ЛитМир - Электронная Библиотека

Оставалось ждать.

Посол медленно поднял глаза. Уперся пронзительным взглядом в князя и тяжело произнес:

— Помнит ли князь Гремящих людей о договоре с народом Большой рыбы?

— Да, — скрыв облегчение, ответил князь. Разговор все-таки начался. Все остальное — вопрос дипломатии. В своих способностях вести переговоры князь не сомневался.

— Деревни на правом берегу Белой реки — твои. На левом — принадлежат моему народу.

— Да, это так.

— Тогда как ты объяснишь, князь, что твои люди собирают оброк с деревень на левом берегу?

Князь сразу успокоился и доброжелательно ответил:

— Ты ошибаешься, уважаемый. Этого не может быть.

Посол побагровел и громко спросил:

— Ты хочешь сказать, что я лгу?

— Нет, уважаемый. Тебе доставили неверные вести.

— Теперь ты обвиняешь во лжи весь мой народ! — повысил голос посол. В тронном зале загудело эхо. — Я заставлю тебя пожалеть об этих словах!

Князь понял, что беседа пошла не под тем углом.

— Уважаемый, я вовсе не хотел никого оскорбить. Но я уверен, что мои люди не имеют никакого отношения к этому, э-э-э… — он хотел сказать «инциденту», но решил подобрать более понятное слово. — К этому событию.

— А теперь ты извиваешься, как червь!

— Ты, кажется, оскорбляешь меня, посол?

— Да.

Теперь отступать было некуда. Если князь стерпит оскорбление, никто больше не будет уважать Гремящих людей. И князь сказал:

— Оскорбление придется смывать кровью.

Посол, кажется, обрадовался:

— Ты бросаешь мне вызов?

— Да, — обреченно подтвердил князь.

Драться не хотелось, но, кажется, поединка не избежать. Ничего, есть ведь, в конце концов, силовая броня…

— Твой вызов принят, — кивнул посол. — Ты сам хотел войны.

— Что?! — потерял выдержку князь. — Какой войны?

Посол не ответил. Его свита слаженно, словно по сигналу, встала и сомкнула ряды. На какую-то секунду князю стало страшно. Он вдруг решил, что они бросятся на него прямо сейчас. Но ничего не случилось. Бывшие союзники, а теперь — враги, просто вышли из тронного зала. Посол шел последним. Он снова мрачно смотрел в пол.

Едва последний посетитель скрылся за дверью, князь простонал:

— Какая война? Он с ума сошел?

Советник присел на угол низкого столика для фруктов.

— Нет, — задумчиво отозвался он. — Все верно. Ты действительно сам объявил войну народу Большой рыбы.

— Но почему?!

— Чему тебя в академии учили? Спал, наверное, на лекциях…

Князь молча сопел, и советник, выдержав паузу, спросил:

— Как на местном языке звучит слово «посол»?

— Ну, «голос князя».

— Вот именно. Он не человек сейчас, понимаешь? Он как бы олицетворяет своего князя и весь народ.

Князь схватился за голову:

— Только войны мне не хватало! Что скажет База!

— Ничего хорошего он не скажет, это я тебе гарантирую. Садись и пиши рапорт.

— Подожди. Может быть, можно что-то сделать?

— Что? Ты уже все сделал, не переиграешь…

Они одновременно посмотрели на медальон, который по-прежнему висел на спинке трона.

— Не вздумай, — быстро сказал советник.

Князь по-мальчишечьи закусил губу и взял в руки изделие астролога.

— Хуже не будет.

И решительно провернул наружное кольцо.

— Стой! — рявкнул советник, но князь быстро закрутил тоненькое колечко.

И снова увидел тяжелый, пронзающий насквозь взгляд посла.

Нужно было собраться с мыслями, но это оказалось почему-то сложно. Кружилась голова, а на плечи словно положили бревно. Сейчас князь был благодарен послу за эту паузу. Но вечной она быть не могла. И посол сказал:

— Помнит ли князь Гремящих людей о договоре с народом Большой рыбы?

— Да.

— Деревни на правом берегу Белой реки — твои. На левом — принадлежат моему народу.

— Да, это так.

— Тогда как ты объяснишь, князь, что твои люди собирают оброк с деревень на левом берегу?

Нужно было что-то ответить, но мыслей не было. И князь сказал первое, что пришло в голову:

— Ты пришел сюда с обвинениями, посол. Какие у тебя доказательства?

