ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Печально, печально, Виоленто… Вы выяснили, где он сейчас?

– Да, мне вчера донесли верные люди, что его физиономия мелькала в Бельканто.

– Что собираетесь предпринять?

– Я собираюсь сегодня же вечером отправиться в столицу и выполнить свое обещание. Это дело чести.

– Чести? – переспросил Малисиозо, при этом у него от удивления округлились глаза и поднялись брови. Он и предположить не мог, что Виоленто и слово «честь» как-то могут уживаться вместе.

– Да. Но это, дорогой капитан, потребует дополнительных расходов, сами понимаете… Столица все-таки есть столица. Там совершенно другой уровень жизни.

– Хорошо, Виоленто! Я за ценой не постою. Наша договоренность остается в силе. Я вам сверх набрасываю еще двадцать процентов от нашей сделки. Вы должны прихлопнуть проклятого мальчишку, как жалкого таракана! И чем скорее, тем лучше.

– Уж об этом, дорогой капитан, не беспокойтесь, Виоленто в своей жизни и не такие дела проворачивал.

– Нисколько не сомневаюсь. Наслышан, наслышан о ваших прошлых подвигах, – отозвался недовольный Малисиозо, стряхивая пепел с сигары.

* * *

После беседы помощник капитана доставил наемного убийцу на шлюпке обратно на многолюдную пристань Карамбы. Когда он вернулся назад, то заметил, что Малисиозо заметно повеселел.

– Чевалачо!

– Да, капитан.

– Садись, плесни себе рома. Давай поговорим об утонувшем бриге с золотом.

– О золоте Хромого Педро? – спросил, недоумевая, Чевалачо.

– Ну, да! О нем самом! Не дает оно мне покоя, хоть тресни! И зачем ты мне только рассказал?

– Не о золоте надо думать, а о душе, – вырвалось вдруг из уст помощника капитана.

– Чего ты вякнул? – подпрыгнул, как ошпаренный, Малисиозо, с удивлением уставившись на побледневшего Чевалачо. – Где таких философских мыслей нахватался?

– Один подвыпивший старикан на берегу в кабачке об этом толковал, – промямлил пират, несколько сконфуженный вопросом.

– Потом о наших с тобой пропащих душах подумаешь, на досуге, а сейчас давай вот что обсудим. Ты и Бабило в каких отношениях с помощником Одноглазого Пуэрко?

– С Ридо?

– Да, да! С Рыжим Ридо!

– Когда трезвые – приветствуем друг друга, когда пьяные – бьем друг другу физиономии. А что?

– Сегодня же бери Бабило за жирную задницу и отправляйтесь на берег. Постарайтесь разыскать Рыжего Ридо и завязать с ним крепкую до гроба дружбу.

– Дружбу? Дружбу с болваном Ридо? Вы что, капитан? Смеетесь? – Чевалачо, отставив от себя рюмку с ромом, удивленно выпучил на капитана глаза. – Он же полный кретин!

– Да, с ним самым, как ты его называешь, с кретином Ридо. Необходимо разведать, есть ли у Одноглазого Пуэрко в рабах на галере «Каналья» ловцы жемчуга. Если таковые есть, то надо как-нибудь через того же Ридо их постараться выкупить или выкрасть.

– Вы их хотите использовать для подъема со дна золота Хромого Педро? – неожиданно осенило помощника капитана.

– Какой ты догадливый, сразу видно, моя школа! Раз нам не повезло с захватом туземцев, будем искать подходящих кандидатов для ныряния здесь, в Карамбе, – заявил капитан, самодовольно ухмыляясь.

– Ловко придумано! – взвизгнул от восторга помощник.

– Только учти, Ридо ничего не должен знать о нашем гениальном плане.

– Как же объясню этому рыжему придурку, для чего мне вдруг понадобились туземцы с Черепашьего Острова? – развел руками озадаченный Чевалачо.

– Начни издалека. Скажи, что, мол, договорился с племенем их обменять на жемчуг, и пообещай ему часть прибыли. Я думаю, Ридо не дурак, чтобы упустить такую возможность набить себе карманы звонкими монетами.

– Хорошо, капитан. Только я боюсь, как бы наш болтливый Бабило не испортил все дело и не ляпнул за выпивкой чего-нибудь лишнего. Вы же знаете, у него язык как помело.

