ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да?

– Приветствую вас, мадам!

– Что? Что за обращение? Кто вы?

– Короче, калоша! Твой сынок, Славик, попал в серьезную переделку. Пока он еще жив, но долго вряд ли протянет…

Женщина вскричала:

– Что? Что с сыном? Где он? И кто вы?

Рудик рявкнул:

– Заткнись, плесень! Запомни, твой сынок пострадал за делишки хозяина кафе «Фергана», где барменил твой Славик. За грешки господина Тимохина. Хочешь, чтобы сыночек выжил, поторопись. Найдешь его на поляне леса. До нее по западному шоссе 16 километров, затем три версты вправо! Ментам лучше лишнего не говорить. Лишь то, что кто-то позвонил и сообщил о сыне, и, не вдаваясь в подробности, отключил связь. Будешь трепать лишнего, ляжешь на больничную койку рядом с сыном, если вообще не в гроб. Все. Адью, престарелая принцесса! Поторопись!

Отключив телефон, Рудик приказал подельникам:

– Биты протереть и бросить рядом с барменом. Затем все в салон! Выполнять!

Пока бандиты протирали биты, Рудик прошел до кустов, ограничивающих поляну. За ними черное болото. Он бросил в жижу сотовый телефон, украденный в городе накануне. Топь быстро поглотила мобильник. Рудик произнес:

– Так! Порядок! Теперь уходим! Дело сделано. И лишняя штука упадет в карман при встрече с Багром. Эх, правильно в кино говорили: жить хорошо, а хорошо жить еще лучше! Очень правильно!

Развернувшись, бригадир побежал к машине.

Спустя двадцать минут «девятка» вынырнула из леса на пустынное шоссе и пошла в сторону райцентра Бирюково.

Пузырь, увидев, что главарь свернул вправо, удивленно спросил:

– А куда это мы?

Рудик, включив магнитолу, ответил:

– Домой, корешок, домой!

– А?! Это чтобы второй раз на посту не светиться?

– Догадливый.

Рудик выполнил все инструкции Багрова. «Девятка», сделав приличный крюк по области, въехала в город с востока, миновав посты, пройдя через промзону. В гаражах на окраине города бандитов встретил человек Багра, которого все знали как Хочу. Тот принял машину и загнал ее в один из боксов. Причем не проронив при этом ни слова.

Рудик взглянул на подельников:

– А теперь, братва, внимание! Пальчики с дубинок мы убрали, резиной на «девятке» займется Хоча, но следы нашей обуви остались на поляне. А посему обувь требуется сменить. Сейчас все разъезжаемся по домам. По пути каждому купить по паре новых кроссовок, на рынках купить, у барыг. Старую обувь уничтожить. Если что, то сегодня мы действительно выезжали из города, но, естественно, без бармена и лишь для того, чтобы подыскать местечко для пикничка в предстоящие выходные.

– И нашли такое местечко? – спросил Пузырь.

Рудик ответил:

– Нашли, очень хорошее место, на берегу озера Большое, рядом с брошенной лодочной станцией. Кстати, там нам пришла мысль восстановить станцию. Вопросы?

– А когда «бабки» за бармена получим? – спросил Колун.

– Как только, так сразу! Не волнуйся, свою долю получишь. Сегодня отдыхайте, завтра, как скажет Багор. Разбежались.

Бандиты разошлись в разные стороны.

12.30. Тимохин собрался было пройтись по прилегающей к дому территории, посмотреть, не выставил ли Мирза наблюдение за домом, но тут раздался телефонный звонок. Трубку городского телефона сняла Татьяна. И тут же позвала мужа:

– Саша! Тебя! Какая-то женщина. По голосу немолодая.

– Может, Анна Григорьевна, наш новый повар? – спросил Тимохин.

– Не знаю!

Александр вышел в прихожую, взял у супруги трубку:

– Да!

– Тимохин? Александр Александрович?

– Да! А кто вы?

– Я Леонидова Ирина Михайловна, мать работавшего у вас бармена, Вячеслава.

Александр удивленно взглянул на супругу, шепнул, закрыв ладонью динамик:

– Мать Славика! С чего бы это? И по-моему, она не в себе.

Леонидова повысила голос:

– Что замолчали, господин Тимохин?

– Извините. Здравствуйте!

– А вот я вам того же пожелать не имею ни малейшего желания.

– В чем дело, Ирина Михайловна?

