ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Так точно! Разрешите вопрос?

– Давай!

– А если, обнаружив пост, на удалении часового мне оставить одного снайпера, а остальных бойцов отвести в глубь ущелья?

Капитан взглянул на карту:

– Можно было бы и отвести, но за полтора километра до крепости ущелье расширяется. И растительность в некоторых местах довольно плотно покрывает дно. Если боевики, оставшиеся в живых после авианалета, ломанутся на восток, то с новых позиций отделению будет сложно уничтожить их. Я со связистом, конечно, подстрахую вас, но это не гарантирует выполнения задания.

Сержант кивнул:

– Я все понял, товарищ капитан!

– Если понял, выводи подразделение на марш. Да, смену постов духи, похоже, проводят через каждые четыре часа. Это тебе как информация к размышлению.

– Есть начать сближение с крепостью для обнаружения поста противника и подготовки позиций блокирования ущелья с востока на указанном рубеже!

– Давай, Толик! Работай по-тихому!

Отправив подразделения, капитан подозвал к себе связиста:

– Что у нас со «спутником», Костя?

Рядовой ответил:

– Да все в порядке. Связь устойчивая.

– Тогда давай-ка мне трубку!

Связист выполнил распоряжение командира группы.

Дементьев набрал номер спутниковой станции командира отряда. Подполковник Вербин тут же ответил:

– Слушаю тебя, Андрей!

– Примите доклад, Алексей Викторович. Время 23.10. Отделения группы приступили к проведению разведки и окружению объекта «крепость»!

– Доклад принял.

– Ничего нового по отряду Кабана нет?

– У меня нет!

– Численность его банды спецы ГРУ подтверждают?

– Из Ачгады Кабадзе вывел отряд в тридцать боевиков. В основном грузин, хотя и наемников других национальностей в банде хватает. Покинули поселок бандиты на автомобилях, которые позже оставили в ущелье, отходящем от дагестанского селения. Вот что подтверждает агентура Главного разведуправления.

Капитан спросил:

– О том, сколько духов привел Кабан в Ачгады, разведка информации не имеет?

– Нет!

– Ясно! А какова раньше была численность банды Кабадзе?

– Около пятидесяти наемников. Но ее неплохо потрепали в Дагестане, так что сейчас, думаю, у Кабана остались те тридцать боевиков, что он ведет в Кентум. Цель встречи Кабадзе и Бекмуразова по-прежнему неизвестна. В Хаба-Юрте последний оставил три машины – два «ГАЗ-66» и внедорожник «Тойоту». Селение контролируют спецы «Вымпела».

– Ясно!

– Как только отделения завершат окружение, доклад мне.

– Само собой!

– И еще, Андрей! Надо постараться просчитать путь возможного подхода банды Кабана к крепости. Вряд ли он поведет отряд по ущелью.

– В принципе, такой путь просчитан. Но сами понимаете, одно дело наши расчеты, другое – практические действия Кабана. А ущелье он может использовать на финальной стадии марша.

Вербин кашлянул:

– Ладно! Тебе там на месте видней. Жду доклада!

– Вы спать ложитесь! Раньше пяти-шести утра отделениям не закончить работу по окружению крепости.

– Я, Андрюша, знаю, что мне делать!

– Тогда до связи, Валдай!

– До связи, Двадцать первый!

Второе отделение, ведомое заместителем командира группы старшим лейтенантом Коробовым, прошло пять километров по достаточно густой «зеленке», изобилующей как холмами, так и оврагами, за 1 час 20 минут. В 0 часов 25 минут воскресенья, 4 июня, Коробов, когда отделение спустилось в одну из многочисленных балок, объявил привал. Вызвал по станции малого радиуса действия командира группы:

– Двадцать первый, я – Двадцать второй! Как слышишь?

Дементьев ответил:

– Слышу тебя.

– Мы в километре от условной линии, пролегающей от скалы строго на север!

– Принял!

– После привала разбиваю отделение на две части. Одну с комодом отправлю к скале, с другой пойду на поиски родника.

– Принял!

– Что у остальных?