– Об этом не волнуйся. Я с ним сегодня поговорю и строго проинструктирую, как себя вести на конфиденциальных переговорах. Он будет надежно держать язык за зубами. Заодно узнайте, есть ли туземцы-рабы на других пиратских кораблях. Нам бы для полного счастья набрать команду ныряльщиков человек в двадцать-тридцать. И тогда плакало золотишко Хромого Педро горькими слезами. Ха! Ха! Ха!

Глава тридцать первая

Тайная калитка

Через неделю Торбеллино, забежав в один из трактиров перекусить, неожиданно на пороге нос к носу столкнулся с… С кем вы думаете? Он столкнулся со своим старым знакомым – Пройдохой Рискидо.

Знаменитый «медвежатник» был как всегда «под мухой» и страшно обрадовался встрече с юношей, с которым сидел в крепости Мейз в соседних камерах.

– Дружище, значит, тебе все-таки удалось удрать! Ты – молодчина! Я безумно рад тебя видеть! Не откажи в любезности отобедать со старым другом!

Оказывается, в трактире «Обитель счастья» у знаменитого вора был персональный столик, за который и был им препровожден дорогой гость.

Рискидо недавно выпустили на свободу. Он, находясь долгое время в одиночной камере, здорово отвык от городской суеты, от людского общества, и ему не терпелось выплеснуть на собеседника целый ушат впечатлений о первых днях на свободе. Так что, нашему герою он не давал и рта раскрыть, за что последний был ему премного благодарен, уплетая вкусное угощение.

После кувшина выпитого вина Рискидо ударился в далекие воспоминания, начал рассказывать про свои прошлые громкие дела. Юноша, слушая увлеченного рассказчика, неожиданно вдруг вспомнил про свою мысль, возникшую после удачного бегства от погони. Он вспомнил, что грозился устроить охоту на диктатора. А что если Пройдоху Рискидо подключить к осуществлению своей идеи? Ведь с его помощью можно открыть любой замок, любую дверь… Значит, можно запросто проникнуть и во дворец Трайдора!

– Ты, я вижу, меня совершенно не слушаешь, – обиделся вдруг профессиональный вор, уставившись помутневшим взором на юношу.

– Да нет, господин Рискидо, слушаю, внимательно слушаю… Продолжайте, очень интересно. Просто представил себе, как вы ловко вскрываете сложные замки.

– Сынок, запомни раз и навсегда, для меня не существует сложных замков!

– Совсем-совсем? Вы, наверное, шутите?

– Не шучу, дружище! Совсем-совсем! Я их щелкаю, как тыквенные семечки! – похвастался пьяный Пройдоха-Рискидо.

– А что если я вас попрошу открыть одну интересную дверцу, не откажете?

– Дорогой мой, запомни, Рискидо никогда ни в чем не отказывает своим лучшим друзьям!

Спустя час они расстались, договорившись вновь встретиться через пару дней здесь же, на этом самом месте.

Двое суток у Торбеллино ушло на тщательную подготовку операции и разработку плана по похищению диктатора. В свою задумку он никого не посвящал, кроме двух повстанцев из северного отряда, Северо и Тимидо, которые на несколько дней прибыли по делам в Бельканто. Услышав заманчивое предложение, оба загорелись идеей. Ферри он не обмолвился ни словом, так как знал, что тот будет категорически против этой безумной авантюры.

«Пусть будет ему сюрпризом, когда они приволокут Трайдора в мешке из-под сахара, как какого-нибудь поросенка, – подумал юноша, окунаясь в радужные мечты.

* * *

Дворцовый парк представлял собой огромную территорию, огороженную со всех сторон высокими кирпичными стенами с острыми наконечниками наверху. В парк можно было попасть несколькими путями: либо из самого дворца, либо через дворцовые ворота, которые охранялись усиленной стражей, либо через потайную калитку, выходящую на тихую глухую улочку Весенних Грез. Эта калитка открывалась крайне редко, только в исключительных случаях, когда необходимо было провернуть какие-нибудь темные делишки, на которые способны были такие люди, как диктатор Трайдор и его окружение. Через калитку ночью тайком выносили тела замученных в дворцовой темнице патриотов и сбрасывали их в мутные воды реки Браво. Частенько через калитку из дворца в город и во дворец шмыгали тайные агенты охранки, которые докладывали Трайдору и своему шефу Рабиозо о последних событиях либо отправлялись выполнять секретные поручения.

41
{"b":"154304","o":1}