ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не нравишься ты мне, — подозрительно заметил Эл. — Тебе ничего не кололи?

— Эл! Пора! — одернул его Влад. Оба скрылись. Лиза снова потерла виски. Так плохо ей не было даже во время Маятника. В обеих Реальностях ты — это ты. А это жуткое чувство — словно теряешь себя. Словно рука выскальзывает из руки спасателя — твоей же руки! — и ты летишь в пропасть…

— Ну, как мы себя чувствуем? — спросила вошедшая медсестра. — Опять бледненькая… Давай-ка витаминку, вот эту, красненькую…

Лиза послушно проглотила пилюлю. Оставшись одна, она забралась с ногами на кровать. Ее трясло от страха. Веселая перспектива побега не радовала. Неужели она — больше не она? Неужели тот проклятый укол был не снотворное, а пресловутый А415? Но она же все помнит про себя. Лиза Лапина, 88-го года рождения, не замужем, любит прикольные сумки, Брэда Питта и картошку фри. Терпеть не может текилу, салаты с сельдереем, грязные автомобили, Диму Билана и лекции по бухгалтерскому учету. Она устроила своей памяти настоящую ревизию.

Все было на месте. Ее вкусы и пристрастия не изменились. Успокоившись, Лиза свернулась калачиком и задремала. Ей снилось, как они с Владом удирают из сумасшедшего дома на обалденном красном "ламборджини".

Обход обычно слышен был издалека: с лязгом открывались и закрывались двери между балконами. Влад привычно навострил уши, но пока все было тихо. Эл понял его без слов.

— Опаздывают, — задумчиво сказал он. Потом почесал нос. — Знаешь, за нее, похоже, взялись.

Влад подозрительно взглянул на мальчишку.

— Нечего умничать. Взялись — не взялись, а без нее я не побегу.

Эл почесал нос еще старательней.

— Да и ты какой-то нервный стал. Заводишься с пол-оборота. Естественно, мы ее возьмем с собой. Я просто хочу сказать, что могут быть проблемы. И знаешь что? Не пей-ка ты больше эти витамины. В рот клади, водой запивай, а там — языком и за щеку. Медсестра уйдет — спустил в унитаз. Я в кино видел, все психи так делают. О! Ни фига себе, как близко загрохотали!

— Твою мать! Прошляпили! — заметался Влад. Эл торопливо сунул ключ в замок. Замок заклинило. Эл нервничал, ругался себе под нос, Влад потел, загораживая собой балконную анфиладу. Дежурная по этажу уже открывала соседний балкон. Эл опередил ее на две двери, но был виден, как на ладони. Сейчас она заметит мальчишку и живо сообразит, кто стащил у нее ключи. И — прощай, свобода. А все потому, что не надо быть идиотами…

— Э… Олеся! — позвал Влад.

— Меня зовут Карина, больной, — равнодушно откликнулась дежурная. — Что вам?

Значит, это другая… Не зная, чем бы занять ее внимание, Влад ткнул пальцем в сторону парка.

— Что это там случилось? Вот прикол!

— Где?

Заложив руки в карманы халата, Карина тупо уставилась вдаль. Естественно, она не увидела ничего, кроме пары собачников да двух девчонок на велосипеде.

— Вы пока шли, все закончилось, — развел руками Влад.

— Что ж мне, бежать было? — зевнула Карина. — Что за слово такое — прикол? А чего это дверь открыта?

Влад похолодел. Эл второпях забыл закрыть дверь… Сейчас начнется.

Но ничего не началось.

— Я, что ли, оставила? Вот тетеря, — обругала себя Карина. — После дождя ужасно спать охота. А-ах, — зевнула она. — И черемухой пахнет. Вы бы шли в палату, больной. К вам сейчас посетитель.

Убедившись, что Элу ничего не грозит, Влад на ватных ногах ушел в палату. Ничего себе… И это особое учреждение, где промывают мозги? Где бдительность, я вас спрашиваю?! Прокатило. Прокатило, причем на дурака. Может, и во время побега им повезет?

Влад впервые всерьез допустил, что побег может закончиться удачно.

А посетитель не заставил себя ждать. Вернее, посетительница. С авоськой краснобоких яблок, в простенькой белой блузке и юбке "прощай, молодость" в палату вошла Ульяна.

После неловкой паузы она сунула гостинец ему в руки.

— Вот. Это тебе. Не ожидал, что я приду?

— Нет, почему же… Жаль, что раньше не приходила, — с преувеличенным оптимизмом сказал Влад.

