ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Одному из пионеров удалось выпытать у деда, партизанившего в этих краях, интересную историю. Дед припомнил, что в годы оккупации фашисты прокладывали за городом новую железную ветку и подвозили рельсы по узкоколейке. Местный партизанский отряд трижды отправлял под откос составы, груженные рельсами, костылями, накладками.

— Поищите в прудах, — сказал дед и предупредил: — Будьте осторожны — пруды глубокие! Когда делали насыпь, там такие котлованы понарыли — нырнешь и не вынырнешь!..

Внук пропустил мимо ушей предупреждение и побежал с новостью к командиру первой партии разведчиков. Был объявлен срочный сбор, и ребята выступили в поход, полные самых радужных надежд.

В километре от города они увидели шестерых мальчишек из партии Яшки Чернова. Разбившись по двое, они тащили на палках ведра.

Встреча была неожиданной и неприятной. Пионеры подозрительно посмотрели друг на друга.

— Вы откуда? — спросил командир первой партии.

— С Лягушатника! — не очень любезно ответил Филя. — Карасей, вот, и тритонов наловили для нашего зооуголка.

Мальчишки опустили ведра на землю. В них кипела живая уха: в двух ведрах — золотистая, из карасей, а в третьем — темно-зеленая, из тритонов.

Ребята забыли на минуту о главной цели своего похода. Руки сами потянулись в ведра с карасями. До тритонов никто не дотрагивался: движущаяся многоголовая и тысяченогая масса отпугивала.

Командир первой партии поверил, что Филя с ребятами ходил на Лягушатник за карасями и тритонами. Но тут Филя сделал промах.

— А вы куда? — небрежно спросил он и, не дожидаясь ответа, предложил: — Давайте вместе понесем ведра в школу!

Филя не учел, что такая доброта может вызвать подозрение. Кто из ребят добровольно выпустит из своих рук такую добычу и разделит славу с другими!

У командира заныло под ложечкой от страшного предчувствия.

— А где остальные ваши? — задал он вопрос.

Ему никто не ответил. Тогда он кивнул своим разведчикам.

— Пошли! Пусть они с карасями возятся!

Пионеры двинулись по тропинке. Филя переглянулся с товарищами. Оставив ведра, они что есть духу побежали к Лягушатнику — предупредить Яшку об опасности. Но этот маневр не удался: ребята из первой партии не отставали. Так они и вбежали на насыпь: впереди — Черновцы, а чуть позади — остальные.

То, что они увидели отсюда, заставило всех пионеров первой партии остановиться. Там, где раньше плескались продолговатые пруды Лягушатника, зеленели пологие скаты широких ям, на дне которых виднелось что-то непонятное, фантастическое. Из темно-коричневого, влажно поблескивающего ила тянулись вверх какие-то скрюченные металлические ребра в красных ржавых пятнах. Бугрились причудливые арки. Скрещенные брусья лежали на боку, как кресты на заброшенном кладбище. Торчал косяк, похожий на угол огромной рамы.

— Рельсы! — простонал командир первой партии. — Это же наши рельсы! Они нашли их раньше нас!

И, точно подтверждая эти слова, откуда-то снизу выскочил на насыпь грязный и взъерошенный Яшка. За ним показались и другие ребята. Позже всех поднялся на насыпь вожатый.

— Виктор Иванович! — закричал командир первой партии. — Как же это так? Это нечестно! Мы разузнали, торопились — а тут вон что делается!

Вожатый развел руками.

— Почему нечестно? Обидно — это верно. А нечестного ничего не вижу!

— Как же не видите? Ведь все это наше! Нам рассказали, а не им!

Яшка презрительно свистнул.

— А видели, где тритоны зимуют? — вызывающе спросил он. — И вообще вы зачем сюда пришлепали? Если хотите помогать силачам, — пожалуйста, возражать не будем! Сами их завтра позовем! А разведчикам здесь делать нечего! Справимся без вас! Поворачивай назад!

Не будь рядом вожатого, дело закончилось бы потасовкой. Уже сжались кулаки, но Виктор Иванович встал между враждующими сторонами; аккуратно засучив рукава, принял, к полному удивлению ребят, стойку боксера и спросил:

— А мне на чьей стороне драться прикажете? Тяните жребий!

Пионеры засмеялись, и боевой пыл начал угасать.

