ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мы с Ариной переглянулись.

— А как же Юче? — неуверенно произнесла моя подруга. — Мы же не можем его бросить!

— А кто говорит, что мы его бросим? — Биби захлопала густо накрашенными ресницами. — Мы его непременно выручим. Дорогуша, не забывай, что я — Разрешительница Затруднений! И сейчас мы это затруднение запросто разрешим… О-па!

Хитрым крученым движением она протянула руку к кальяну, и из мундштука выпорхнула струйка дыма. Через миг на колени Биби упал лист не то пергамента, не то плотной бумаги. Она протянула его Арине.

Через плечо подруги я, уже ничему не удивляясь, увидела, как арабская вязь сменилась обычным, набранным на компьютере русским шрифтом.

"О госпожа, используй мои дары, — гласила надпись. — Дар первый: я отправлю тебя в любое место, и никто не заметит твоего отсутствия. Дар второй: я увеличу в размерах все, что ты захочешь. Дар третий: я превращу тебя или другого человека в любое животное на целый час. Дар четвертый: всего за пять минут я выращу могучее дерево из любого семени". И ниже: "Итого: осталось семь даров".

— И это все? Негусто! — разочарованно сказала Арина.

— Ну… Понимаешь ли, дорогуша… — занервничала Биби. — Я ведь уже не очень молода… Я прожила трудную, долгую жизнь… Когда-то я была почти всемогущей. Встреться я с тобой в начале моей карьеры, я бы вручила тебе список из тысячи даров. Я могла сделать тебя богатой, красивой, любимой, непобедимой — практически какой угодно. Но люди такие жадные… Мои хозяева только и твердили: сделай да сделай… А как я могу не сделать? Я ведь принадлежу кальяну и его владельцу. Но каждый дар можно использовать всего один раз, и после этого он отнимается. Многое потрачено впустую… — вздохнула она. — Но это лучше, чем ничего, правда? — она с надеждой посмотрела на нас.

— Да уж, — с сомнением фыркнула Арина.

— А почему здесь указано только четыре дара, а всего осталось их семь? — спросила я.

— Еще три принадлежат второму хозяину, — поджала губы Биби.

— И что там?

— Не могу сказать. Профессиональная этика.

— Ладно, — Арина махнула рукой. — Наверняка там такая же ерунда.

Она нахмурившись, еще раз пробежала глазами список.

— А что нужно сделать, чтобы исполнилось желание?

— Просто сказать мне об этом.

— Прекрасно. Ну что, Машка, используй то, что под рукою и не ищи себе другое. Давай думать, как будем использовать дары.

Глаза у Арины возбужденно блестели. Я же совсем не разделяла ее энтузиазма.

— Арина, ну что мы вдвоем можем сделать? Мы даже не понимаем, во что собираемся ввязаться. Бред какой-то! Мы — иностранки, мы почти дети…

— Ну, некоторые из нас рассуждают, как будто им лет тридцать, — надулась Арина. — Ты что, не понимаешь? Это же при-клю-чение!

— Знаешь, давай искать приключения себе на задницу не за счет других людей, — сухо ответила я. — Нам что надо сделать? Помочь Юче. Я согласна: давай сделаем, как он написал. Отдадим кальян тому, кто за ним явится. А если Юче завтра до вечера не вернется, то сообщим в полицию. Покажем письмо…

— Да, но… — Арина растерянно обернулась к Биби. — Нельзя же ее отдавать этим кошкодерам…

— Кёштебекам, — поправила Биби.

— А почему, собственно?!

— Потому что они истратят все мои дары, — грустно сказала Биби. — А когда истрачен последний дар, Разрешительница Затруднений умирает.

Вот так-то. Арина гневно посмотрела на меня. Но у меня и у самой язык не поворачивался возражать. Похоже, мы влипли в одну из тех ситуаций, где приходится выбирать из двух зол…

— Ладно, решено, — сказала Арина. — Никому мы тебя не отдадим, дорогуша. Но тогда давай уж, расстарайся, помогай. Что у нас там в ассортименте? — Арина заглянула в пергамент. — Отправлю в любое место, и никто не заметит твоего отсутствия. То, что нужно. Сейчас мы быстренько окажемся там, где Юче…

— Стоп, стоп, стоп! — заорала я, боясь, как бы Биби не начала исполнять это опрометчивое желание. — А ты представляешь, где может быть Юче? И с кем? Если он в плену у кошкодеров… тьфу ты, кёштебеков, то мы тоже окажемся в западне. И чем мы ему поможем?

— Точно, — Арина посмотрела на меня с уважением. — Ну, ты, Машка, и мозг!

— Пусть Биби отправит нас метров за триста от того места, где держат Юче, — предложила я, польщенная похвалой. — А там мы уже сориентируемся по обстоятельствам. На худой конец, можно будет и убежать. Вот только… не понимаю, каким это образом никто не заметит нашего отсутствия?

