ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— То-к ший-стар? — воскликнул, наконец, Славка, рассердившись.

Илья приумолк. А когда Славка сказал, что на горе может прятаться наблюдатель, посланный майором Кураевым, Илья сдался. Хороши бы они были, если бы наблюдатель взял их в плен! Отряд будет ждать разведчиков, а они — в плену.

— Жим-бе! — сказал Илья.

И они бросились к реке.

Когда мальчишки переплыли ее и скрылись в кустах, человек вытер испарину со лба, прижал ладонь к глазам, ломившим от напряжения, и сел.

— Проклятое место! — повторил он шепотом.

Он чувствовал смертельную усталость, но знал, что уснуть не удастся. Подсунув под голову рюкзак, человек растянулся на сене.

Он долго смотрел в небо, а в голове его метались беспокойные мысли. Откуда столько мальчишек? Четверо!.. Зачем они полезли ночью в воду? Рыбаки?.. Не похоже!.. На каком дурацком языке и о чем болтали они между собой?

Здравый смысл подсказывал ему, что появление мальчишек никак не связано с ним. Это просто случайность. Но спокойствие не приходило, напряжение не спадало. Все казалось ему враждебным, подозрительным, а уходить с высотки и брести опять куда-то в темень, в глушь не было сил.

За последние двадцать пять лет этот человек уже не раз неожиданно снимался с насиженного места и тайком перебирался в другую область или даже республику. Никто, кроме собственного страха, не гнался за ним. Но он не знал этого. Увидев столбы с телеграфными проводами, он думал, что по ним передают его приметы. Услышав, что на шоссе резко затормозила машина, он еще глубже уходил в лес. И чудилось ему, что из кузова затормозившей машины прыгают люди и, растянувшись в цепочку, начинают прочесывать придорожные кусты. Он прятался от воздушных пожарников, облетавших леса на вертолете. Выстрелы охотников, крики грибников заставляли его заползать в такой бурелом, куда и волк не захочет сунуть нос.

После долгих скитаний устроившись на новом месте, он со страхом присматривался к соседям. Память подсказывала ему лица людей, которые могли его знать. И если на новом месте появлялся кто-нибудь, хоть чуточку похожий на одного из опасных свидетелей, он снова укладывал рюкзак и брел дальше, благо страна большая, тропы бесконечны, а деревень, поселков и городов — не счесть. Но и в этой огромной стране не было для него спокойного пристанища.

Когда-то он предал Родину, и теперь она отторгала его каждой своей пядью…

Уже светало, а он все еще не мог заснуть. Лежал пластом, как мертвец. Простонав, он повернулся на бок, протянул руку и вытащил из рюкзака бутылку водки…

* * *

У майора Кураева были добрые и какие-то улыбчивые глаза. Вокруг — тонкие морщинки. Кожа на лице дубленая, коричневая от загара, а морщинки — светлые. Эти морщинки-лучики и придавали глазам лукавое, улыбчивое выражение.

Когда разведчики разложили на столе карту и начали показывать маршрут, майор только взглянул на пометки и прервал мальчишек:

— Ясно. А все ли в отряде плавают?

— Плыть не придется, — сказал Славка.

— Нужно четыре бревна для переправы, — добавил Илья. — Возьмем с собой топор, на месте срубим.

Лучики вокруг глаз майора огорченно сузились.

— Как Мамай прошел?

— Чего? — не понял Илья.

— Поговорка такая, — ответил майор. — Бывают у нас маневры, военные ученья… Тысячи солдат с танками и орудиями отправляются в поход… Пройдет рота — просеку оставит. Так, что ли?.. Полк пройдет — рощу вырубит. Армия проследует — сзади что останется? Пустыня!.. Как после нашествия Мамая! Так, что ли, вы предлагаете?

— Не так! — смутился Славка. — Мы в колхозе возьмем четыре готовых бревна, а потом принесем их обратно.

— Близко, но неточно! — улыбнулся майор. — Если придется десять раз форсировать речку, двадцать бревен потащите? В отряде всего двадцать три юнармейца. Не поднять столько!

— Хватит двух бревен! — догадался Илья. — Переправимся и понесем их дальше.

