ЛитМир - Электронная Библиотека
* * *

Осмотрели все уголки сада, потом Томми забрался на невысокую каменную ограду, на которую свисали глицинии: он хотел заглянуть в соседний двор – что, если котенок просто не может выбраться оттуда?

– Что там видно? – спросила Анита снизу. Стоя на ограде, Томмазо осматривал все вокруг, близоруко щуря глаза.

– Посмотри сама, – предложил он и протянул девочке руку, помогая подняться.

Анита тоже забралась наверх и встала рядом с ним.

Перед ними раскинулся своего рода лабиринт из множества невысоких оград, цветущих деревьев, узких и высоких домов, крыш, небольших двориков, арок и типичных венецианских окон, разделенных посередине тоненькой колонной.

– Теперь понимаешь, в чем сложность?

– Мьоли́ может быть где угодно, – ответила, расстроившись, Анита.

– Вот увидишь, он вернется.

– Думаешь?

– Конечно. К тому же тут совсем не опасно. Здесь он не рискует попасть под машину.

Томмазо оставил на стене ванильное печенье, и они спрыгнули на землю.

– Не хотелось бы, чтобы он угодил в колодец... – проговорила Анита.

– Ну, это невозможно, – заключил Томми.

Однако на всякий случай они все же заглянули и туда. Колодец, сложенный из светлого камня, оказался чуть ли не выше их роста, к тому же его закрывала решетка.

Томми извлек из своих бездонных карманов электрический фонарик и посветил вниз.

Внутри колодца скопился мусор, попавший туда за время, пока дом оставался необитаемым.

– Видела?

Анита кивнула.

Они направились в дом.

Девочка стала подниматься по лестнице, а Томми остановился.

– Он мог спрятаться где-нибудь на верхнем этаже, – оглянувшись, сказала Анита.

– Твоя мама не хочет, чтобы я поднимался туда.

– Моя мама никому не разрешает подниматься туда. Она работает и не хочет, чтобы трогали ее инструменты.

– Понятно. – Мальчик провел рукой по волосам. – Значит, мне и незачем подниматься.

Анита подошла к нему:

– Скажи правду. Я же понимаю, что это только предлог.

Томми посмотрел на странные лица на стенах. Какое-то одноглазое чудовище, наверное, должно было изображать Полифема, а щупальца – Симплегадов, мифических существ, сталкивающих скалы, чтобы раздавить проплывающие между ними суда...

– Может, и предлог, – покачав головой, согласился он, – только говорят, в этом доме происходили странные вещи...

С верхнего этажа донесся какой-то металлический звон. И через мгновение повторился.

– Ты хочешь сказать, тебе страшно?

– Не то чтобы страшно, но...

Томми вдруг замолчал, и глаза у него округлились. Наверху лестницы появилась какая-то фигура в белом одеянии и в огромных желтых очках.

– Осторожно! – закричал Томми подруге, отступая.

Желтоглазый призрак остановился. Мама Аниты сняла очки, в которых работала, и, вздохнув, сказала:

– Это я, Томми! На сегодня я закончила!

Она сняла шапочку, высвободив волосы, и расстегнула рабочий халат. Наконец сняла и отбросила в сторону перчатки.

– Добрый вечер, госпожа, – проговорил Томмазо, когда женщина подошла к нему.

– А ну-ка признавайтесь – что затеваете? – спросила она, погладив дочь по голове.

– Мы ищем Мьоли́, – ответила Анита.

– Того котенка?! – засмеялась ее мама. – Опять спрятался?

– Похоже.

– Уж точно его не украли, – пошутила госпожа Блум. – Где бы он ни был, поищем завтра.

– Но...

– Нет, Анита, – вздохнула мама девочки, – на сегодня поиски котенка окончены. Я работала весь день на лесах, устала, испачкалась в краске и мечтаю только об одном – принять душ и что-нибудь поесть.

Анита с тоской посмотрела на лестницу, уходящую вверх.

– Вернется, вот увидишь, – заверила девочку мама.

– Томми тоже так говорит.

– И он прав. Завтра после обеда, когда придешь сюда заниматься, котенок будет сидеть в саду и ждать тебя.

