ЛитМир - Электронная Библиотека

– Уверенность никогда не бывает лишней, – проворчал он и обратился к Томмазо: – Так сколько ещё человек прибудет сюда?

Мальчик от удивления поднял голову, оторвавшись от второй булочки:

– То есть как?

– Сначала Анита. Теперь ты. Сколько ещё детей прибудут в Килморскую бухту?

– Думаю… больше никто, господин, – ответил Томмазо, слегка растерявшись.

– Попробуй убедить меня.

Томмазо подождал, пока подадут чай, а потом коротко рассказал о событиях в Венеции, о том, о чём ни Джулия, ни Нестор ещё ничего не знали: о Поджигателе, который поймал его в Разрисованном доме, допросе в Арсенале, появлении обезьян, бегстве в механической гондоле Питера Дедалуса… И о том, как ему пришла в голову блестящая мысль отправиться сюда.

– Я не сомневался, что дверь, если найду её, будет открыта.

– А почему?

– Потому что в конце книги было написано, что Фред Засоня открыл её, собираясь отправиться отдохнуть. И я надеялся, что он ещё не вернулся.

Джулия в растерянности посмотрела на Нестора:

– Фред?

И садовник спросил:

– Но причём тут Фред Засоня?

– А как же, ведь у него Первый ключ, – объяснил Томмазо. – А вы разве не знаете?

Заметив изумление и недоверие на лицах собеседников, Томмазо в растерянности осмотрелся:

– И всё же… всё остальное верно. Точно такое, как описано в книге.

– Ты прочитал о Первом ключе в моих книгах?

– Да, в последней. И если хотите знать правду, господин Нестор…

– Обращайся ко мне на ты, иначе я чувствую себя стариком.

Джулия скорчила недовольную гримасу как бы говоря: «Я ведь предупреждала!»

– Как хотите. То есть, как хочешь. Так вот я говорил тебе, что этот конец, скажу честно, просто разочаровал меня. Казалось… он пришит белыми нитками. Какой-то он… Как бы это сказать…… Неверный.

– В самом деле так и есть, – согласился Нестор.

Почувствовав жажду, Томмазо отпил сразу полчашки чая.

– То есть это неправда, что Первый ключ у Фреда?

– Совершенная неправда. В любом случае, в своих дневниках я ни слова не писал об этом, потому что на самом деле после того, как папа Рика его поднял со дня моря, следы его потерялись. Единственное, что абсолютно точно, ключ не у Фреда Засони.

У Томмазо округлились глаза:

– Ты уверен?

– Как уверен и в том, что сижу здесь и что двадцать лет вёл свои дневники, шифруя записи, в надежде, что они для чего-нибудь послужат мне.

Все молча переглянулись, каждый думал о своём. Потом Нестор вспомнил об одной идее, которая уже давно не давала ему покоя.

– Твоя подруга Анита, – сказал он, – говорила про какого-то переводчика, который не только перевёл мои дневники, но и что-то переделал в них.

– Это так.

– Помнишь, как его зовут?

– Ну, по правде говоря, тут несколько имён, – признался Томмазо. – В разных изданиях книг и на разных языках имя переводчика меняется. Я проверил в Интернете. Но если ты спрашиваешь о том, с кем мы встречались в Венеции, то я думал, что ты и он… что вы знакомы.

– Какая глупость! И почему ты так решил?

– Ну… Он сказал, что приезжал в Килморскую бухту, и объяснил Аните, как добраться сюда.

– Глупости. Если бы он приехал сюда, я узнал бы об этом.

– В таком случае как же всё это объяснить?

– В таком случае или твой друг переводчик всё придумал, в том числе и конец книги, или же…

Нестор опустил голову и слегка почесал бороду. Или же был только один человек, который мог объяснить, что произошло. И почему.

Даже двое.

Леонардо и Калипсо.

Последовало долгое молчание, слышалось только позвякивание ложечек о чашки.

– Так или иначе… Фреда уже нет больше в городе, – прервала молчание Джулия.

Томмазо с удивлением посмотрел на неё, а Нестор поднял бровь.