— А если отступать? — спросил Славка. — Сзади мостов не будет…

— Это не современная тактика! — пошутил майор. — Мы ведь и наступать не собираемся. Мы крепим нашу оборону — и отступать нам незачем и некуда! Знаете, как настоящие воины всегда говорили?.. Велика Россия, а отступать некуда!

Майор утвердил маршрут разведчиков.

— А чей лучше? — поинтересовался Славка. — Наш или «северных»?

Майор взглянул на часы.

— Сейчас пять тридцать три… Думаю, что к девяти ноль-ноль мы будем иметь ответ на твой вопрос…

В пять сорок колхозная повариха тетя Клава подала разведчикам горячий завтрак. А в шесть ноль-ноль, когда отряду сыграли подъем, Илья и Славка уже спали в сарае рядом со столовой. В их распоряжении был один час. Юнармейцы, пробегая мимо сарая, старались не шуметь. Они знали, что разведчики выполнили задание и отдыхают после бессонной ночи.

Ровно в семь часов, минута в минуту, два отряда выступили в поход. Разведчики «северных» повели юнармейцев по старой заброшенной дороге, по которой когда-то вывозили песок из карьера. Илья и Славка пошли прямиком через лес по азимуту. За ними, вытянувшись в цепочку, двигались юнармейцы из отряда «южных».

У всех — противогазы, деревянные автоматы и такие же ручные гранаты. У одной из девочек — санитарная сумка. Отделение саперов несло на плечах два длинных, но не очень толстых бревна. Их испытали еще в колхозе. Они хоть и прогибались, но выдерживали даже Витьку Рыбакова — тяжелого и неповоротливого, но сильного юнармейца. В школе он занимался в кружке штангистов. Витьке доверили самое ценное — зачехленное знамя отряда. Оно было в надежных руках. Попробуй отними его у Витьки, если он легко выжимает тридцать пять килограммов!

Командир отряда Игорь Муравьев и наблюдатель — незнакомый старший пионервожатый из какой-то школы, обутый в высокие болотные сапоги, шли сзади разведчиков. Когда Илья и Славка останавливались, чтобы сверить карту с местностью, они тоже подходили и смотрели на пометки, сделанные Славкой ночью. Командир Игорь Муравьев целиком полагался на разведчиков и никаких поправок в маршрут не вносил. Наблюдатель вообще не раскрывал рта. Если его спрашивали о чем-нибудь, он вздергивал плечи и закатывал глаза, давая понять, что не скажет ни слова.

Покосившись на его высокие резиновые сапоги, Илья усмехнулся и сказал Славке:

— Ду-во не бит-лю!

Игорь Муравьев не понял, но переспрашивать не стал, подумал, что не расслышал. Вожатый тоже не понял и тоже не переспросил, а минут через пять неожиданно рассмеялся. Разведчики удивленно оглянулись, но наблюдатель уже согнал с губ улыбку и с безразличным видом смотрел куда-то вперед.

Миновали дерево, на котором ночью сидели разведчики. Дальше начинался спуск к речке. Кусты внизу плавали в тумане. И тут разведчики и командир чуть не погубили весь отряд.

Заметив, что никто не обращает внимания на туман, наблюдатель пожалел юнармейцев.

— Зы-га! — тихо произнес он.

— Что? — спросил Игорь Муравьев.

Разведчики остановились, смущенно переглянулись и с уважением посмотрели на вожатого.

— Зы-га! — повторил он.

— Газы! Газы! — подсказал Славка командиру. — Командуй быстрее!

— Газы! — закричал Игорь Муравьев. — Химическая тревога!

К речке, выше берегов залитой туманом, подошли в противогазах. Мост строили тоже в противогазах. Сначала одно бревно поставили торчком на берегу. Толкнули — и оно упало поперек реки, соединив оба берега. Таким же образом перекинули и второе бревно.

Наблюдатель молча подошел к переправе, но не ступил на бревна, а, придерживаясь за них рукой, спустился в речку.

— Глубоко! — предупредил его Илья, оттянув резиновый край маски.

Наблюдатель погрозил ему пальцем, — приоткрывать маску нельзя. Шагнул вперед. Вода стала заливаться за голенища высоких сапог. Но вожатый остановился только на середине речки. Над водой остались лишь голова и плечи. Здесь он и простоял, пока весь отряд не перешел на другой берег. Ребята поняли — он страховал их: вдруг кто-нибудь упадет.

93
{"b":"154302","o":1}