

Над островом и болотом уже светило солнце. Деревья стряхивали последние капли дождя. Ярко зеленели кусты вокруг обвалившейся землянки. Среди них чернел холмик только что выкопанной земли. Но вот над холмиком появилась Катя. Ее нельзя было узнать: брюки — в грязи, одна нога — в размокшей, потерявшей форму туфельке, другая — босая. Стянув плащ, она расстелила его на траве, набросала на него горку земли и оттащила подальше. Так она делала несколько раз, пока от холмика не осталось почти ничего. И снова Катя спрыгнула в ровик и продолжала пригоршнями выбрасывать землю.

— Мальчики! Мальчики! — приговаривала она. — Я здесь! Не бойтесь! Я найду вас!

Пальцы наткнулись на что-то твердое. Это был обломок доски. Катя вытащила его. Раскопки пошли быстрее. Теперь попадались пустоты, куски расщепленных бревен. Катя работала без перерыва, лишь изредка разрешая себе отдышаться. Она не помнила, сколько прошло времени. Неожиданно передняя стенка ровика обвалилась. Обнажились длинные бревна. Они лежали поперек. Чтобы вытащить их, надо было расширить ровик. Девочка ойкнула, опустилась на дно и устало привалилась к бревнам.

— Мальчики! — виновато сказала она. — Я посижу всего одну минутку!

Катя закрыла глаза, потом тряхнула головой и вдруг прижалась ухом к грязным бревнам. Ей почудились далекие подземные голоса.

— Мальчики! Милые!.. Я здесь! Я копаю! — закричала она пронзительно и радостно.

На мгновенье глухие голоса смолкли. Катя забарабанила кулачками по бревнам.

— Не бойтесь! Это не медведь! Это я — Катя!

И снова она услышала голоса, но не поняла ни слова. Ошалев от радости, мальчишки кричали наперебой. Они и сами не знали, какие выкрикивали слова.

С новой силой взялась Катя за работу. Арвид и Язеп попробовали изнутри разбирать завал, но им ничего не удалось сделать. Бревна и доски, засыпанные снаружи землей, прочно закрывали выход из землянки. Только с той, с Катиной, стороны можно было разобрать завал.

Для мальчишек потянулись часы радостного ожидания, а для Кати времени не существовало. Она работала. Она не заметила, как солнце высушило ее одежду, перевалило за полдень и стало склоняться к западу.

Когда Арвид пролез, наконец, через узкий лаз, прокопанный Катей под бревнами, уже вечерело. Он не стал выпрыгивать из ровика. Он всей грудью вдохнул свежий воздух и двумя руками пожал маленькую Катину руку.

— Ой! — вскрикнула девочка, почувствовав боль в припухших, исцарапанных пальцах.

Арвид схватил доску, обломок бревна, опустил их в лаз и крикнул:

— Принимай!

Туда же он засунул камень и еще один кусок доски.

— Катюша! Ты посиди! Отдохни! — ласково попросил он и пополз обратно в землянку.

Одну доску приладили к накату над Болатом, подперли ее бревном. Другую доску Арвид вставил в щель между бревен, которые зажали ногу Болата. Взял камень.

— Уходи! — приказал Арвид Язепу.

— Наблюдатель всегда остается на посту!

— Уйди, говорю!

Язеп уперся руками в доску, прижатую бревном к накату, и уходить не собирался.

Болат пошлепал его по ноге.

— Иди! Зачем оставаться?.. Хороших людей беречь надо!

— Я сейчас не человек, я сейчас — подпорка! — усмехнулся Язеп. — Бей, Арвид!

И Арвид ударил камнем по доске, вставленной между бревен. Послышался скрип, шорох. Посыпалась земля. Еще удар! Еще!..

Болат изо всех сил тянул попавшую в капкан ногу. Язеп уже не только руками, но и плечами, как атлант, поддерживал перекладину. Арвид торопливо бил по доске…

87
{"b":"154302","o":1}