ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Превосходных страниц.

Без единой ошибки.

Прекрасно написанных.

Изысканных.

Страниц, которые можно разобрать на цитаты.

Страниц, которые заставят позеленеть от злобы любого лондонского критика, потому что они безупречны.Лишены каких бы то ни было недостатков и потому их невозможно уничтожить.

И вот другая неожиданность, которая случилась тут. Накануне вечером, лёжа в допотопной постели, едва не сломавшей ему спину, но которая тем не менее показалась ему королевским ложем, Мариус Войнич перечеркнул с десяток этих страниц, решив, что они довольно скучные.

Всё это уже было.

И определённо избито.

Он переписал начало лёгкими, короткими назывными предложениями, волнующими фразами, отказавшись от приёма Марселя Пруста, который мог описывать голубую шляпку героини на двух страницах по тридцать строк каждая, и изложил события науки ещё по меньшей мере на двадцать новых страниц.

И теперь, стоя возле открытого чемодана с ячейками, словно в банковском сейфе, и перечитывая эти новые страницы, он вдруг почувствовал как забилось сердце.

Хорошие страницы.

Двадцать страниц.

Написаны меньше, чем за три часа.

— В путь! — сказал он себе, выходя из комнаты.

На вилле «Арго» Джулию разбудила мама. Девочка уснула поверх одеяла, обнимая записную книжку Мориса Моро.

— Можешь пойти сегодня в школу?

Джулия очнулась, как бы выплывая из глубины своих мучительных сновидений. Она почти ничего не помнила из того, что происходило минувшей ночью.

Разве что…

Она разговаривала с Риком с помощью записной книжки.

Разговаривала долго, до изнурения.

И сейчас опять плохо чувствовала себя.

Опять поднялась температура.

Пока мама подходила к ней, Джулия успела спрятать книжку под одеяло. Потом с огромным усилием повернулась в постели и улыбнулась.

— Нет, мама, похоже, не пойду, — и протянула ей руку, чтобы та пощупала пульс. Джулии очень нравилось это. В такие минуты она чувствовала себя под защитой.

Зевнула.

Мама легко нажала на запястье.

— Мне кажется, у тебя опять температура…

— Ты считаешь?

Сердцебиение.

Страх.

Джейсон.

Ребята пропали.

Она больше не могла связаться с братом.

Вообще ничего не ощущала, кроме сильного жара.

Начала потеть.

Мама покачала головой.

— Нет, ты ещё не поправилась, сказала она, вставая. — У тебя очень нехороший кашель, сокровище моё.

Джулия повернулась в постели.

— Не выходи из дома, договорились? Спустись вниз, почитай какую-нибудь хорошую книгу, можешь посмотреть на Нестора, который работает в саду, но ничего больше. С твоим отцом я сама поговорю.

— Хорошо, мама.

— Может, мне лучше побыть с тобой?

Джулия вспомнила о своём плане, который собиралась осуществить. Она намеревалась отправиться вслед за на Нестором, Блэком, господином Блумом и Войничем в город и позаботиться, чтобы, никто не приближался к ним.

Но в таком состоянии…

— Нет мама, не стоит. Я всё сама сделаю.

Мама улыбнулась:

— Я куда охотнее осталась бы дома вместо того, чтобы спускаться в город, хотя на это и нужно всего пять минут, сокровище.

Джулия постаралась улыбнуться. Пока мама дома, она не сможет выпить травяную настойку Нестора, уйти из дома и не сможет… практически ничего сделать.

— Сколько времени? — спросила она.

Мама ответила.

И как только она вышла из комнаты, Джулия вскочила с кровати и принялась одеваться.

Было уже очень поздно! Без нескольких минут девять.

До встречи с Войничем!

И она проспала! Заснула как младенец.

Пока одевалась, у неё ужасно закружилась голова.

— Что делают остальные?

Она открыл ставни, желая взглянуть на домик Нестора.

Вот это да!

Между перекладинами в ставне торчит какая-то записка.

Как она сюда попала?

Принесло ветром, который дул накануне вечером?

Джулия выглянула в окно, посмотрела в обе стороны и на высокий ясень, ветви которого нависали над крышей.

Взяла записку, прочитала её и невероятно изумилась.

