ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Достаточно, — холодно прервал Адольф.

— Ну, загрузили… — зевнул хитроглазый. — И к чему вы клоните?

— Да к тому, что Р-2, которую мы имеем, возможно, не та Реальность, которая нам предназначалась! — объявил Малаганов. — Я подумал: а что, если выбор Р-2 — это тоже следствие вмешательства неосторожных экспериментаторов?

В комнате повисло молчание. Малаганов не поднимал глаз от бумаг. Наконец Локтев по-лошадиному фыркнул:

— Белиберда!

— Нет, но если допустить… — взволнованно вмешался директор. — Еще одна Реальность. Неизвестная величина. Икс!

— Не надо нам иксов и игреков, — сказала дама. — Нам нужна нормальная человеческая жизнь.

— Да какая, блин, жизнь в совке?! — взорвался хитроглазый.

— Снова-здорово, — тихо сказал Адольф. Он закинул руки за голову и, уставившись в потолок, бросил: — И еще раз спасибо, Аркадий Евгеньевич. Вы свободны.

Уходя, Малаганов тоскливо оглядел собрание. Не люди а какие-то литературные персонажи. С пеной у рта спорят, кому достанется кольцо всевластья.

Впрочем, когда он готовил доклад, то не сомневался: все так и будет. От него ждали слов о том, что Маятник можно остановить, — эти слова прозвучали. Остальное они просто не услышали.

В коридоре было пусто и тихо. Линолеум гасил звук шагов. Закат раскалывался в матовых стеклах институтских окон. Подойдя к своей двери, Малаганов достал пластиковую карту-ключ.

Но дверь была открыта. Невольно остановившись, Малаганов услышал обрывок разговора:

— Эксперименты запустим со дня на день. Объект нашелся, все пройдет как по маслу, — обещал кому-то Назар. — Надо спешить. Подробности при встрече.

Повинуясь странной идее, Малаганов на цыпочках отбежал за угол. Назар вышел, огляделся, запер дверь. Пружинистой походкой пошел по коридору. Малаганов дал ему зайти в лифт, а сам опрометью кинулся к лестнице.

Будь я проклят, — думал он, поскальзываясь на ступеньках, — если этот красавчик не знает, где находится Альтернативный Монитор!

Новичкам везет — даже начинающим сыщикам.

Назар запущенной улочкой вышел к шоссе и поймал маршрутку. Боясь быть замеченным, Малаганов слишком отстал и не смог разглядеть номер. Решив, что маршрутки отсюда идут только к метро, он поймал машину. Не проехав и пяти минут, они обогнали похожую маршрутку на светофоре. Малаганов велел опешившему водителю остановиться, быстро сунул ему деньги и выскочил из машины. Как раз в этот момент вышедший из маршрутки Назар скрылся за дверями маленького придорожного кафе.

И что теперь? Малаганов растерянно завертел головой. За спиной простирался пустырь, чернели водой колеи от колес, а дальше — стройка. Краны, похожие на скелеты динозавров, поднимались в светлое небо. Туманились первой зеленью кусты. Невдалеке шумел город. Недобро светились окна злачного местечка. Надо было убираться отсюда подобру-поздорову. Если какой-нибудь злоумышленник польстится на заплутавшего лоха, что его остановит? Лучшее место для преступления трудно вообразить.

Как любой нормальный человек, Малаганов был мало склонен к героизму. Какой героизм в пятьдесят девять лет? К тому же после развода с женой Малаганов полюбил размеренность и покой. Чтобы заварочный чайник стоял только на этажерке, и полотенца наперечет, и сладкий чай на сон грядущий в постели… Но сегодня что-то стряслось. Слишком много адреналина. Поэтому Малаганов не задумываясь пересек шоссе.

Входить внутрь — безумие. Его сразу заметят. Откуда он знает, зачем Назар сюда приехал? Встречается с кем-то? Или просто решил перекусить, а потом двинется дальше? В любом случае его нельзя спугнуть.

Спотыкаясь на вздыбленных комьях земли, Малаганов обошел кафешку вокруг. Одно окно было открыто. Вытянув шею, он осторожно заглянул туда… и только чудом не встретился взглядом с Назаром.

Сердце болезненно бабахнуло в груди. Малаганов резко присел на корточки, уколовшись руками о прошлогодний чертополох. Потом, замирая от собственной смелости, осторожно приподнялся до уровня подоконника.

