ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лизина активность огорошила Ульяну. Она даже не сразу сообразила, о котором Паше идет речь. Потом попыталась возразить:

— Погоди, не горячись. У вас там только все наладилось… Не будет Пашин дядя хлопотать о чужом человеке. Это если бы Пашу угораздило попасть в дурдом…

— Там ему самое место, — вставила Лиза.

— В общем, не донкихотствуй. Нам всем надо быть осторожными.

— Осторожными, да… — Лизин голос взволнованно дрогнул. — Знаете, Ульяна Николаевна, у осторожности есть свой предел. А то, что за пределом, называется по-другому. Я бы сказала, это трусость. Вы, я, Влад — мы сейчас одна команда, понимаете? Вы правы, надо быть осторожными, но вместе, а не осторожничать друг против друга. Короче, как только вернемся в ту Реальность, я с Пашкой поговорю. У вас ведь там телефон такой же? Ну, до связи.

Лиза отключилась. Ульяна схватилась ладонями за горящие щеки. Как стыдно! Ее сейчас упрекнули в трусости и бездействии. И поделом.

Ее коллеги в школе любят рассуждать о том, что у нынешнего поколения нет идеалов. Песни о дружбе у костра не поют. Стихов не читают. Деньги любят.

А у нее, Ульяны, богатый внутренний мир. Он полон сокровищ, еще в юности извлеченных из фильмов и книг. Но среди былой роскоши замороженной, спящей царевной бродит душа… И остывают фразы, когда-то высекавшие огонь. И вот прямо сейчас она думает всякую фигню, вместо того чтобы искать способ помочь любимому человеку.

Правда, было у Ульяны одно оправдание. Она вообще не хотела думать о жизни Влада в Реальности-2. Она с прохладцей слушала рассказы о напастях, которые с ним там приключились. Это ведь просто Миф? Какая разница, что там происходит…

Что ж, самовнушение — мощная штука. Они просто несколько дней встречались, — а потом расставались на несколько дней. Мысль о какой-то там жене казалась абсурдной.

Случайная встреча на улице вскрыла нарыв. Абстрактная жена обернулась миниатюрной смазливой блондинкой, проводившей Ульяну цепким взглядом. Когда она по-хозяйски бросила свои лапки Владу на шею, у Ульяны поплыли в глазах кровавые точки. Ревность — безобразное чувство, но она ничего не могла с собой поделать. Это так унизительно — любить женатого мужчину…

И вот теперь он, по крайней мере, не спит со своей женой-блондинкой.

Зато его лупят душем Шарко и колют психотропными препаратами. И каждый день, проведенный там, делает его все менее и менее похожим на человека…

Нет, это уже не Миф. Это происходит на самом деле.

Ульяна с удовольствием терзала свою совесть. Иногда полезно взглянуть на изнанку души и ужаснуться. Не всё чудовищам вольготно прятаться среди пыльных сокровищ внутреннего мира. Пусть знают: за ними здесь глаз да глаз!

Ты возомнила себя вправе ревновать? Докажи свои права! Ты назвала его любимым? Изволь отвечать за свои слова! Ничьи дяди здесь не помогут.

Ульяна метнулась в свою комнату — надо было спешить, пока есть решимость. Нашла на мобильнике номер. Назар ответил сразу — как будто ждал ее звонка. Он обрадовался, но после изъявлений радости замолк. Дескать, говори сама, а я тебя за язык не тяну. И Ульяна сказала — сразу.

— У меня проблемы, Назар. Точнее, не у меня, у близкого мне человека. Вы обещали помочь, если я… если я соглашусь.

— С вами приятно иметь дело, Ульяна, — без тени иронии сказал Назар. — Выкладывайте.

Ульяна рассказала все, что знала со слов Влада. Назар вопросов не задавал — как будто уже сделал выводы. Чем дольше длилось его молчание, тем больше Ульяне казалось, что она совершила ошибку.

— Вы ничего не сможете сделать, потому что тут замешаны спецслужбы, да? — уныло спросила она.

— Спецслужбы? Фью! — присвистнул Назар. — Вы что, решили, что это КГБ отправил вашего друга в психушку?

— Да нет, — смутилась Ульяна. — Я знаю, что это ваши…

— Ну, можно сказать, и наши, — усмехнулся Назар. — Тем не менее, ваш Влад изрядно вляпался. Но мы готовы рисковать. Ваше согласие, Ульяна, дорогого стоит. Вы не передумаете?

— Нет. Я согласна быть вашей подопытной мышью.

— Вот и прекрасно, — удовлетворенно заключил Назар, но в его голосе послышалась обида. — Только не надо воспринимать все так трагически. Я, например, отдал бы многое, чтобы оказаться на вашем месте.