— Слово.

— Этого мало.

— Ты сомневаешься в моем слове? — повысил голос посол.

Разговор опять несло не туда. Князь попытался перехватить инициативу:

— Твое слово против моего.

— Верно, — неожиданно согласился посол и махнул рукой.

За ним возникло движение, и в руках у посла оказался какой-то сверток. Посол встряхнул его. Князь увидел темно-синюю головную повязку, испачканную кровью.

— Это знак твоих воинов, князь?

— Да….

— Мы нашли его на берегу. Там, где жители отказались платить оброк твоим людям.

— Этот знак могли поделать.

— Кто и зачем?

Князь лихорадочно думал. Как объяснить дикарю, что такое провокация? Да еще объяснить коротко, в рамках официальной встречи…

— Нас хотят поссорить. Кому-то не нравится наш союз, посол.

— Кому?

— Не знаю. Но буду знать. Немного времени, и…

— У меня нет этого времени, — перебил посол. — Кровь требует отмщения. Или ты называешь виновных, или отвечаешь сам.

— Возможно, кочевые племена…

— Ты не знаешь ответа, — снова перебил посол. Он отвернулся и тяжело, словно камни, ронял слова. — Ты выкручиваешься, как скользкий травяной червяк.

Князь мысленно застонал. Да что ж такое, как ни крути, а пришли опять к тому же! Вставать в позу нет смысла. Нужно попробовать что-то другое.

— Я прощаю тебе оскорбление, посол.

— Я разве оскорблял тебя, князь? Я только сказал о том, что вижу.

Князь решил идти напролом:

— Зачем ты ищешь ссоры?

— Я не услышал слов, достойных мужчины и князя.

— Ты снова оскорбляешь меня, посол.

— Ты вызываешь меня на поединок?

Потеряв выдержку, князь рявкнул:

— Подло требовать поединка, прикрываясь именем князя! Мне не нужна война с твоим народом, но тебя лично я бы с радостью насадил бы на копье!

Лицо посла просветлело. Он медленно, но с явным облегчением произнес:

— Мы встретимся на поле брани, князь. Я буду в первых рядах. Ты заплатишь за свои слова.

Князь устало откинулся на спинку кресла.

Посольство покинуло дворец.

Советник присел на угол столика для фруктов и задумчиво сказал:

— Похоже, он с самого начала имел установку поругаться. Почему-то ему очень хочется войны.

Князь сдавил голову ладонями. В ней гудело, как в колоколе.

Советник встревожено спросил:

— Что с тобой?

— Ничего… Ты думаешь, ничего нельзя было сделать?

— Ну, если только напрямую спросить, — хмыкнул советник. — Да что теперь говорить!

Князь пробормотал:

— Так, хорошо… Сейчас…

И взял в руки амулет.

— Не вздумай!

Непослушными пальцами князь несколько раз провернул маленькое кольцо.

Головная боль обрушилась на него, как горная лавина. Стены качались, а гулкий голос посла отдавался во всем теле.

— Я не услышал слов, достойных мужчины и князя.

Князь с трудом выговорил:

— Ты снова оскорбляешь меня, посол.

— Ты вызываешь меня на поединок?

Князя мутило, в глазах двоилось. Собрав волю в кулак, он пошел напролом:

— Зачем тебе война, посол? Опомнись. Еще не поздно остановиться.

Лицо посла дрогнуло. Он молча посмотрел на князя, словно хотел что-то сказать и не мог. В конце концов, он произнес:

— Кровь пролита, князь. Мы больше не союзники. Готовься к войне.

Князь вцепился в подлокотники кресла и с трудом дождался, пока посольство уйдет. Когда зал опустел, князь застонал сквозь зубы. Теперь он понял слова астролога: «И сил надо для этого много». Князю никогда в жизни не было так плохо.

— Что с тобой? — советник встревожено схватил его за руку и перевернул ладонь тыльной стороной вверх. На запястье князя проступила черная полоса.

— Что это? Откуда у тебя такой энергодефицит? Я вызываю Базу!

— Не надо, Миша, — простонал князь. — Сейчас все пройдет.

Ему действительно было уже лучше. Сильный молодой организм стремительно восстанавливался. Черная полоса стала синей, потом — красной, затем розовой, похожей на свежий ожог. Это значило — отдых и повышенное питание, и к утру, князь снова будет здоров и полон сил.

2
{"b":"154307","o":1}