– Двадцать пятый на привале, он тоже прошел пять километров. Учитывая изменившуюся с появлением предположения о вероятном нахождении шестого поста противника у родника ситуацию, я изменил ему маршрут обхода объекта в сторону увеличения расстояния от скалы. Двадцать третий с минуты на минуту должен выйти в сектор видимости поста в ущелье!

– Понял!

– У них задача проста, а вот тебе придется попотеть.

Спустя двадцать минут Коробов подозвал к себе командира второго отделения сержанта Павлова:

– Ты вот что, Стас, выдели-ка мне пару человек, а с остальными двигай к скале. Обойдешь верхний пост веером, сблизившись до расстояния визуального над ним контроля. Оценишь пост, оставишь ликвидатора, остатки отделения рассредоточишь по вершине западнее так, чтобы иметь внизу и крепость, и западный пост духов, установленный в ущелье.

– Понял, товарищ старший лейтенант!

– Смотри, напротив на перевале основной, сдвоенный пост Бекмураза. С него духи могут отслеживать обстановку в южном секторе, в ущелье и на нашей высоте. Это я к чему: будешь укрываться от скалы, а попадешь под пулемет перевала. Этого допустить нельзя. Посему выход на рубеж оборудования позиций ползком, змейкой. Работа лежа, без шума и лишних разговоров. Станцию переведи на вибровызов, чтобы не запищала на все ущелье, сейчас в горах, как на реке, слышно далеко. Для переговоров найди какую-нибудь яму. Я же пойду на поиск встречающего поста к роднику. Он у нас по карте в ста пятидесяти метрах от скалы, курсом на северо-запад. Найду, оценю, решу, что делать дальше. Снимать его до прихода банды Кабана нельзя, а вот контроль установить необходимо, так что ты мне бойцов лучших выдели.

Сержант сказал:

– Так вы сами и отберите, кто вам нужен!

– Хорошо! Со мной пойдут рядовые Илунин и Васин.

– Понял!

– Давай их ко мне, и расходимся.

Командир второго отделения прошел к группе бойцов, лежавших на склоне балки, подал команду. Спецназовцы построились. Из строя вышли два парня и подошли к Коробову. Доложили о прибытии.

Старший лейтенант спросил:

– Как самочувствие, орлы?

Ответил Илунин:

– Нормально! В порядке!

– Это хорошо! Значит, так, втроем идем на поиск поста, где часовой или специально отряженный дух должен встречать отряд Кабана. Метров пятьсот можно идти спокойно, далее сближение с наиболее вероятным местом установки поста, используя все необходимые меры предосторожности и маскировки. Часовой может находиться и не там, где мы предполагаем, поэтому через пятьсот метров остановка, я доведу до вас порядок движения в потенциально опасном секторе. До этого порядок движения обычный, за мной в колонну по одному. Илунин в середине, ну а ты, Васин, в тыловом замыкании. Дистанция между нами – тридцать метров. И никаких вскриков, шума, даже если кто повредит ногу и ему станет очень больно.

Васин самоуверенно усмехнулся:

– Товарищ старший лейтенант, мы не срочники и не пехота, все ж спецназ, и рейд этот не первый. Нас учить – только портить.

– Да что ты? Крутой, Васин, да? А кто в прошлом выходе на скале мешком дерьма висел, сорвавшись с террасы, увидев какую-то кобру?

– Исключения, товарищ старший лейтенант, только подтверждают правило!

Коробов вплотную сблизился с рядовым-контрактником (в группе все военнослужащие были контрактниками):

– Ты, Саня, меньше болтал бы, ясно? И слушал очень внимательно, что тебе говорит офицер.

– Я все понял!

– И давай на этот раз не станем подтверждать правила работы группы в экстремальных условиях?! Обойдемся без исключений. Слишком дорого они нам могут стоить. Яхши, рядовой?

– Так точно, товарищ старший лейтенант!

– Отлично! Группе за мной в колонну по одному, соблюдая установленную дистанцию, шагом марш!

Группа старшего лейтенанта Коробова вышла из балки. Одновременно на запад двинулось сокращенное отделение сержанта Павлова.

Пятьсот метров группа Коробова прошла за пятнадцать минут. Спустившись в очередную неглубокую балку, старший лейтенант остановил солдат:

12
{"b":"154318","o":1}