Ульяна промолчала.

— Хорошо. Я посоветуюсь с кем надо, и вам перезвоню. До скорого!

Разговор завершился. И хоть ничего еще не произошло, Ульяна знала, что обратного пути у нее нет. Как будто она приняла долгодействующий яд, от которого нет противоядия. Теперь быстрей бы… Ульяна подумала, что надо бы позвонить Лизе и дать отбой. А то девчонка и в самом деле себе навредит.

И в этот момент раздался самый странный звук, какой только можно вообразить на третьем этаже старого дома. Постучали в окно.

В этом было что-то иррациональное. Ульяна в ужасе приросла к стулу. За окном показалась сложенная в кулак рука. За ней — что-то яркое в целлофане. И светловолосая голова. Узнав Влада, срываясь на истерический смех, Ульяна распахнула окно.

Оттолкнувшись от водосточной трубы, Влад вскарабкался на подоконник.

— О фрекрахная хеньора! Щах. Блин, колется! — Влад вытащил из зубов букет — три тугих розовых бутона. — Это, кстати, не тебе, а твоей маме. Я хотел фруктов еще захватить, но с авоськой я бы точно не залез. Так вот, на чем я остановился? О, прекрасная синьора! Твой кабальеро спешит к тебе под покровом ночи, пренебрегая пошлыми дверными звонками…

— Нет преграды патриотам, — фыркнула Ульяна.

— Моя прекрасная синьора смотрела "ДМБ"? — восхитился Влад. — Уважаю. Мы с Чебурашкой, который ищет друзей, хотим служить в артиллерии.

— Ты что, пьян? — запоздало испугалась Ульяна.

— Может быть, — серьезно сказал Влад и так посмотрел, что голова у нее чуть-чуть поплыла.

— Все-все, — хрипло засмеялась она, отступая. — Бери букет, пошли знакомиться с мамой.

Это чаепитие тянулось долго-долго — словно кто-то милосердный взял, да и придержал часовые стрелки. Неярко светила люстра — как всегда, перегорела одна лампочка. За окном медленно, по-весеннему темнело. В коридоре шаркали соседи, гремели посудой на кухне.

Мама вела себя идеально. Глупых вопросов ("Каковы ваши намерения, молодой человек?") не задавала, не вливала насильно третью чашку чая. Говорила о погоде. Узнав, что Влад работает в турфирме, расспрашивала, куда люди ездят в это время года.

Ульяна молчала. Она была так благодарна Владу за то, что он пришел и пришел таким немыслимым способом… Легкое безумие в испанском стиле… Балконы, серенады, шорох черных кружев, цветок в зубах… Как смешно. Как он все угадал!

Она была благодарна Владу, что в ее маленькой войне с мамой он открыл второй фронт — и вместе они одержали победу. Ах, если б он только знал, что ради него она согласилась участвовать в опасном эксперименте! Но Ульяна чувствовала, что рассказывать об этом нельзя. Иначе пропадет весь смысл жертвы…

Она молчала и тихо таяла в блаженстве.

А потом Влад сказал напрямую:

— Выбирайте, Валентина Петровна. Или мы с Улей остаемся сегодня здесь. Или я ее забираю с собой.

Мама слегка захлебнулась чаем, но выдержала удар.

— Вы люди взрослые, сами решайте, как вам удобней, — сказала она слабым голосом.

Победа была разгромной. Потом Ульяна, отчаянно стесняясь мамы, собирала в свою комнату вторую подушку и наволочку… И чуть не расплакалась, когда Влад вышел на кухню покурить и сказал соседу "здравствуйте".

Ее распирало торжество. Раньше для мира их не существовало. В их встречах у Влада было что-то эфемерное, сродни песочным замкам. Ни общих друзей, ни общих обязательств. Ничто не изменится в мире, если следующей встречи не будет. Была в таких отношениях какая-то ущербность…

Ульяна ничего не требовала от Влада, но он все понял без слов. Он сам сделал первый шаг в мир. Сегодня, прямо сейчас их история начиналась заново…

Они вернулись в Ульянину комнату. Из приоткрытого окна дышали прозрачные майские сумерки. Фиалка вздрагивала листьями, и обещал вот-вот раскрыться бледно-лиловый бутон…

40
{"b":"154311","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Женское предназначение: как перестать контролировать и начать вдохновлять
Под Куполом. Том 1. Падают розовые звезды
Наполеонов обоз. Книга 1. Рябиновый клин
Поп на мерсе. Забавные и поучительные истории священника-реаниматолога
Женщины Лазаря
За тобой
Веста
Военный свет
Лето с Гомером