ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Ба! Кого я вижу! Виоленто! – обрадовано заорал на весь порт телохранитель капитана Малисиозо. – Какими судьбами? Ты чего здесь делаешь? Тоже за Торбеллино охотишься?

– Почему тоже?

– Так нас пару дней назад капитан Малисиозо послал его разыскать в Силенто и свернуть ему шею!

– А с чего он взял, что Торбеллино в Силенто? Он погиб пару недель тому назад!

– Кто погиб? Торбеллино погиб? Беспалый, ты в своем уме? – Бабило покрутил пальцем у виска. – Парень живее нас с тобой, я его неделю назад в Силенто видел собственными глазами, как тебя сейчас. И не только я! Если не веришь, вон Фанфарони может подтвердить, он тоже его видел. Когда Малисиозо узнал об этом, срочно отправил нас обратно сюда, чтобы мы этого малого отловили и приволокли к нему на фрегат!

Виоленто недоверчиво уставился на Бабило. Что же это получается? Выходит, Торбеллино жив?

– Эй, Фанфарони, поди сюда! – окликнул приятеля телохранитель капитана.

Подошел Фанфарони, низенький плотненький пират в синей треуголке, увешанный, словно новогодняя елка, оружием.

– Поведай Виоленто, когда и где ты последний раз видел пацана Торбеллино?

– На прошлой неделе, здесь, в Силенто! Ночью на площади у фонтана, во время представления ноктафратов.

– Ты уверен? – Беспалый резко рванулся вперед, бесцеремонно сгреб пятерней рубаху на груди пирата и приблизил к его лицу свою свирепую физиономию. – Может, тебе померещилось в темноте?

– Чего пристал?! – огрызнулся оскорбленный пират, с трудом отталкивая бандита. – Бабило тоже его видел!

– Значит, он живой! Выходит, ему удалось в бурю остаться в живых и каким-то образом выбраться из бочки, – пробормотал сквозь зубы Беспалый, которого трясло от бессильной злобы.

– Думаю, что мы с Фанфарони не привидение видели, – хмыкнул Бабило. – Приходи сегодня вечером, как стемнеет, на площадь, мы будем там его караулить.

– А почему вечером?

– Так до вечера ни одной живой души в городе на улицах не встретишь. Все ноктафраты днем-то спят, так что ночью ждем тебя у фонтана на центральной площади.

– Хорошо. Я подумаю, – буркнул под нос наемный убийца, окинув группу пиратов своим леденящим душу взглядом.

Прекрасное настроение, с которым Виоленто приехал в Силенто, в один миг улетучилось. Расстроенный неожиданным воскрешением юноши бандит поднял саквояж и направился в ближайшую городскую гостиницу, обдумывать сложившуюся ситуацию.

«И черт меня дернул тащить проклятого мальчишку в Карамбу, – размышлял бандит, развалясь на диване в номере. – Я его мог пришлепнуть, как надоедливую муху, прямо на месте еще в Бельканто».

Он проснулся поздним вечером от оглушительного рева: мимо гостиницы на огромной скорости пронеслось около десятка мотоциклистов. За окнами стемнело – пора было выдвигаться к площади, где у фонтана его должен был поджидать Бабило со своими людьми.

Через полчаса оглохший от ревущих мотоциклов Виоленто добрался до Фонтанной площади, по пути его обогнала группа молодых веселых гонщиков в разноцветных шлемах. Все ноктафраты были в черных очках.

– Чертовы кроты! – зло выругался угрюмый Виоленто, прибавляя шаг. Одно его смущало, что он лишился своей жилетки с набором метательных ножей. На этот раз он решил не церемониться с Торбеллино и сразу прибить его. Ему уже осточертели истории со счастливым бегством последнего. Оружия при нем на этот раз не было, но в кармане лежал шнурок, которым он при удобном случае придушит неуловимого мальчишку. Подойдя к Фонтанной площади, забитой мотоциклами с седоками, он стал отчаянно протискиваться к центру, стреляя по сторонам зоркими глазами. Безрезультатно потолкавшись около часа, он неожиданно наткнулся на Бабило с подшефными. Пираты, как всегда, были навеселе. Они тоже высматривали беглеца. Но Торбеллино так и не появился. Разочарованный, злой и оглохший Беспалый вернулся обратно в гостиницу. Уснуть ему так и не удалось из-за шума на улице.

