ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но мне всегда казалось, что люди, между которыми возникают определенные отношения, заключают договор. То есть обмениваются соответствующими словами. Эти слова важнее любых документов и штампов. Как только они прозвучали, ты уже не одинок и не отвечаешь лишь за себя.

Нет слов — нет отношений. Есть случайная встреча, которую можно безболезненно забыть, как только поднимется в воздух самолет… От этой мысли стало холодно и горько. Я осторожно выбралась из-под Ючиной руки.

Неподалеку оказалось еще одно дерево. Я уселась под ним, поёрзала, чтобы иголки не впивались в задницу, и приготовилась бессонно куковать до рассвета. И тут же провалилась в глубокий сон.

— Да вот она!

Звонкий голос Арины и лай Кучука вырвал меня из забытья. Я обалдело оглянулась. Вокруг вовсю сияло солнце, перекликались незнакомые птицы, а мое дерево оказалось с видом на море.

— Ты что, лунатик? Во сне бродишь? — набросилась на меня Арина. — Я чуть с ума не сошла! Просыпаюсь, а тебя нет.

Юче, бледный и заспанный, стоял поодаль. Когда Арина наконец оставила меня в покое, он подошел и озабоченно спросил:

— Что с тобой? Почему ты ушла?

Я посмотрела на него страдальчески. Ну что, в лоб сказать: "Потому что ты так и не признался мне в любви"? А если он не собирался? Наверняка не собирался. О, тогда я провалюсь на месте от стыда. И я пучила глаза, тщетно пытаясь взглядом передать свои запутанные переживания. Юче пожал плечами и отошел. Солнце померкло. От вчерашнего счастья не осталось и следа.

Площадка с дольменом осталась позади. Закусив губу, чтобы не заплакать, я плелась за оживленной Ариной. Подавая мне руку, Юче несколько раз награждал меня вопросительным взглядом. Но он молчал — и я молчала. Игра в молчанку — отличный тренинг разведчика!

Джип терпеливо ждал нас в условленном месте. Повозившись немного, Юче завел его и выгнал на дорогу. Я угрюмо полезла назад. Арина, которая до сих пор ничего не замечала, остолбенела.

— Та-ак… — она уперла руки в боки. — Какая муха вас укусила? Вы чё, поругались? А когда успели? Что ты ей сказал? — накинулась она на Юче.

"В том-то и дело, что ничего", — мысленно простонала я. Юче ответил раздраженно:

— Я не знаю! Спроси у нее. А лучше не лезь не в свое дело.

Я шмыгнула носом, Арина оскорбленно дернула своим — в результате мы обе сели назад. Под переднее сидение забился взволнованный Кучук. Юче резко рванул с места, и я набила себе на коленке очередной синяк.

— Так что случилось? — прошептала мне в ухо Арина. Я бы ей рассказала. Пусть вытаращит глаза, назовет меня дурой, объяснит, что я неправа. Но как я могла объясняться у Юче за спиной?

— Не сейчас, — отмахнулась я.

— То есть вы оба меня послали, — холодно сказала она. — Отлично. Хоть в этом вы сошлись.

Ссора, возникшая из пустяка, росла как снежный ком.

Казалось, Юче специально гнал машину по ямам, чтоб нам там, сзади, жизнь медом не показалась. Мы летели с горы, чудом вписываясь в петли поворотов. Сейчас разобьемся к чертовой матери, думала я. Вот и прекрасно. Все лучше, чем этот ком в горле…

По шоссе Юче мчался, безбожно нарушая скоростной режим. Я боялась, что старая колымага развалится на запчасти прямо на ходу. Скоро мы миновали первый указатель на Анамур — 30 километров. Такими темпами минут через пятнадцать-двадцать будем на месте…

— Ты бы потише, — буркнула Арина. — Вдруг посты? Не надо привлекать внимание. Интересно, нас ищет только турецкая полиция или Интерпол тоже?

Юче ничего не ответил. Но, видимо, внял трезвой мысли и сбросил скорость. Даже как-то слишком… Потом я заметила, что на газ-то он давит изо всех сил, а скорость падает…

— У нас что-то случилось? — от ужаса я нарушила обет молчания.

— Бензин кончился, — сквозь зубы ответил Юче. Он успел еще свернуть к обочине, прежде чем… последний раз дернулся, чихнул и замертво встал.

— Приехали, — констатировал Юче. И ударил кулаком по рулю.

Арина сорвалась с места, как с цепи.

