ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Когда он спустился в тесный подвал, где была расположена подпольная типография, там уже трудился его старший товарищ и руководитель «пятерки», неутомимый Ферри. Он, оказывается, вчера не уходил домой и заночевал здесь, а утром на свежую голову дописал воззвание и успел отпечатать часть листовок.

Торбеллино даже обиделся на него, ведь он тоже мог остаться вчера здесь и сделать что-нибудь полезное для организации, тем более спешить ему некуда, никто его дома не ждет, кроме одинокого сверчка, что поет грустную песенку где-то за массивным старым шкафом. Вот если бы Джой была в Бельканто, тогда бы он непременно рвался домой.

Наверху над тайником, в котором была оборудована типография, послышались голоса и чьи-то шаги. Это пришли к открытию цветочного магазина женщины-цветочницы с корзинами свежих цветов. Помощница Ферри покупала у них товар и перекладывала в ведра с водой. После их ухода начнется самая ответственная работа: распределение и аккуратная укладка подпольной литературы в корзины, потом маскировка сверху пышными яркими букетами из цветов. В этот раз они довольно быстро управились со всеми цветочными делами. Взвалив одну из приготовленных корзин на плечо, Торбеллино помахал на прощание друзьям рукой и, насвистывая песенку, направился в сторону городского рынка.

– Удачи! – улыбнулась Жанна.

– Будь осторожен, – пожелал Ферри.

* * *

В столице ищейки Трайдора, чтобы выловить революционеров, частенько устраивали облавы, окружали с помощью солдат целые кварталы, рынки, дома в поисках повстанцев и сочувствующих им. И надо было такому случиться: в одну из таких облав и угодил наш Торбеллино на Центральном рынке, где договорился встретиться со связным из города Брио, чтобы передать тому отпечатанную в типографии пачку листовок и воззваний. Они, как всегда, были спрятаны на дне цветочной корзины, которую он нес на плече. Вдруг, ни с того ни с сего, рыночный люд на площади заволновался, зашумел, забурлил.

Оказывается, городские улицы, которые вели к рынку, в один миг были перекрыты конной полицией и солдатами. Жандармы вместе с агентами досматривали вещи горожан, которые, почувствовав недоброе, спешили, как можно скорее покинуть рынок. В толпе то здесь, то там шмыгали сыщики, высматривая «добычу».

Торбеллино, находясь в гуще пестрой толпы, опустил корзину на землю и, протиснувшись поближе к торговцам, юркнул в торговые ряды с одеждой, где спрятался среди груды висевших рубашек, курток и женских нарядов.

«Надо же было попасть в такой переплет, – встревожено подумал наш герой, осторожно выглядывая из укрытия. – Что делать, что же предпринять? И, как назло, ничего не лезет в голову. Отсидеться в укромном местечке не удастся: полицейские мимо не пройдут, обязательно заглянут сюда и перетрясут все барахло. А заглянув, сразу обнаружат его. И не видать ему больше ни Джой, ни Старого Галса, ни друзей. Каторга уж точно ему обеспечена».

Больше всего он боялся чихнуть. Хоть одежда вокруг и новая, но пыли было здесь предостаточно. Но что это? Неожиданно через образовавшуюся меж платьев узкую щель он увидел группу приближавшихся к торговым рядам охотников-рэдперосов с ястребиными перьями на голове и в боевой окраске… Среди них он сразу узнал старых знакомых: мальчишку Айви (Ловкую Пантеру) и Отважного Барса, которые выручили его и помогли бежать из форта Теруро.

Торбеллино, недолго думая, приложил к губам ладонь и тихо зашипел по-змеиному, как его когда-то научил подросток.

Айви, услышав знакомые звуки, сразу же насторожился и с недоумением уставился на висевшую перед ним на плечиках одежду. Так бездарно шипеть по-змеиному мог только один человек на белом свете, его бледнолицый друг и ученик Торбеллино. Вдруг меж женскими платьями мелькнула знакомая физиономия. Наш герой поманил пальцем Ловкую Пантеру. Айви что-то шепнул своим собратьям и мигом исчез среди пестрых одежд. Через мгновение там же исчез и молодой рэдперос Отважный Барс.

