ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ого! — оценила Лиза.

Блондин улыбнулся еще шире.

— Слово разведчика, дамы, бояться вам нечего. Не буду больше вас уговаривать. В конце концов, это в ваших интересах…

Он повернулся и быстро зашагал к выходу.

Женщины переглянулись.

— И галстук у него от Кардена, — задумчиво сказала Лиза. — Вы думаете, он в самом деле фээсбэшник? А вдруг корочки липовые?

— Да какая разница, — вздохнула Ульяна. — Знаете, Лиза, я, пожалуй, пойду за ним. Он прав, нам нужны его объяснения. А вы и в самом деле поезжайте домой. Мы с вами потом созвонимся.

— Да прямо! — возмутилась Лиза. — Я вас одну не оставлю. Пойдемте скорей. А то упустим его из виду.

Майор Шелест широким шагом шел по аллее. Женщины догнали его уже у пруда, покрытого темной рябью. Он так и не оглянулся, уверенный, что они следуют за ним.

За воротами Шелест сел за руль черного "вольво", оставив открытой заднюю дверь. Он демонстративно вел себя как хозяин положения. Ульяну это покоробило, но… Назвался груздем — полезай в кузов? Она и полезла — неуклюже, так как не имела привычки садиться в машину. За ней изящно юркнула Лиза. Дверь закрылась, тихо щелкнул замок.

На радиоволне ожесточенно спорили двое участников какой-то политической передачи. Ведущий тщетно пытался вклиниться между ними:

— Господа, а вот вопрос с пейджера: каким будет лицо России после саммита "большой восьмерки"?

— Помятым! — тут же отозвался один из участников.

Шелест выключил радио и развернулся к притихшим пассажиркам.

— Итак, седьмого апреля, в пятницу, в районе нуля часов вы ехали в метро по второй линии. Сколько человек осталось в вагоне на станции "Сенная площадь"?

— Да что за допрос? — возмутилась Лиза. — Это вы обещали нам что-то объяснить, а не мы. Вот и объясняйте.

Шелест ленивым аристократичным жестом потер подбородок.

— Хотите, чтобы я начал с объяснения? Да ради бога, барышни. У вас синдром Бриловича.

— Что это значит?!

— Это значит — у вас очень, очень, очень большие проблемы. Просто огромные. Но решаемые — разумеется, при условии сотрудничества. Итак. Сколько человек, кроме вас, осталось в вагоне на станции "Сенная площадь"?

— Трое, — нехотя ответила Лиза. Фээсбэшник молчал — видно, ждал продолжения. Девушка вздохнула. — Эх, знать бы еще, к чему вы спрашиваете… Ладно. Один — пацаненок, я его не разглядела. Один — пожилой такой дядька…

— Малаганов Аркадий Евгеньевич, который назначил вам встречу, — кивнул Шелест. — И…

— Да что я рассказываю, раз вы и так все знаете! — снова возмутилась Лиза, но продолжила: — И молодой человек, симпатичный такой… На меня все время пялился.

— Его можно понять, — галантно вставил фээсбэшник.

Лиза тихо хмыкнула. А Ульяна вздрогнула, вспомнив оскорбительно равнодушный взгляд парня напротив.

— Итак, кроме вас и Малаганова — еще двое, — уточнил Шелест. — И оба вам незнакомы?

— Да абсолютно!

— Тем хуже для них. Вот что, барышни. Сейчас я поделюсь с вами секретной информацией…

— Может, не надо?.. — буркнула Лиза.

— Надо, Федя, надо, — совершенно серьезно ответил Шелест. — Дело, собственно, в том…

В объяснениях майора Шелеста сам черт сломил бы ногу. Речь шла о каком-то вирусе, вызывающем редкое психическое заболевание — синдром Бриловича. Заболевание это проявляется только в одном — человека преследуют сложные галлюцинации о некой второй жизни, которую он якобы ведет.

— Бред, — недоверчиво нахмурилась Лиза. — Никогда не слышала ничего подобного.

— И не услышали бы, — кивнул Шелест, — если бы не заболели. Все исследования, связанные с синдромом Бриловича, строго засекречены. Согласитесь, пустить в массы идею о том, что психические болезни заразны, чревато как минимум беспорядками в обществе. Кстати, я надеюсь и на вашу гражданскую сознательность. Вы никому не говорили из здоровых людей?

— Нет, — замотала головой Лиза.

