ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да, я странная, — глухо сказала я.

Я совершенно спокойно вернулась в гостиную и заняла свое место за столом. И мне смешно было смотреть, как Арина изображала неестественное веселье, а у Юче бегали глаза.

— Юче, можно мы с Лалой Кучука оставим себе? — спросил Тимур.

— А… что? Да, конечно, — рассеянно сказал Юче. — Если никто больше не возражает.

Он зыркнул исподлобья на нас с Ариной.

— Конечно, забирай, — сказала я. — Кучуку тут будет хорошо, а нас с ним все равно в самолет не пустят.

— Ну, где там ваша Разрешительница Затруднений? — сказал Ашик-Гёз. — Давайте ее сюда.

Арина открыла флакончик, и Биби, сначала синим дымком, а потом во плоти, появилась перед нами. Она была сама скромность. Волосы гладко зачесаны в пучок, губы поджаты, юбка в пол, лицо постное… Ашик-Гёз посмотрел на нее одобрительно, а Арзу покачала головой:

— Что-то ты больно тихая, дорогуша. Подозрительно. Помяни мое слово, дедушка Гёз, ты с этой фокусницей еще намаешься.

Биби сердито фыркнула, но тут же снова приняла монашеский вид.

Ашик-Гёз достал замусоленные триста долларов, Арина с Юче отдали ему флакон… Мы все-таки добились своей цели: Биби теперь в полной безопасности. А ведь это самое главное?

— А теперь вы, — сказал Ашик-Гёз. — Вы уверены, что хотите вернуться в реальный мир?

— Что за вопрос!

— Еще бы!

— А почему вы спрашиваете? — хором возмутились мы.

— Я спрашиваю, потому что в реальном мире вас ждет реальная опасность. И там я не в силах вас защитить. За несколько дней вы увидели столько чудес, сколько большинство людей не увидит никогда. Вполне возможно, что ваш лимит исчерпан, и больше вам не удастся попасть в Ферах. Каждому из вас суждено хоть раз в жизни непременно воскликнуть с горьким сожалением: ах, почему же я не остался в волшебной стране! Вот почему я еще раз вас спрашиваю: вы уверены, что хотите вернуться в реальный мир?

— Лично я уверена, — не задумываясь сказала Арина. — Ферах — лучший из миров, как говорит Биби. Но волшебная страна хороша для волшебных существ. А что здесь делать человеку? Если вечно пребывать в состоянии счастья, можно стать идиотом, а не хотелось бы. Погостили и будет. А то пока я здесь прохлаждаюсь, в реальном мире займут все места в институте, подружки разберут всех парней… Нет, уважаемый дедушка Гёз. Я хочу домой.

— Я тоже, — поддержала я. Юче молча кивнул.

Прощание получилось недолгим и скомканным. Я поцеловала Биби в покрасневший от слез длинный нос, потрепала за ушами Кучука, пожала руку Тимуру, обняла Лалу… Робко сказала "спасибо" Ашик-Гёзу. А потом голова у меня знакомым образом закружилась, свет помер, потом вспыхнул вновь.

Это был свет магазинных и кафешных вывесок, уличных фонарей, реклам, блесток на платьях и украшениях. Из темного и грязного переулка мы смотрели на оживленный бульвар в какой-то туристической зоне. Люди шли толпами — в основном туристы. Дневной загар багрянцем выступил на лицах, женщины усугубили его макияжем. В лавочках оживленно происходил торг, в кафе пили, курили кальяны. Свежий запах моря перебивался ароматами пищи, волнующими и разнообразными.

Мы снова были в реальном мире.

Глава 19. Мисс "Крокус"

Да, после множества невероятных приключений мы снова были в реальном мире. Вот только где именно?

Первой сориентировалась Арина.

— Я знаю, где мы, — пискнула она. — Это прогулочная зона, совсем недалеко от "Крокуса", мы маме здесь присмотрели неплохие сережки. Интересно, она купила? Обязательно отберу поносить.

— Хорошо бы узнать, когда мы, — заметила я. Кстати мы — это я, Арина и Юче. Тети Арзу с нами не было. Вероятно, ей было предназначено какое-то другое время и место возвращения.

— Сейчас узнаем.

Мы вышли на бульвар и смешались с толпой. Арина напала на первую же русскоязычную компанию.

— Молодые люди, не подскажете, какое сегодня число?

— Девчонки, ну, какая вам разница! — загоготала компания. — Счастливые недель не наблюдают!

— Какая разница… Да у нас самолет двадцать первого, — сердито выпалила Арина. — Я серьезно спрашиваю: какое сегодня число.