Вожатый выждал секунду, не торопясь оправил рукава, сказал негромко:

— По-моему, не драться, а радоваться надо: одни нашли настоящий клад, другие чуточку опоздали, но они помогут добыть его из прудов! Чем плохо? Поймите, товарищи разведчики, здесь столько металла, что победа вашему отряду обеспечена! Название моста за вами! Кстати, в партии Чернова уже кое-что придумали… А теперь разойдитесь! Поостыньте… Посоветуйтесь…

Быстро пролетели и весна, и лето, и даже половина осени. На прудах Лягушатника, вновь наполнившихся водой, у берегов появились первые прозрачные льдинки. Временно ожившая насыпь пустовала. Канавы, прорытые ребятами, обвалились и заплыли грязью. Осенние дожди смыли с насыпи глубокие следы тяжелых грузовых машин, увезших искореженные, согнутые рельсы и обломки платформ.

А в городе по реке шла шуга и недовольно шуршала, кружилась в водоворотах у быков нового моста. У высоких железных ферм роились искорки электросварки. Ветер раскачивал недавно навешенные фонари, хлопал транспарантом с белой надписью: «Завершим строительство Пионерского моста к 7 ноября!»

Группа ребят стояла на берегу.

— А помнишь, как мы тут брели по льду весной? — спросил Филя и запросто, как равному, положил руку на плечо Яшки.

Яшка не ответил. Ему почему-то не хотелось вспоминать о том случае. Он сделал вид, что не расслышал, и заговорил о другом:

— Все-таки мост Юных Волшебников звучит лучше, чем просто Пионерский! Напрасно мы тогда, на сборе, согласились!

— Коротко зато! — возразил Филя. — И ясно — каждый поймет! А спорить нам сейчас поздно! Ты лучше скажи: правда, что мы будем разрезать ленточку на мосту в день открытия?

— А как же! Сам Виктор Иванович сказал! А уж он не соврет!..

О вас, ребята - i_054.jpg

Безымянная высота

О вас, ребята - i_055.jpg

— Три-смо да-сю! — прошептал Славка.

— Да-ку? — тоже шепотом отозвался Илья.

— Да-сю! Да-сю! — сердито повторил Славка, указывая куда-то вперед.

Этот непонятный разговор происходил ночью на высоком дереве. Два разведчика из «южного» отряда юнармейцев сидели на толстом суку и вглядывались в освещенные лунным светом перелески, поля и овраги.

Странный язык придумал Славка.

Разведка — дело тонкое. Сам разведчик обязан видеть и слышать все, а его не должны ни видеть, ни слышать. Не должны, но могут. На этот случай и придумал Славка такой язык. Они с Ильей отлично понимали друг друга, а чужой, если и услышит, не поймет, не догадается, хотя все очень просто. Надо разделить слово на две части и первую часть поставить сзади, а вторую перенести вперед. Вот и получится вместо «Смотри сюда» — «трисмо дасю», вместо «Куда» — «даку».

Славка гордился своей выдумкой. Илье тоже понравилась военная хитрость. И они условились во время разведки говорить только так.

— Дишь-ви ку-ре? — спросил Славка.

— Жу-ви! — ответил Илья.

— Мый-са ткий-коро ть-пу!

Найти самый короткий путь к высоте, помеченной на карте цифрой 31,5, — это и было боевым заданием разведчиков.

Вчера к вечеру два лучших в области отряда юнармейцев, совершив трудный марш-бросок, остановились на ночевку в большом колхозе «Русавка». Один отряд расквартировался на северной окраине поселка, растянувшегося километра на три вдоль шоссейной дороги, второй — на южной. Поэтому и отряды назвали «Южным» и «Северным».

К западу от поселка стоял густой лес, за ним протекала извилистая река. На противоположном берегу начиналась пересеченная ручейками, изрытая оврагами луговина. Был там и большой заброшенный карьер. Когда-то оттуда вывозили песок, а теперь дно карьера залило водой, и стал он похож на длинное озеро с крутыми обрывистыми берегами.

Где-то за лесом, за рекой высился курган. Местные жители уважительно называли его Саниной горой.

91
{"b":"154302","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Спасать или спасаться? Как избавитьcя от желания постоянно опекать других и начать думать о себе
Дом на краю ночи
Тараканы
Охотница
Последний ребенок
Духовные законы богатства
Cozy. Искусство всегда и везде чувствовать себя уютно
Граф Соколов – гений сыска
Цусимские хроники. Чужие берега