– Брат говорит, что ничего неизвестно о нём, – продолжала девочка, – но если и правда, что у Фреда имелся Первый Ключ и что он отправился в Венецию…

– Это всего лишь сплошные глупости! – возразил Нестор. Потом, заметив, что хозяйка кондитерской обратила на них внимание, понизив голос добавил: – Фред чисто случайно оказался во всей этой истории. Блэк попросил его поливать растения на вокзале, который превратил в оранжерею! Вот и всё. Он совершенно ничего не знает и не имеет к этой истории никакого отно шения!

Но, говоря это, Нестор невольно думал о Леонардо и Калипсо. Ведь именно они вывезли сундук с его дневниками из Килморской бухты, они встретились с переводчиком. Или даже с переводчиками. Что они рассказали им? И зачем?

Как ни старался, он не мог найти подходящий ответ. Ещё и потому, что просто не мог представить себе, чтобы его товарищи по приключению всей жизни, друзья, с которыми пережил столько опасностей, начиная со знакомства в то Удивительное лето, что-то затеяли за его спиной.

– И потом ещё ода странность… – вдруг тихо произнесла Джулия.

– Какая?

– Я была в книжной лавке.

– У Калипсо? – обрадовался Томмазо.

– Других лавок здесь нет, – сухо ответила Джулия. – Там я нашла Синди, и она дала мне ключи от дома Калипсо. Они висели в подсобном помещении вместе с другими ключами…

– Ах да, конечно! – прервал её Томмазо. – А вы слышали шутки по поводу Дверей времени?

– О чём ты говоришь? Какие ещё шутки?

– Шутки по поводу Дверей времени в лавке у Калипсо… – повторил Томмазо. – В книгах написано, что, когда Леонардо уходил в море, кто-то или… что-то стучало в Дверь времени, предупреждая Калипсо.

– И кто же?

– Не знаю. Из книг не понятно. Но это были какие-то удары, – тук, тук, тук – они звучали всё громче. И тогда Калипсо вспоминала о Леонардо и отправлялась в море спасать его. Я даже подумал, а может, это кит стучит?

Нестор всё более раздражался. Раздражался и терялся. И выглядел очень странно, Джулия не знала, что и думать.

Он уже привыкла к ворчливой манере садовника, к тому, что он всегда что-то недоговаривает и нарочито, словно пипеткой, отмеряет сведения, которые бережёт. Это всегда не нравилось ей, но она предпочла бы вновь столкнуться с подобной недосказанностью, чем видеть его таким растерянным, как сейчас.

– Короче, я не собиралась говорить вам о двери в книжной лавке, а хотела только рассказать, что поднялась к маме Калипсо и нашла там записную книжку, – заключила Джулия.

– Записную книжку? Где? – едва ли не вскричал от удивления Нестор.

– В тумбочке у мамы Калипсо, – ответила девочка и почувствовала, как мурашки побежали по коже при одном только воспоминании о спальне и старой женщине, которая приняла её за свою дочь и просила рассказать какую-нибудь историю.

– Думаю, это та самая, которая пропала их твоей библиотеки, – добавила Джулия, передавая книжку Нестору, который сразу же узнал её.

– А как ты там оказалась? – удивился садовник, вертя в руках записную книжку, потом вдруг быстро поднялся: – Мне нужно понять одну вещь. И нужно сделать это немедленно.

– Куда идём? – спросила Джулия.

– Домой, – ответил Нестор. – Нужно использовать… эту книжку, чтобы связаться с другими и…

Джулия взяла папку, с фотографиями Разрисованного дома:

– Кстати, Томмазо хочет показать нам кое-что.

Нестор кивнул.

– Пойду оплачу.

– А я на минутку в туалет, – сказал Томмазо. – Не был там уже с 1751 года.

Он откинул клетчатую шотландскую занавеску, прошёл в узкий коридор и пробежал к туалету.

И тут ему показалось, будто снаружи донеслись какие-то глухие звуки, и кто-то проговорил:

– Иди, иди, иди!

Окно в туалете было открыто.

Глава 4. За порогом

Лабиринт теней - i_005.png

В полумраке круглой комнаты Рик посмотрел на золочёного великана, стоявшего на пороге двери из слоновой кости, и тысяча вопросов теснились в его голове.

– Говоришь, Зефир, что родился там, по ту сторону двери…

– Да, это так.

– А что там, по ту сторону?

4
{"b":"154315","o":1}