ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В первый день после Сбоя они были в смятении. АМ не сработал — ведь Реальность изменилась. Когда спустя сутки они вернулись в Реальность-1, то облегченно вздохнули. Вначале произошла какая-то заминка, а теперь все в порядке. И данные упорно говорили о том, что программа выполнила свою задачу и продолжает работать. Но через сутки Маятник качнулся снова. Не один раз Маятник качался туда-сюда, прежде чем Енот понял, что они натворили.

Тягаться с Вселенной оказалось не под силу даже Аэлите. АМ сработал только наполовину. Реальность-1 сохранилась. Но "компьютер" Вселенной не распознал этого и все равно заместил соответствующий кусок. Теперь на мониторе Вселенной поочередно открываются два окна. Это очень плохо, потому что вообще неизвестно, к чему приведет.

Аэлиту это не волновало. Она была в эйфории. Ей удалось! Она сумела запустить руки в механизм Вселенной! А теперь она была одержима новой идеей… Она ждала, нетерпеливо поглядывая на дверь. И вот наконец прозвенел звонок.

Енот моментально вышел из Сети, открыв окно с каким-то техническим текстом. Кэт посмотрела на Аэлиту.

— Это Назар, открывай, — кивнула та. — Не забудь только в глазок посмотреть.

Назар вошел в комнату прямо в куртке. Поставил на пол черный дипломат, а на стол — коробку с тортом.

— С праздничком!

— "Полянка"? — подозрительно принюхался Енот.

— Обижаешь! Шоколадный, из "Севера".

— А вина не догадался прихватить? — недовольно спросила Аэлита.

Назар виновато развел руками.

— Ты забыла, где мы находимся? Еще двух нет, все винные магазины закрыты.

— Ладно. Кэт сбегает, когда откроются. Ну, какие новости? Кэт, да убери ты шмотки со стула, ему сесть некуда!

Назар, спохватившись, снял куртку, уселся в кресло. Довольно улыбнулся:

— Хорошие новости, ребята. Переговоры прошли на высоком дипломатическом уровне. Наш черный друг готов раскошелиться.

— Он согласен на наши условия? — недоверчиво спросила Аэлита.

— Да, черт возьми! Они покупают АМ, как только пройдут эксперименты по перемещениям в Миф. И по этому поводу — вторая хорошая новость. Я ее нашел.

— Кого это? — удивился Енот.

— Я не говорила? — Аэлита вскинула тонкие брови. — Мне для эксперимента нужен такой человек, судьбу которого Сбой практически не изменил. Чтобы в обеих Реальностях у него совпадали имена, семейное положение, работа и так далее. На таких людей Реальность меньше влияет, и им легче попасть в Миф. Так это она? — ревниво уточнила Аэлита.

— Да. Учительница истории. Случайная "дельта". Абсолютно идентичные судьбы в обеих Реальностях! Да вот, посмотрите сами. Я тут собрал на нее целое досье.

Назар достал из дипломата две пластиковые папки. Одну сразу выхватила Аэлита. Другую нехотя взял Егор. Он был обижен на Аэлиту. Она обсуждала с Назаром что-то у него за спиной! Назар вообще человек из Организации, и не стоит ему так доверять.

Некоторое время читали молча, иногда обмениваясь репликами:

— В десять лет переболела свинкой. А у тебя?

— Тоже. А что у них случилось в восемьдесят девятом году?

— Отчим ушел из семьи. А в девяносто третьем она перевелась на вечернее?

— Было.

Потом Енот с Аэлитой поменялись папками. Снова читали, кивали головами. Кэт переходила от одного к другому, заглядывая через плечо.

Наконец Аэлита подняла глаза. Они горели фанатично и нетерпеливо.

— Прикол! — резко сказала она. — Стать "дельтой", пережить Сбой — и никаких перемен. Хоть бы там внебрачный ребенок или неверный любовник. На редкость серая мышь. Она сможет гулять по Мифу, как по Невскому проспекту. С ее помощью мы попадем в сотни файлов. Она нам подходит. Так она согласна, Назар?

Она вся подалась вперед, как будто от ответа зависела ее жизнь. От ее ленивого равнодушия не осталось и следа. Назар восхищенно пощелкал языком.

— Какая ты все-таки красавица, Алечка! Нет, она еще не согласилась. Но это вопрос времени. Мне кажется, у меня есть верный ключик к ее сердцу.