— Ёпэрэсэтэ! — разразилась она руганью. — О чем ты думал своей дубовой башкой, супермен хренов?

— Не ори на меня! — огрызнулся Юче. Соскочив на землю, он злобно пнул ногой по колесу. Кучук, забившись поглубже, испуганно заскулил.

Я тоже вылезла, тревожно оглядываясь. В нашем положении хуже не придумаешь, чем торчать здесь, посреди дороги… И неважно кто первым до нас доберется — полиция или кёштебеки, все равно конец один… К счастью, шоссе было пустым. Все-таки еще очень рано. Только на другой стороне дороги пасся облезлый ослик. Жуя какую-то солому, он косил карим глазом на наш скандал.

Юче судорожно вытащил из кармана деньги — потрепанные турецкие лиры, в достоинстве которых я так и не научилась разбираться.

Арина тем временем перешла от истерики к конструктивным действиям. Она залезла обратно в машину, порылась под водительским сидением и высунулась оттуда с торжествующим лицом.

— Вот! — она помахала грязной пластмассовой канистрой. — Что бы вы без меня делали?

Юче, однако, не сильно обрадовался. Он вытащил из кармана деньги — турецкие лиры, в достоинстве которых я так и не научилась разбираться.

— Хватит литров на пять, — хмуро сообщил он. — Это если кто-то бесплатно подбросит до заправки.

— Меня подбросят, — заявила Арина и отправилась голосовать.

Но, как я уже сказала, шоссе было абсолютно пустым. За десять минут — ни одной машины. Только ослик процокал по асфальту на нашу сторону и с любопытством обнюхал Аринин поднятый палец.

— Тебя только не хватало, — с досадой сказала Арина.

Кучук яростно залаял на незваного гостя. Осел флегматично стриганул ушами и сунул нос в канистру. Наверно, он хотел пить, а там на дне осталось немного воды…

И тут меня осенило.

— У Биби же остался дар! Превращать любую жидкость в любую другую жидкость!

Арина несколько секунд тормозила, открыв рот. Потом с силой ударила себя по лбу, оставив отпечаток грязной пятерни.

— Машка, ты гений! А я идиотка. Биби! — она требовательно потрясла флакон.

— Дорогуша, меня от тебя просто укачивает! — заворчала на хозяйку волшебница.

— Биби, ты знаешь химический состав бензина?

— Я что, похожа на Менделеева? У меня растет борода? — возмутилась Биби. — Хорошеньким женщинам вредно забивать себе голову такими вещами. А зачем…

Арина быстро втолковала ей суть проблемы.

— Детский сад, — фыркнула волшебница. — Формула бензина… Дорогуша, это волшебство, а не урок химии. Нужен бензин — будет бензин. Вы мне только канистру жидкости предоставьте.

Юче вытащил из сумки бутылку с остатками воды. Еще одна бутылка — ноль три литра — нашлась в рюкзаке у Арины. Итого — ноль пять. Маловато будет.

— Налить из моря? — предложила я.

— Далеко, — мотнула головой Арина. Туда-обратно — часа полтора. А нам бы поскорее отсюда убраться. Слушай, Биби, а ты уверена, что любая жидкость подходит?

— Любая. Хоть наплюйте доверху, — кивнула Биби.

— Ну, плевать придется долго… Но что-то подобное я как раз хотела предложить.

— В смысле… что… Арина!!

— А что такого? Вот он не побеспокоился о бензине, пускай начинает.

Юче смотрел на нас недоуменно — к счастью, он ничего не понял.

— Прекрати, — зашипела я. — Я не буду делать это в канистру.

— Да что такого? Знаешь, как костер в лесу тушат? Называется, "по-пионерски"? Хотя… — она нахмурилась. — Нет. Не поможет. Даже если мы все трое… Получится мало. А ты не в курсе, какой у осла объем мочевого пузыря?

Новая идея тоже была из серии "вааще жесть". Но по сравнению с предыдущей… Мы даже сумели растолковать ее Юче. Но вот осуществить задуманное оказалось непросто.

Осел быстро заподозрил неладное. И я его понимаю. Если бы ко мне подкрадывались трое подозрительных субъектов с пустой тарой, я вообразила бы бог знает что. Он не подпускал нас к себе, упрямо перебегая с места на место. Арина все время смеялась, Кучук лаял, у Юче было идиотски сосредоточенное лицо… Представить только, как мы выглядели со стороны!

31
{"b":"154312","o":1}