Через пару минут из рядов с одеждой вышла группа рэдперосов, которая была на одного человека больше, чем та, что некоторое время тут до этого крутилась. Охотники, один из которых был обнажен до пояса, а другой – в оленьей куртке и с ожерельем из медвежьих когтей, беспрепятственно покинули окруженную полицией рыночную площадь, не вызвав ни у кого никаких подозрений. Через квартал от рынка, у Солнечного Сквера, их ждали оседланные кони и скучающий рэдперос Черная Росомаха, которого оставили присматривать за лошадьми.

– Ну, спасибо, братцы! Выручили! – обнимая и хлопая по плечам своих друзей, воскликнул радостный Торбеллино. – Я уж думал, все: моя песенка спета! Я погиб!

– Ты ( наш брат, и мы никогда не бросим тебя в беде, – спокойно отозвался Отважный Барс, принимая от юноши обратно свою куртку.

– Ты только кликни, когда будет грозить опасность, – добавил, широко улыбаясь, Ловкая Пантера. – И мы тут же примчимся на помощь, оглянуться не успеешь.

– Хорошо, так и сделаю в следующий раз, мои дорогие!

Торбеллино тепло распрощался со своими неожиданными спасителями, буквально свалившимися в минуту опасности с неба.

Охотники, приторочив к седлам покупки для своих жен и детей, лихо вскочили на лошадей и поскакали галопом к Восточным городским воротам.

* * *

До встречи со связным из повстанческого отряда оставался еще целый час, Торбеллино, тщательно смыв в сквере у фонтанчика с лица губную помаду, которой его уж очень постарался разрисовать Ловкая Пантера, прошел к городской набережной. Там он некоторое время глазел на реку, на праздно гуляющий народ, на облепивших перила моста мальчишек, увлеченно удивших рыбу, потом направился на встречу со связным.

В назначенный час он был уже в условленном месте, на Улице Оружейников, в кабачке «У Веселого Джастина». Войдя в полупустой зал, он сразу обратил внимание на сидевшего в дальнем углу под окном мужчину в потертой фетровой шляпе, читавшего утреннюю газету. Посетителей было не так много, в отличие от вечерних часов. Неутомимый, раскрасневшийся Джастин в белом высоком колпаке, как всегда, крутился у раскаленной жаровни, а его шустрые ребята бегали по залу, обслуживая посетителей.

– Не помешаю? – обратился к мужчине Торбеллино, подойдя к столику.

– Нет. Присаживайтесь, молодой человек, – ответил посетитель, отложив газету в сторону и мельком взглянув на юношу.

Торбеллино понравилось открытое мужественное лицо сидящего напротив незнакомца с темно-зелеными смеющимися глазами.

Незнакомец со скучающим, беззаботным видом, молча потягивал пиво.

– Я помню времена, когда Веселый Джастин был не шире меня, – брякнул пароль Торбеллино, внимательно наблюдая за реакцией своего соседа.

– Я тоже помню те прекрасные добрые времена, – услышал он в ответ отзыв на пароль.

– Уф! – с облегчением вырвалось у Торбеллино. – Смешно…

– Согласен. Смешно такое слышать, – отозвался мужчина, улыбнувшись.

– И какой только идиот умудрился выдумать такое?

– И не говори, – согласился, усмехнувшись, сосед. В его глазах заиграли веселые огоньки.

Вот так наш герой познакомился с Фалсо, связным южного отряда повстанцев, которым командовал Крис. Уверенный открытый взгляд и веселый нрав Фалсо сразу расположили к нему молодого собеседника. На вид Фалсо было лет тридцать, не больше. Он был среднего роста, с крепкими, натренированными, как у борца, руками. Походка легкая пружинистая, как у леопарда. Он передал Торбеллино для подпольного комитета секретные сведения от своего командира. Потом они встречались еще несколько раз, и в Бельканто, и на горной базе повстанцев в замке Ариозо. И их знакомство быстро переросло в крепкую дружбу. Юноша очень гордился дружбой с мужественным патриотом, которому приходилось часто рисковать жизнью, чтобы налаживать связь с другими повстанцами.

* * *

Давайте, друзья, вернемся в кабачок, где мы оставили наших героев.

– Пора! – сказал Фалсо, вставая из-за стола. – Хорошее у Джастина пиво, давно такого не пробовал. Меня не провожай, нам не нужны лишние глаза и уши. В нашем деле главное ( осторожность.

33
{"b":"154305","o":1}