Ульяна промолчала. Она пыталась понять: какую долю правды сейчас ей сообщили? И почему все-таки не пришел Малаганов?

— А почему Аркадий Евгеньевич послал вас вместо себя? — напряженным голосом спросила она.

— Дело в том… — лицо фээсбэшника стало смущенным, — что ему было неловко. Аркадий Евгеньевич сам того не желая стал причиной вашей беды. Вы подцепили вирус именно от него. Но он, конечно, не знал, что болен, иначе бы не поехал на метро, а принял меры. Аркадий Евгеньевич уже давно занимается этой проблемой в лабораторных условиях. Видимо, он был недостаточно осторожен. Он почувствовал себя нехорошо уже в дороге и пытался вас предупредить, по возможности не нарушая секретности. Это просто удача, что вас было в вагоне всего четверо! Представляете…

— Принял меры, вы сказали? — перебила его Ульяна. — И какие же меры вы собираетесь принять против нас?

— Почему против вас? — обиделся Шелест. — Против болезни. Сейчас сформирована группа больных синдромом Бриловича — человек восемьдесят. Специалисты начинают с ними работать двадцать третьего апреля. Я похлопочу, чтобы вас включили в эту группу.

— Восемьдесят человек? — удивилась Лиза. — И всех заразил Малаганов?

— А если мы никуда не станем ходить? — тихо спросила Ульяна.

Шелест пожал плечами.

— Можете не ходить. Можете и дальше наслаждаться двумя жизнями сразу. Вам, наверно, происходящее кажется забавным. Так сказать, приключением? — он жестко и презрительно взглянул Ульяне в глаза. — Так вот, уверяю вас, что синдром Бриловича — это первая ступень в ад. За ней — целый букет психических заболеваний, в зависимости от личной предрасположенности. От паранойи до шизофрении в острой форме. Уколы, психотропные средства, отделение для буйных, тяга к суициду, растительная жизнь идиота — это как повезет. Не буду продолжать. Вы взрослые девочки и сами должны все понимать. Давайте займемся делом. У вас паспорта с собой?

— Нет, — хором сказали Ульяна и Лиза.

— Не проблема. Сообщите мне свои данные, и я запишу с ваших слов.

Шелест достал из бардачка стопку каких-то бланков, подложил под них журнал "Максим" и приготовился писать.

— Жукова, — сообщила Ульяна и осеклась. Лиза вдруг сильно толкнула ее в бок.

Ульяна была законопослушным человеком. Она даже не испытывала характерной для интеллигенции фобии к органам. И в кабинете на Литейном, 4 она ни за что бы не рискнула давать заведомо ложные показания. Но это подозрительное свидание в Летнем саду… Лиза права. Тот ли человек Адольф, за кого себя выдает?

— Мария… Эдуардовна… — медленно диктовала Ульяна. Так же на ходу она выдумала год рождения, адрес и телефон. Вслед за ней Лиза бойко назвалась Федоровой Натальей.

Фээсбэшник доверчиво строчил.

— Вот ваши пригласительные билеты, — наконец обернулся он к женщинам, вручая бланки. — Двадцать третьего апреля в одиннадцать утра в здании кинотеатра "Галакт" состоится организационное собрание вашей группы. Адрес здесь указан. Имейте в виду, барышни, — назидательно добавил он, — это помощь, которой лишены многие ваши собратья по несчастью, хотя бы потому, что мы не можем их найти. Так что… — он протянул Ульяне несколько пустых бланков. — Если вдруг случайно вы встретите тех двоих попутчиков… Или просто человека со схожими проблемами… Постарайтесь растолковать ему то, что я сказал вам. Если вы уговорите его прийти на сеанс, вы спасете ему больше, чем жизнь.

Щелкнул, открываясь, дверной замок. Ульяна поняла, что разговор закончен. Однако у Лизы нашелся еще вопрос:

— Стойте! Так значит, все, что со мной происходит… ну, как бы происходит в той, другой жизни, это просто глюки?

— Разумеется, — пожал плечами фээсбэшник. — И постарайтесь не относиться к этим, как вы выразились, глюкам серьезно. Верьте своему здравому смыслу, барышни. Разве такое может быть, чтобы человек одновременно жил двумя разными жизнями?

Шелест завел мотор. Оставаться в его машине дольше было глупо. Ульяна и Лиза вылезли наружу.

12
{"b":"154311","o":1}