В записке было написано просто:

Ты прекрасна

Кто мог написать такую глупость?

Может быть, Рик вернулся?

Но это не его почерк. Этот угловатый и неровный, как у человека, который не слишком привык писать.

Томмазо?

Или же… кто?

— Только этого мне ещё недоставало, — рассердилась Джулия, — тайного поклонника!

Наконец посмотрела на домик Нестора. Он закрыт. И в гараже не видно даже мотоцикла.

Значит, все уже разъехались?

И Томмазо?

Почему никто не разбудил её?

А Рик?

А Джейсон?

Она перестала задавать себе эти вопросы и успокоилась.

Кто-то забрался по дереву к окну её комнаты.

И…

И…

Джулия плохо соображала.

Опустила голову на руки, сложенные на подоконнике. В это время ветер в Килморской бухте дул как сумасшедший.

И должно быть, это он принёс ей идею.

Глава 24

ПРИВЕТСТВЕННАЯ КОМИССИЯ

Лабиринт теней - i_030.png

— Едет, — сообщил Блэк Вулкан, опуская бинокль.

— Уверен? — спросил Нестор.

— Сейчас без пяти девять. А вон та чёрная, немыслимо роскошная машина внизу стоит несколько сотен тысяч фунтов стерлингов, — ответил бывший железнодорожник. — Не думаю, что тут можно особенно сомневаться.

Нестор вздохнул. Он обернулся к господину Блуму, и тот махнул ему рукой в знак согласия, мол, я готов.

Нестор опять стал смотреть на дорогу, на чёрную блестящую точку, ехавшую по холмам.

Маляриус Войнич приближался. К перекрёстку Бэнноу.

— Что скажешь? — спросил Блэк Вулкан Нестора, догадываясь, о чём тот думает.

— Похоже на то, как бывало когда-то, — ответил садовник.

— Когда-то мы старались не подпускать их, этих надоед, — уточнил Блэк.

— Да, но… мы-то с тобой сейчас оба здесь, спустя столько лет… Мне всё кажется, как тогда. Даже если…

— Ты хотел бы, чтобы тут были Питер и другие?

— Наверное, хорошо, если бы был Леонардо, — согласился Нестор. — Хотя бы для того, чтобы понять, почему ему взбрело в голову опубликовать нашу историю под моим именем.

— Наверное потому, что «Леонардо Минаксо» плохо смотрелось бы на обложке?

— Мог бы хотя бы спросить моего разрешения.

Блэк Вулкан усмехнулся:

— Он никогда не уговорил бы тебя достать дневники из сундука.

— А переводчик, который уверяет, будто бывал в Килморской бухте?

— И не говори. Не знаю, что и сказать тебе.

— Я спрашиваю потому, что кроме тебя тут больше никого нет.

— Ну если так, то ведь здесь ещё господин Блум, — и Блэк Вулкан обратился к нему: — Господин, Блум, всё в порядке?

Вместо ответа папа Аниты поправил рубашку, на которой сиял новенький галстук из шкафа Нестора:

— Как никогда.

Старый садовник наступил на веточку кончиком ботинка, и она хрустнула.

— Будем надеяться, что его идея неплоха.

— Нам нужны были новые идеи, Нестор, — ответил Блэк.

Нестор подождал, что ещё скажет его друг.

— Ну, а так как мы вступили в новое тысячелетие и идей уже не хватает, нам нужен человек, который работает в банке. Без банков теперь ничего не делается, друг мой. Дорогу молодым, следовательно.

Но такие слова ещё больше рассердили Нестора, и без того недовольного всем происходящим. Молодые. Банки. Деньги. Если Блэк Вулкан добавил бы к этому перечню ещё телевизоры и компьютеры, то перечислил бы всё ненужное и вредное, что создавал современный мир. Будто совсем позабыл о серьёзных причинах, по которым все эти годы он вместе с Пенелопой и друзьями старался не подпускать Поджигателя к Килморской бухте.

А теперь вот он, пожалуйста, прибывает сюда собственной персоной, с грохотом и шумом, в облаке бензиновой вони.

— Не знаю, но что-то не убеждает меня в этой стратегии. Похоже на то, как Троянцы впустили в свой город деревянного коня и только потом обнаружили, что в нём сидят враги.

29
{"b":"154315","o":1}