4 мая, четверг

Шорх. Шорх.

Метла собирала по тротуару обрывки воздушных шаров — беспомощные разноцветные тряпочки, лоскутки прошедшего праздника.

Было около полвосьмого утра. Вовсю светило и даже грело солнце. У Влада начинался второй рабочий день на новом месте.

Они с Леной решили, что это временно. Генка обещал помочь. Найти работу по специальности непросто, но Влад молод, а молодых охотно берут, и трудовая книжка у него чистая. Все-таки Константин Эдуардович — мировой мужик, не уволил с "волчьим билетом". Поэтому решено было никому ничего не говорить. Ни родителям Влада — к чему их расстраивать, если через месяц-другой Влад оставит метлу. Ни Анюте — пусть по-прежнему в детском саду говорит, что папа у нее инженер. Участок Влада находился далеко от дома — чтобы не увидели соседи.

Несмотря на всю эту конспирацию, Влада трясло от унижения. В устройстве своей судьбы он почти не участвовал, свалив это на Генку и Лену. Но выйдя после праздников на работу, он вдруг успокоился. Он почувствовал свободу. Никто не обращал на него внимания. В старых джинсах и голубой толстовке, со щетинкой, обещающей стать светло-русой дворницкой бородкой, это просто был не он.

На улицах по утрам безлюдно и тихо. С бульвара пахнет свежей землей. Сквозь трещины в асфальте лезут золотые венчики мать-и-мачехи. Птицы сыплют прозрачными трелями. Позади метлы остается чистый след — такое убедительное, наглядное свидетельство, что ты делаешь нужное дело.

Однако, увидев подъезжающую зеленую "волгу", Влад понял, что сегодня утро не задалось.

Сначала из машины выпорхнула Лена — в голубом костюме, на каблуках, с белой шелковой косынкой на шее и свежей завивкой. Следом за ней выкатился Генка. Из-под распахнутого плаща песочного цвета виднелся узорчатый галстук. Оптимизм Влада куда-то улетучился. Он увидел картинку как бы со стороны: респектабельные, хорошо одетые граждане и он, небритый, в рванине, в пыльных кроссовках, с дурацким помелом в руках. Дворник, короче говоря.

— Здорово блюстителям чистоты! — преувеличенно весело воскликнул Генка. Он обнял Влада и похлопал его по спине.

— Вы откуда? — спросил Влад.

— Анюту отвозили в детский сад, — Лена кокетливо обернулась к Генке. — Гена меня так выручает! Как бы Ирина не заревновала!

— Ленусик, ну что за пустяки! — возмутился Генка. — У вас сейчас трудный период, и я чем могу… Эх, Владька, знать бы, какая шмуциг швайн на тебя настучала… Да ты чего, не в духе что ли?

— С чего ты взял? — хмуро ответил Влад.

— Не в духе, не в духе. Ну ладно, ребята, вы поболтайте, а я в машине посижу.

И он ушел к "волге", обиженный и притихший.

— Как тебе не стыдно! — набросилась Лена на Влада. — Гена такой замечательный друг! Почему ты с ним держишься букой?

— Потому что это бестактно — возить мою жену на "волге", пока я тут машу метлой, — не выдержал Влад.

Голубые Ленины глаза изумленно округлились.

— Что-о?! Ты нас в чем-то подозреваешь? Да он, между прочим, возит твою дочь! Или я должна с Анюткой толкаться в троллейбусе ради твоих амбиций?

Нет, подумал Влад. Генка возит не дочь, а мать — хорошенькую блондинку, которая слишком ярко красится в последнее время. И которая — кто ж спорит? — отлично смотрится в кожаном салоне. Генка просто бессовестно пользуется ситуацией. Они с Леной сейчас зависят от него. И если он будет любезничать с Леной более, чем положено другу семьи, она из благодарности стерпит. А может, благодарность уже ни при чем?

А может, Генка просто хороший друг, а у него самого паранойя, подумал вдруг Влад. Лена смотрела на него кристальным взглядом. Может, она ни о чем таком и не думала, а он подал ей идею… К тому же… Кто сам без греха, пусть первым бросит камень, так ведь?

— Прости дурака, — сказал он, наклоняясь к ее губам. Она не ответила на поцелуй, но и не отстранилась. Потом спросила все еще обиженным голосом:

35
{"b":"154311","o":1}