— О, это пустяки, — загадочно улыбнулась Биби. — Сейчас увидите. Але-гоп! Фокус-покус! Ахалай-махалай!

Биби махнула рукой. Из мундштука снова повалил дым. Его серый столб быстро распался пополам, как чурка под ударом топора. Невероятно! Хлопая глазами, на нас уставились наши с Ариной копии.

— Круто, — качая головой, Арина обошла свою "двойняшку" со всех сторон. — И синяк на локте, как у меня. Ох, ни фига себе, как у меня волосы секутся! А в зеркале не видно…

— Ваши двойники останутся здесь вместо вас, — сказала Биби. — они умеют и знают все, что и вы. Ваши родители ничего не заподозрят.

Еще бы, подумала я. Мама с папой так ошалели от отдыха, что не заметят, даже если я превращусь в принцессу Фиону.

— А потом? — подозрительно спросила Арина. — Я что, так и буду существовать в двух экземплярах? Между прочим, я уже не в том возрасте, когда мечтают о сестричке!

— Когда вы вернетесь в отель, вам стоит только встретиться с двойниками глаза в глаза, и они тут же исчезнут, — успокоила ее Биби.

Арина удовлетворенно кивнула и схватилась за рюкзак.

— Машка, к тебе в номер заходить не будем, беру всего на двоих. Интересно, мой старый купальник тебе подойдет? Трусы могут быть маловаты, а лифчик, наоборот, великоват… Так, теперь деньги. Полтораста баксов, которые я задолжала Юче, — если что, справделиво будет потратить их на его спасение. И вот еще сто, это то, что мама не заметит. Шампуней можно маленьких набрать, из отеля… А камеру? А, нафиг, она все равно не заряжена. Черт, где моя расческа? А! Слушай, а телефон… Ты хочешь свой взять?

— Нет. У меня там денег для роуминга мало.

— У меня тоже. Ладно, обойдемся. Кому нам звонить? Мы же ненадолго… О-па! Идут!

В дверь постучали так резко, что Арина выронила из рук флакончик с шампунем.

— Это они! Быстрее, быстрее! — зашептала Биби. — Держитесь за руки, хватайтесь за кальян!

Разрешительница затруднений исчезла в мундштуке, мы схватились за горлышко кальяна, я чувствовала холодные Аринины пальцы… Стук в дверь повторился… Комната вдруг завертелась, и я вспомнила ужасный аттракцион в Парке Победы, на котором меня стошнило… Еще мгновение необъяснимых ощущений… А потом я больно стукнулась коленками об острые камни.

Рядом тихо звякнул кальян.

— Черт! — выругалась невидимая Арина. — Ох, не фига ж себе!

Вокруг стояла густая, непроглядная тьма. В растерянности я обернулась… и ноги мои приросли к земле. Арина, ойкнув, вцепилась мне в руку. Над нами, зигзагом взбегая до самого неба, горела огненная черта.

Глава 3. Белая кошка

Мы с Ариной, тесно прижавшись друг к другу, сидели на камне. Камень был теплый: прямо под ним, как в печке, горел огонь. От него жгло лицо, а спина, повернутая к ночной темноте, мерзла. Все это напоминало походный привал у костра — не хватало только печеной картошки.

Напротив сидела Биби. Пламя красиво подсвечивало ее остроносое лицо.

— Древние греки сложили об этом месте легенду, — рассказывала она. — Некто Гиппоной нечаянно убил Беллера из Коринфа, и его прозвали Беллерофонт — убийца Беллера. Спасаясь от преследования, он бежал к своему родственнику царю Прету. Царь гостеприимно принял его. Но жена царя, Алтея, влюбилась в гостя. Когда тот не ответил ей взаимностью, любовь Алтеи сменилась ненавистью. Она обвинила его в покушении на ее честь. Прет, конечно, поверил жене и пришел в неистовство. Но по закону убить гостя он не мог. Тогда он отправил Беллерофонта к своему зятю Иерофату в Ликию. А Ликией когда-то называлась та самая земля, где мы с вами сейчас сидим. Прет дал Беллерофонту запечатанное письмо, в котором велел Иерофату убить подателя сего. Но и Иерофат не решился разгневать богов убийством гостя. Он решил извести Беллерофонта другим способом: стал давать Беллерофонту всякие опасные поручения, надеясь, что тот погибнет, их выполняя. Самым опасным был приказ убить чудовище, обитавшее на горе Янарташ, — трехликую Химеру, изрыгавшую пламя. Беллерофонт подружился с крылатым конем Пегасом, тот поднял его на гору и помог победить Химеру. Чудовище было повержено, но его огни расплескались по всей горе. И вот уже несколько тысячелетий они пугают и восхищают путников…

7
{"b":"154312","o":1}