Анита поискала сочувствия у Томми, но ее единственный венецианский друг слишком растерялся из-за того, что принял женщину за призрак, и теперь стоял, опустив голову и ожидая, чтобы все поскорее закончилось.

Затерянный город - _02.png

Глава 2

ГДЕ ПРЯТАЛСЯ МЬОЛИ

Заперев дверь Дома Мориса Моро, все трое вышли на канал Борго. С лагуны дул сильный ветер, принося с острова Джудекка запахи цветов и какие-то бумаги, кружившие по земле, словно листва.

Томми остался весьма доволен, что выбрался целым и невредимым из дома, который так страшил его.

Аниту, напротив, дом этот нисколько не пугал. Он казался ей вполне даже реальным существом: шесть дымовых труб – это взлохмаченные волосы, балкон – улыбающийся рот, подвалы по обе стороны дверей – пухлые щеки нахальной физиономии.

Затерянный город - _03.png

– Томми рассказал, что старый владелец дома повесился на последнем этаже, – вдруг произнесла Анита, как бы развивая свое воображение.

– Анита! – с укором произнес Томми, покраснев от смущения. – Это неправда!

– Но ты же сказал это!

Девочка подождала, пока ее мама запрет висячий замок на цепочке у входной двери, и спросила, правда ли это.

– Конечно нет. Глупости! – Женщина засмеялась, направляясь к ребятам. – Кто тебе рассказал это, Томми?

– Так говорят...

– Так значит, не повесился? – продолжала выяснять Анита.

Госпожа Блум покачала головой:

– Вот еще! Морис Моро умер от старости у себя дома, как и хотел. – Она остановилась и показала на причудливое каменное украшение слухового окна: – Он умер вон там, в своей мастерской, выпив горячего чая. Говорят, будто перед смертью он сказал: «Я видел слишком много красоты».

– Томми уверяет, что этот дом приносит несчастье.

– Анита! – снова с укором сказал мальчик. Он не знал, что можно так доверительно делиться своими мыслями со взрослым человеком. И уж тем более что не стал бы так говорить со своей мамой. Это совершенно немыслимо.

– Ты в самом деле так сказал?

– Нет, госпожа Блум, – попытался оправдаться он. – Но в Дорсодуро... незадолго до вашего приезда, разумеется... все всегда говорили, что не нужно ходить играть в Разрисованный дом. То есть, понимаете, возле него...

– И вы, – сказала художница-реставратор, – могу поспорить, всегда играете именно здесь.

– Ну, в общем да... – признался Томми, пригладив волосы. – Получалось как бы... испытание на смелость. Нужно было забросить мяч во двор Разрисованного дома и потом... сбегать за ним. Пока... я хочу сказать... обезьяна... – Мальчик замолчал.

– Какая обезьяна?

– Ну, короче... Мы думали, тут живет... обезьяна.

Теперь рассмеялась Анита:

– Обезьяна? В Венеции? Вот так новость!

– Но тем не менее это действительно так, – возразила ее мама.

Томми выпучил глаза.

– Морис Моро, когда приехал сюда, действительно привез с собой обезьяну, – объяснила художница-реставратор. – Это была макака с Гибралтара, Морис очень любил ее и даже изобразил на стене.

– Я не знала! – воскликнула Анита. – А где?

– Как раз на той фреске, которую сейчас расчищаю. Когда Морис умер, сидя в кресле, именно обезьяна и сообщила об этом соседям...

– Какая интересная история... – проговорил Томми.

– А что потом случилось с обезьяной? – спросила Анита.

Госпожа Блум пожала плечами:

– Кто его знает. Одни говорят, будто это она устроила пожар, оставшись одна, и тогда сгорела часть последнего этажа.

– Подумать только! – удивилась Анита. И вдруг спохватилась: рюкзак! Взглянув на маму, поняла, что та не взяла его.

– Значит, это правда, что тут был пожар? – спросил Томми, снова заинтригованный.

– Еще какой! И хорошо еще, что... – Госпожа Блум почувствовала, что ее тянут за рукав. – Что случилось, Анита?

3
{"b":"154320","o":1}