Спиной к нему сидел седой человек. Его черная рука с растопыренными пальцами похлопывала по столу. Негр, что ли? — удивился Малаганов. Назар задумчиво поглаживал края коньячного бокала. Перед ним лежали какие-то бумаги.

Музыка мешала слушать. Голоса посетителей сливались в бессмысленный гул. Собеседники говорили почти шепотом и притом на английском. Малаганов, скрючившись под окном, изо всех сил навострил уши.

— Вот реквизиты, Арчи, — Назар протянул негру одну бумагу. — Аванс должен быть на счету не позднее двенадцатого. И не позднее шестнадцатого — в Р-2. А вот список железа, — он пододвинул другую бумагу. — Вы сможете это достать?

Некоторое время молчали. Наверно, негр Арчи читал список.

— Куплю в Эмиратах, — сказал наконец он. — Когда нам ожидать… мм… мастера?

— Она вылетит сразу после экспериментов. За их успех я ручаюсь. Но придется считаться с Маятником. В Р-2 ее просто не выпустят из страны.

— А у нас в Р-2 пошли дожди, — мечтательно вздохнул Арчи. — На неделю раньше обычного. Хорошая примета. Вы не дурите меня, Назар?

— Арчи, я ученый, а не аферист, — холодно ответил Назар. — В чем дело? Что вас смущает?

— Цена, — признался негр. — Мой коронованный прадед Свойства купил дороже. А вы предлагаете рычаг управления судьбами мира по смехотворной цене. Очень похоже на розыгрыш. Ха-ха-ха.

Назар тоже усмехнулся.

— Вы осторожны, Арчи. Все правильно. Но… Вы нас переоцениваете. Вообразили каких-то ловких политиканов. На самом деле есть молодые ребята, на которых идет охота. Я открою вам страшную коммерческую тайну. Для нас продать АМ так же важно, как для вас — купить… Черт, что там?

Негр резко обернулся. Назар вскочил.

Малаганов, отряхивая брюки, отбежал от окна. Он выдал себя, старый дурак! Но то, что происходит, немыслимо… Они продают АМ!

— Аркадий Евгеньевич?

Назар стоял перед ним — удивленный, но не растерянный. Малаганову стало стыдно за свои отсыревшие колени. Подслушивал, как мальчишка… Но когда он вгляделся в сосредоточенное лицо Назара, ему стало страшно. И как-то особенно зловеще подуло ветром с пустыря…

Закат золотой дорожкой ложился на пол. Мужчина и женщина сидели на кухне, не зажигая свет.

— У тебя окна немытые, — сказала Лена.

Влад пожал плечами. Что она имеет в виду? — думал он. — Что я без нее опустился? Или что моя новая женщина — плохая хозяйка? Трудно понять что-нибудь из разговора, который в основном состоит из пауз. "Ты выбросил мои тапки". — "Зачем ты пришла?" — "Надо поговорить". — "Как Геннадий?" — "Нормально. Извини, приветов не передавал". И снова молчание.

Лена схватилась за сигарету. Влад протянул ей горящую зажигалку. Холодные пальцы коснулись его руки, тонкий дымок пополз к открытому окну. Закат золотил ее волосы, но лицо оставалось в тени.

Влад на секунду представил, что она приходит к нему месяц назад. Садится на кухне, не зажигая свет. Курит, теребит большие серебряные кольца в ушах. Глядит украдкой. Он и сейчас задохнулся от тех надежд, которые месяц назад свели бы его с ума.

— Со мною что-то происходит, Владик, — тихо сказала Лена.

Остановись, мгновенье… Владу показалось, что он — кот. Большой, толстый, сытый кот. Он замучает мышь до смерти, но есть не станет. Он наконец услышит то, о чем постыдно мечтал с того самого дня, когда бежал, теряя тапки, к лифту. "Я совершила ошибку. Я никогда не любила Гену. Ты лучший. Только ты!" Его гордыня по капле, как драгоценное масло, впитает ее слова. А потом он скажет: "Прости. Ты опоздала". И когда она расплачется у дверей, он безжалостно подаст ей носовой платок.

— Владь, я, наверно, сошла с ума. Я проснулась сегодня — и вообще не поняла, где я нахожусь. Я как будто вспомнила еще одну свою жизнь…

Опа! Мстительные мысли Влада споткнулись от неожиданности. Знакомая формулировка резанула слух. Не может этого быть! Нахмурившись, Влад напряженно вслушивался в Ленин рассказ.

42
{"b":"154311","o":1}