Взял авоську, поцеловал Ульяну. Она увернулась, и вместо губ поцелуй пришелся в ухо.

— Как ты себя чувствуешь?

— Отдохнувшим и посвежевшим, — фыркнул Влад. — Сама понимаешь: номер люкс, все включено…

Ульяна бросила на него тревожный взгляд. Ее глаза были зелеными, как мокрая трава за окном. Понизив голос, она спросила:

— Назар не проявлялся?

Влад махнул рукой.

— Да пошел он… Я тут, знаешь ли, и сам время не теряю. Сегодня говорил с Лизой…

— Странно, что Назар еще ничего не сделал, — нахмурилась Ульяна.

Влад наконец пригляделся к ней и улыбнулся. Небрежно расстегнутый ворот, побрякушка на шее, духи… Такими знаками женщины сигналят: ты мне не безразличен. Я готовилась к встрече с тобой…

Он привлек ее к себе.

Внезапно Ульяна ощетинилась, как ёж.

— Вот только не надо, пожалуйста, — остановила она его строгим, монашеским голосом. — Я ведь и пришла, чтобы сказать… Мы больше не будем встречаться.

— Что?! — Влад выронил ее руку из своей.

— Господи, я имела в виду, мы больше не будем встречаться в этой Реальности, — она нервно засмеялась. — А ты что подумал?

— Глупости всякие, — вздохнул с облегчением Влад.

Потом до него дошло.

— Ты что хочешь сказать? Ты предлагаешь мне здесь жить так, будто тебя нет на свете? Невозможно. В той ли, в другой Реальности, я — это я.

— Нет. В той Реальности, когда мы встретились, ты был свободен и одинок. Мы вместе попали в опасную передрягу. Ты спас меня, когда я потеряла сознание. Ты был первым, кого я увидела, придя в себя. Но здесь ничего подобного не было. Ты не обязан здесь отдуваться за свои поступки там. Твоя жена не подозревает о моем существовании. Разве ты не дорожишь своей семьей? Анютой, Леной?

Влад затравленно набычился. Что за удары ниже пояса? Все ведь уже решено, зачем опять колыхать чашу весов? Ульяна — Лена…

Лена. Его солнечная девочка, которая сейчас отчаянно пытается сохранить ему верность. Веселая, беспечная Лена, ведущая за руку Анюту. Влад смотрел на Ульяну раздраженно и виновато. Смотрел, как темнеют от жалости ее глаза.

— Ничего не получится, Мышка.

— Получится, если остановить Маятник, — сказала Ульяна. И тут же прикусила язык. Не стоило сейчас болтать о подарке, который ей сделала Аэлита. Как говорится, у стен могут быть уши… — Ну подумай, кто мы здесь друг для друга? — продолжала она. — Всего лишь Миф. Воспоминание о том, чего не было. Сегодня я пришла, чтобы ты не считал меня черствой. Но больше я навещать тебя не буду.

— Тебе и не пришлось бы, — с гонором заявил Влад. И замолчал. Хвастаться сейчас предстоящим побегом было глупо…

— Назар скоро вытащит тебя отсюда, — заверила его Ульяна. — Но когда окажешься на свободе, ты меня не ищи. Возвращайся домой. Так будет правильно.

Так будет правильно… Эти слова были холоднее айсберга. Они упали, как печать на приговор. Они обезоруживали, они гирями висли на любой попытке что-нибудь изменить. В другой бы раз Влад согнулся под их тяжестью. Но сейчас Ульянина рассудительность настолько его взбесила, что он заорал:

— Да ни черта не правильно! Я вообще тебя не понимаю. Может, тебе, типа, нравится меня делить с Ленкой? Может, тебя это заводит? Ну почему у тебя все время какие-то сложности?!

Ульяна поджала губы. Она не раз слышала от мужчин эту фразу. Если Влад хотел ее обидеть, то он попал в точку. У нее и ответ был готов:

— Найди себе простую.

— Да не нужна мне простая! — Влад стукнул кулаком по столу. — Просто, Мышка, я не понимаю, почему люди вечно ставят барьеры своим желаниям. Чтобы жизнь медом не казалась, так, что ли?

— Нет, уважаемый Владлен Никитич. Чтобы предотвратить хаос и энтропию.

В дверях стоял доктор Яшин. Он укоризненно покачал головой.

— Что же это вы, дамочка, больного нервируете? Я ведь вас предупреждал: только положительные эмоции. В другой раз не пущу. Покиньте палату, пожалуйста.

62
{"b":"154311","o":1}