* * *

После встречи с пиратами и очередной неудачи рассчитаться с Торбеллино, бандит пребывал в угнетенном состоянии. Провалявшись в гостинице несколько дней на диване, он совершил поездку в Веер-Блу, где приобрел у одного из мастеров-оружейников новенький комплект метательных ножей. Теперь он был готов разделаться с проклятым мальчишкой. Утром, спеша на дилижанс, он вновь столкнулся с группой пиратов, которые продолжали со скучающим видом слоняться по сонному городу ноктафратов в поисках молодого фрида. Возвращаться на фрегат «Пари» Бабило и его приятели, где их ожидала жестокая взбучка от своенравного капитана Малисиозо, совсем не горели желанием.

– Салют, дружище! – весело окликнул Беспалого телохранитель Малисиозо.

– Привет, – промычал в ответ хмурый бандит, из-под сдвинутых мохнатых бровей окидывая недружелюбным взгядом своих земляков.

– Ты, похоже, куда-то намылился, Виоленто? – поинтересовался Бабило, поигрывая черными блестящими четками.

– Прокачусь в Бельканто и обратно.

– Чего там забыл? Надеешься нашего беглого пацана там разыскать?

– Я дал слово Малисиозо, – прорычал наемный убийца, угрожающе поводя плечом. – И сдержу его, во что бы то ни стало.

– Сочувствую тебе, приятель. Вляпался ты крепко. Не позавидуешь. Ну, что ж, удачи тебе!

– Вам тоже не хворать! – буркнул Виоленто. – Вдруг вам повезет, и мальчишка объявится здесь.

– Навряд ли, на днях интересовались у группы мотоциклистов на площади, один из них поведал, что Торбеллино неделю тому назад в столицу уехал с каким-то ноктафратом. Будем уповать на счастливый случай, вдруг передумает и вернется, – сказал Бабило, почесывая выпирающий живот через дырку в тельняшке. – Хотя, если честно, надежды мало. Сам посуди, чего ему тут делать, чего он тут забыл?

– Тогда возвращайтесь в Карамбу, чего жариться под южным солнцем и впустую слоняться по Силенто.

– Возвращаться на корабль боязно, можно запросто лишиться драгоценного здоровья. Никому не хочется схлопотать пеньковый галстук и болтаться на рее фрегата на солнцепеке, у всей гавани на виду. У Малисиозо, сам знаешь, какие порядки.

* * *

Полдня дилижанс, на котором ехал Виоленто, мелодично поскрипывая, пылил по извилистому тракту, что вытянулся вдоль своенравной реки Браво. Пассажиры мирно подремывали, не подозревая, что вон там, за тем крутым поворотом, что укрылся от любопытных глаз за пышной пальмовой рощей, их ждет пренеприятнейший сюрприз, что свалившийся на голову сюрприз в один миг опустошит их глубокие карманы и тугие кошельки от серебра и золота, а чемоданы и тюки значительно облегчит от ценного барахла.

Когда дилижанс свернул за поворот, раздался громкий резкий свист, и перед ним словно из-под земли возникла группа вооруженных людей довольно свирепого вида в шляпах с перьями. Четверка лошадей встала, как вкопанная, возбужденно мотая гривой. Дилижанс в один миг окружила шайка разбойников. Предводителем был круглый низенький мужчина с огромной черной бородой и румяными, как яблоки, щеками.

Ба! Да это же наш старый знакомый – атаман Малбено! Помните, тот самый, который освободил Торбелллино от свирепых карликов в Фараоновой Долине, а потом захватил бедного юношу у форта Нэниес. А рядом с ним крутились уже знакомые нам – Паоло и Фернандо. Приятели-разбойники, после того, как их атаман Бласфемо завязал со своим преступным прошлым, перешли под покровительство Малбено, атамана соперничающей шайки. И нисколько не пожалели об этом шаге. Бородач, в отличие от Одноглазого Бласфемо, был предсказуем в поступках, более демократичен и позволял некоторые вольности и шалости своим подшефным.

Фернандо и Паоло, рывком распахнув дверцы кареты, в черных масках бесцеремонно вломились внутрь и стали методично потрошить бедных, перепуганных на смерть, пассажиров от добра, при этом размахивая и угрожая оружием.

– Господа!! Если дорога жизнь – деньги и драгоценности на бочку!! Живо!! – проревел, свирепо вращая глазами, Паоло.

58
{"b":"154304","o":1}