ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну, пусть Организация сбросит на наш дом атомную бомбу, — беспечно фыркнула Аэлита. — Или… Знаете что, папаша? Наймите киллера. Какой-нибудь наркоман прикончит меня за двести долларов, вы не разоритесь. Вполне интеллигентское решение проблемы.

— Аля, не болтай глупостей, — нахмурившись, оборвал ее Назар. Потом обратился к Малаганову: — Все это фразерство, Аркадий Евгеньевич. Ну а все-таки, чего вы хотите? Чтобы остановился Маятник? Чтобы осталась открытой Реальность-2? Вам так охота обратно в совок?

— Да почему обязательно совок? — возмутился Малаганов. — Этот совок вы вытащили на свет божий своими экспериментами. Я уверен, что Вселенная предназначала нам другой файл…

Ульяна снизу, со двора, смотрела на открытое окно конспиративной квартиры. Оттуда доносились отголоски спора. Ее ухода никто не заметил. Эх вы, усмехнулась она. Первому космонавту, небось, досталось почестей побольше…

Усталая, опустошенная, она шла через двор. Вокруг застыла майская ночь — как женщина перед зеркалом, изумленная собственной красотой. Деревья горели призрачным свечением распустившихся почек. Это еще не листва, это мечты о листве… Всего лишь за день мир неуловимо переменился.

Летом и зимой так не бывает. Жару сменяют дожди, морозы — оттепель, туда — обратно. Гомеостазис. Весна — как детство. Первая улыбка, первые слова, первые шаги. Просохший асфальт, первая трава, первые цветы. Не остановишь, не поймаешь, не сохранишь. А осенью — такое же быстрое увядание.

— Етить твою мать!

Машина затормозила за спиной у задумавшейся Ульяны. Из-за руля вышел Влад, трясущийся от злости.

— Я тут круги по дворам нарезаю, не знаю, какой дом идти брать штурмом. А она дефилирует, как по набережной!

Ульяна не успела опомниться от легкого столбняка, как из пассажирского окна показалась встревоженная мордочка Лизы. Потом открылась задняя дверь. Оттуда грациозно выпорхнула Лена. Обе хором спросили:

— Ну что?

— Владик из-за тебя и здесь чуть в дурдом не попал, — укоризненно заметила Лена.

— Точно, — смущенно улыбнулся Влад. — Сижу на работе, а думаю только о тебе. Три договора запоганил. Всех клиенток прописывал Ульянами. А после работы совсем себе места не находил. Ты не звонишь, телефон твой выключен…

— Он вам названивал, наверно, раз сто, — хихикнула Лиза. — А мы работали группой поддержки. Его успокаивали, а сами скурили целую пачку. Ой, осторожно, машина!

Мимо них медленно проехал милицейский "уазик". Водитель смерил ночную компанию равнодушным взглядом.

— Черный ворон, — передернула плечами Лена.

— Сигнализация у кого-нибудь сработала, — предположил Влад.

— Доброй охоты, — махнула рукой Лиза. — Ульяна Николаевна, рассказывайте, не томите.

— Ну что… Я пришла… Мне надели шлем… — начала рассказывать Ульяна и сбилась. Ей мешали. Влад держал ее за обе руки и тихонько целовал в макушку.

Электричество любви бежало по нервам. Оно уходило в землю, оно поило стебли трав и корни деревьев. Оно возвращалось цветением. Майская ночь вершила извечный круговорот любви в природе. Ульяне казалось, что она угодила в самый его центр.

Видеть эти глаза… чувствовать эти губы… Да, вот так, встав на цыпочки, медленно и нежно… И пусть на это смотрит бывшая жена. Раз бывшая — может и отвернуться…

Конечно, о многом надо поразмыслить. Например, о странной фразе Малаганова: "Я уверен, что Вселенная предназначала нам другой файл…"

Ульяна украдкой взглянула на часы и решила: это подождет. У нее, как у Золушки, до полуночи оставалось всего несколько минут…

В это время в квартире Кэт раздался звонок в дверь — очень резкий, как все ночные звонки.

— Кто это? — испуганно вздрогнула хозяйка.

Аэлита уставилась на Малаганова посветлевшими от злости глазами.

— Неужели это нас арестовывать идут? Назар! Ты бы хоть в зубы дал своему троянскому коню!