— Сегодня двадцатое, — сжалился один из соотечественников. — А вы ничего, девчонки, нормально тут зажигаете!

Снова заржав, компания отправилась по своему маршруту. А мы остались стоять посреди бульвара.

— Вам все ясно? — рявкнула Арина. — Наши самолеты вылетают завтра утром. У нас в распоряжении всего одна ночь. Если до утра мы не попадем в "Крокус", пиши пропало. Застрянем навсегда в этой прекрасной стране.

— А что, Турция — плохая страна? — обиделся за державу Юче.

— Прекрасная. Когда ты живешь в отеле по системе "все включено", — отрезала Арина. — А когда тебя впроголодь держат в публичном доме — то не очень.

— Типун тебе на язык! — возмутилась я.

— Не хочу типун. Хочу мороженого.

— Ага, сейчас самое время!

— Нам все равно надо подумать. Пошли!

Арина решительно направилась в ближайшее кафе — уютный открытый дворик с фонтанчиком.

— Только не туда! — вскричал Юче. — Хозяин кафе — скупщик краденого, работает на кёштебеков. Наверняка он знает про нас. Сюда пойдемте.

И он затащил нас в какую-то мрачную душегубку.

— Здесь наверняка тараканы, — проворчала Арина, вытирая салфеткой стол. Однако, вопреки ожиданиям, нам отвалили по роскошной порции мороженого с фруктами.

— Ждите меня здесь, — велел Юче. — Я пойду разведаю обстановку.

Он ушел, и между нами с Ариной повисло неловкое молчание. Только звенели в креманках ложечки.

Первой не выдержала Арина.

— Машка, я тебя прошу, не сердись.

— Я не сержусь. Я просто не понимаю тебя, зачем…

— Я тоже не понимаю! — воскликнула Арина. — Да, он симпатичный парень, он мне сразу понравился… Слушай, ну бес попутал! И вообще, было бы из-за чего сыр-бор разводить! Мы с ним только целовались. Насчет всего остального я его быстренько поставила на место.

— Я же тебя просила, давай без подробностей, — поморщилась я. Все одно к одному: еще и мороженое угодило на больной зуб.

В Арининых глазах появилось детское удивление: ну с чего это я все еще дуюсь?

— Я понимаю, это детский сад, но все-таки ты прости меня, пожалуйста! — воскликнула она.

— Это действительно детский сад, — сухо сказала я. Но тут у нее сделалось такое несчастное лицо, что я не выдержала и тут же торжественно ее простила.

— Вот и здорово! — расцвела она. — Ни один парень не стоит, чтобы из-за него ссорились подруги! А такой подруги, как ты, Машка, у меня никогда не было!

Аринина искренность меня даже немного смутила. А ведь я со своей стороны могла сказать то же самое: такой подруги у меня никогда не было! За эту пару недель мы ведь и в огонь, и в воду…

Вернулся Юче и прервал наш разговор.

— На основном подъезде к отелю дежурит полиция, — сообщил он. — А рядом с ними я видел джип Арслана. И на территории, я уверен, полно кёштебеков. Атмаджа понимает, что сегодняшняя ночь — для вас последний шанс вернуться домой. Нас ждут.

— Кто бы сомневался. Они же все заодно. Что будем делать?

— Будем думать.

Некоторое время мы сидели — то молча, то перебрасываясь нелепыми предложениями. Давайте загримируемся и переоденемся. Давайте отвлечем внимание простым, естественным вопросом. Как пройти в библиотеку. Вы не скажете, сколько сейчас градусов ниже нуля. Давайте прорываться с боем (это, конечно, была Аринина идея). Давайте поедем прямо в аэропорт. Это тоже была Аринина идея, и очень неглупая. Но Юче резонно возразил, что Атмаджа не такой дурак, чтобы не выставить своих людей и в аэропорту. Ведь он пока думает, что Биби у нас. А значит, в лепешку разобьется, чтобы нас поймать.

Я бессмысленно водила ложечкой по пустой креманке. План нашего спасения был для меня неодолимой головоломкой. Поэтому я стала прислушиваться к своим ощущениям. Странно! Я не чувствовала ничего особенного от того, что нахожусь в реальном мире после путешествия по двум волшебным. Солнце Фераха… Дождливые Выселки… Веселая иллюминация курорта… Это все внешнее. А внутри ты остаешься таким же… Ты — это ты. Остальное — декорации. Их можно менять до бесконечности…

55
{"b":"154312","o":1}