Леонидова сорвалась на истерический крик:

– В чем дело, спрашиваешь, спекулянт проклятый? Ты делишки свои темные проворачиваешь, а расплачиваться за них подставляешь моего сына?

Тимохин ничего не мог понять. Леонидова же продолжала:

– И как вас, таких сволочей, земля еще носит? Откуда вы взялись такие? Для кого деньги дороже человеческих жизней? Сами-то, наверное, с женщинами ласкаетесь в хоромах барских, а мой сын из-за вас умирает.

Александр постарался успокоить женщину, дабы понять, что она имеет в виду и что произошло со Славиком:

– Ирина Михайловна, прошу вас, успокойтесь и объясните наконец, что случилось?

– Что? А то ты не знаешь?

– Я ничего не знаю, честное слово.

– Забудьте о чести, подонок. За что, за какую провинность вы обрекли сына на погибель?

– Да о чем вы говорите? Можете объяснить толком?

– Могу! Из-за тебя Славу вывезли за город в лес какие-то бандиты, где избили… – женщина зарыдала, – … до полусмерти!

– Что? Бандиты? Вывезли? Но он не должен был приходить на работу. И что за бандиты?

– Должен, не должен, какая теперь разница? Мне позвонил тот, кто бил Славу. И сказал, чтобы я вас отблагодарила за то, что… да пошли вы к чертовой матери! Будьте прокляты! Да отольются вам мои слезы!

Мать Леонидова положила трубку. То же самое, присев на пуфик, сделал и Александр.

– Что случилось, Саша? – спросила супруга.

Тимохин поднял на жену глаза:

– Славика вывезли за город и избили до полусмерти.

Татьяна приложила ладошку ко рту:

– Господи! Но кто? И за что?

– Матери Славы позвонил один из ублюдков, что избили сына, и сказал: Славик отплатил за мои делишки.

– Но… но… это же ложь?!

– Попробуй доказать это матери Леонидова. Но почему бандиты решили отыграться за мою несговорчивость на Славике? И почему тот, в конце концов, пошел на работу?

Тимохин вновь поднял трубку телефона, набрал по памяти номер второго бармена, Грудова.

Послышались длинные гудки. Александр решил было, что второго бармена нет дома, как услышал сонный голос:

– Алло! Леха, ты?

– Тимохин! Спать изволишь, Артем Николаевич?

– Сан Саныч? А я думал, Леха!

Александр повысил голос:

– Какой к черту Леха?

– Да сослуживец, армеец мой. Вместе солдатскую лямку тянули. Вчера вот случайно встретились, да обмыли встречу. Так, что не помню, как домой попал. И сейчас словно оглушенный. А что произошло? Чего вы на меня кричите?

Тимохин, сбавив тон, спросил:

– Ты вчера Славика предупредил о том, что кафе на время закрыто?

– Не помню, Сан Саныч! Должен был, а вот звонил или нет, хоть убейте, не помню. Нажрались мы с Лехой вчера до упаду!

– Значит, не помнишь?

– Не помню! Ни хрена не помню! А в чем дело? Случилось что?

– Да! Случилось!

– А что?

– То, что по твоей милости, дурости, забывчивости, как хочешь понимай, Славик утром пошел на работу. По пути его захватили неизвестные бандиты, вывезли в лес и избили до полусмерти. Этого тебе достаточно?

После непродолжительной паузы Артем тихо спросил:

– Как это избили? Кто?

– Те, кто в пальто. Отсыпайся, приходи в себя и из дома ни ногой. Хотя бы сегодня! Дальше видно будет!

– А Славик как же?

– Ты понял, что я тебе сказал?

– С трудом!

– Сиди дома, пока не позвоню или не заеду. Все, до свидания! И смотри, Тема, никакой похмелки.

– Я и так не похмеляюсь. Но… Славик?

Тимохин бросил трубку на рычаги телефонного аппарата. Обхватил голову руками:

– Это Мирза, сука! Решил провести психическую атаку. Показать, что настроен воинственно. Жертвой выбрал Славика. Но это значит – его бандиты пасли барменов? Однако пьяного Артема, который не помнит, как вчера домой попал, не тронули, хотя его как раз легче всего было обработать. Отыгрались на Леонидове. Почему?

Татьяна присела на корточки перед мужем:

– Ну, разве можно понять логику бандитов?

18
{"b":"154316","o":1}