— Вы что… — прошипел Назар, хватая Малаганова за ворот. — Вы все-таки…

Малаганов вырвался, красный от возмущения.

— Я никому про вас не говорил! Я совершенно не хочу, чтобы АМ достался Организации!

Звонок повторился — еще громче и бесцеремоннее.

— Откройте, милиция, — послышался голос.

— Что им надо? — Аэлита ходила по комнате, заложив руки в задние карманы джинсов.

— Может, соседи нажаловались? — шепнула Кэт.

— Света все равно нет, — равнодушно заметил Енот. — Даже если это из Организации, они ничего не найдут. Надо открыть, а то дверь высадят.

Дюжие парни в серой форме молча промаршировали в комнату. За их широкими спинами сонно покачивались две пожилых соседки. Слепящие лучи фонариков забегали по лицам присутствующих.

— Веселовская Аэлита Олеговна? — дежурно спросил старший.

Аэлита вопросительно хлопнула ресницами. В руках у старшего оказалась белая замшевая сумка.

— Ваша?

Снова взмах ресниц.

— Ионов, посвети мне!

Старший уверенно порылся в сумке и достал оттуда перетянутый красной резинкой пакет с белым порошком.

— Ваше? Аэлита Олеговна, это ваше?

— Это не мое, — хрипло прошептала Аэлита, пятясь к балкону.

— Придется проехать с нами.

— Аля! — растерянно воскликнул Назар.

Реальность сменилась, как будто набежала огромная волна. Ею смыло милиционеров, понятых, Малаганова. На месте АМ возник старенький "IBM", зато появился свет.

Аэлита, нахмурившись, вспоминала, что было с ней в Реальности-1. Ее лицо становилось все белее.

— Какая-то сволочь меня подставила, — задумчиво сказала она, проведя пальцами по коротким волосам. — И сейчас меня, наверно, уже выводят под белы руки.

Кэт всхлипнула. У Енота дернулся кадык, будто он проглотил бильярдный шар. Он схватился за голову и, подвывая, выбежал на балкон.

16 мая, вторник

— Буржуазные средства массовой пропаганды не могут отрицать тот факт, что безработица в странах Западной Европы выросла на три сотых процента… Рекреационные круги Бонна…

— Реакционные, — автоматически поправила Ульяна.

— Что?

— Круги — реакционные.

— Реакционные круги Бонна под предлогом так называемой борьбы с терроризмом требуют ограничить демократические права на собрания и демонстрации…

Рита Конюхова, близоруко поднося к глазам газетные вырезки, бубнила политинформацию. Интересно, она понимает хоть четверть того, что говорит? Класс зевал. На "камчатке" шушукались, второгодник Смуров откровенно спал, уронив нестриженую голову на руки. Ульяне сегодня было не до дисциплины.

Она присела на подоконник, уступив Рите место за учительским столом. За окном лил дождь. Ветер безжалостно разбрасывал по асфальту хрупкие молодые ветки.

Все утро Ульяна не находила себе места. Разлука с Владом в этот раз оказалась особенно болезненной. Не утешало даже то, что где-то в таинственной материи Мифа они по-прежнему были или хотя бы могли быть вместе.

Что с ним сейчас? Выполнит ли Назар свое обещание? Ей оставалось только ждать. Но когда есть чего ждать, жизнь имеет смысл, ведь правда?

Вот опять она хлопнула себя по карману старенького вязаного жакета. Напрасно: мобильный телефон остался в другой реальности. А звонить Назару со служебного невозможно. Ждать, ждать…

— А теперь о событиях в нашей стране, — возвысила голос Рита. — В преддверии дня рождения пионерской организации имени Ленина Валентина Константиновна Тропинина встретилась в Кремле с лучшими пионерами страны…

— Ульяна Николаевна, а из нашего класса лучших пионеров в этом году в комсомол примут? — спросила с места отличница Аня Шахова.

— Нет. Все будут вступать на будущий год.

— Ну… — огорчилась Аня. — А сестра у меня в комсомол в седьмом классе вступила. Я уже весь Устав выучила…

— Да на фиг тебе это надо? — Витя Горенко оторвался от игры в "морской бой". — У меня тоже брат на два года старше. Теперь у них как субботник, так все добровольно, а комсомольцы обязательно. Пять человек пашут за весь класс. Как наказанные.

59
{"b":"154311","o":1}