ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джулия присела на кровать под большим балдахином. Как бы она хотела, чтобы сейчас здесь были мама и папа… И Джейсон.

— А вы не могли бы рассказать подробнее… Ну, о миссис Мур, — сказала она.

Нестор некоторое время смотрел в окно, потом ответил:

— Миссис Мур решила пригласить гостей на чай. Мистер Мур возражал, но Пенелопа… Ах, она была так наивна! В общем, хватило одного визита, чтобы от некоторых людей невозможно было избавиться…

— Понимаю, — кивнула Джулия. — Этот человек, что ломился в дом, — один из них?

— Он не был гостем, он водитель, да… Смешное пугало, во всяком случае, я так думал… Он много раз бывал здесь… вместе с Обливией Ньютон. Что же касается Обливии, то после первого раза её больше не приглашали. Она… она хотела купить этот дом.

Джулия встала и подошла к старому садовнику.

— Мы скажем об этом папе с мамой, Нестор. Не тревожься. Мы никогда не продадим этот дом.

— Хорошие слова, девочка. Очень хорошие…

За окном послышался грохот.

— Сарай с инструментами! — вскрикнул Нестор. — Он пытается проникнуть туда!

Глава 15

Снова в городе

Лавка забытых карт - i_020.jpg

На улице Рик воскликнул:

— Джейсон, второй такой встречи с крокодилом я не переживу!

Джейсон в эту минуту рассматривал план города Пунто, зарисованный в дневнике Улисса Мура.

— Может, перестанешь ныть и поможешь мне разобраться? Ничего тут не понимаю. Давай сюда свой дурацкий рюкзак, я сам его понесу.

— Спасибо, не развалюсь. Между прочим, в этом дурацком рюкзаке лежат уникальные вещи. Из другого мира, считай. Очень возможно, что через несколько тысячелетий какой-нибудь археолог отроет его в песке и будет долго ломать голову, откуда он тут взялся!

— Ну ты и разошёлся! — рассмеялся Джейсон. — Совсем как моя сестра.

— У твоей сестры, в отличие от тебя, в голове есть хоть немного мозгов.

— Мы же близнецы.

— Ну и что?

— А то, что мозгов у нас поровну.

— Сомневаюсь, — проворчал Рик, поправляя на плече рюкзак, который после визита к старику стал заметно тяжелее.

— Ладно, как только увижу сестру, скажу ей.

— Рискуешь, Джейсон! — воскликнул Рик.

— А ты будь осторожен. Слышал, что сказал хозяин лавки?

— Конечно. Он сказал «Ха-ха!» и сплюнул в таз. Ладно, давай вместе разберёмся.

Мальчики склонились над планом. Мимо проходили мужчины и женщины в пёстрых одеждах, не обращая на них внимания.

— Где же мы сейчас находимся? — пробормотал Рик. — Ага, кажется, здесь. — Его палец упёрся в круглую площадь, от которой расходились четыре улицы.

— Ха-ха! — ответил Джейсон, желая поддразнить друга.

Рик поддержал игру:

— Ха-ха! Как ты думаешь, Талос, может, у нас сыщется неплохая работка для этих молодых людей?.. Ну ладно, если мы только что проходили похожую площадь, то порт должен быть вон там.

С хозяином лавки договорились просто: они отнесут в город два свёртка, а он даст им единственную подсказку, которая, может быть, окажется полезной в поисках Комнаты, которой нет.

— Это займёт у вас немного времени, и можете оставить себе чаевые, — сказал старик. — Ха-ха! Раз уж вы действительно местные ребята.

Один свёрток предстояло вручить капитану финикийского судна, которое на днях должно было отплыть в Микены. Второй предназначался сему,то есть врачу; он собирался отправиться на поиски новых трав для своих лекарств и нуждался в карте.

Отыскать порт оказалось нетрудно. Ребята шли, обгоняя телеги, запряжённые волами. Воздух становился всё свежее, дышалось легче. Лица овевал приятный ветерок. Именно этот ветерок и вызвал у Джейсона некоторое сомнение.

— Он солёный, — сказал мальчик, облизывая губы. — Почему? Ветер с реки не должен быть солёным.

Рик не ответил. Он поглядывал по сторонам, боясь свернуть не туда.

Вскоре они вышли на берег… моря.

— Куда там впадает Нил? — спросил Рик. — В Средиземное море, кажется. Или в Красное?

— В Средиземное, географию надо знать, — засмеялся Джейсон.

Финикийское судно, куда следовало доставить свёрток, чем-то напоминало «Метис». Капитан, ливанец с длинными чёрными волосами, весело рассмеялся, когда ребята подошли к нему:

— А, новые рассыльные из лавки! Выходит, старику всё же удалось подправить наши карты.

— У вас красивое судно, мистер, — сказал Рик, окинув взглядом мачты.

— А куда вы направляетесь? — поинтересовался Джейсон.

— В залив Арголикос. Вообще-то нам надо доставить груз в Микены, но, поскольку там нет водных путей, придётся кое с кем договариваться. — Развернув карту, ливанец заметил: — Хорошо-хорошо. Отличная работа!

В руки ребят из его карманов переместилась горстка дебенов. Почти сразу они обменяли монеты на два, как бы сейчас сказали, сэндвича — между пресными лепёшками лежали дымящиеся куски баранины, приправленные острыми специями.

Позволив себе передохнуть, мальчики уселись на причале, свесив ноги. Пока ели, рассматривали пироги, которыми управляли длинными деревянными шестами, и флотилию фараона, расположившуюся в центре противника.

— Видишь эту штуку на носу? — показал Рик на одно из судов. — Это таран. Им пробивают корабль противника.

Лепёшки с бараниной оказались необыкновенно вкусными, но после них хотелось пить. Страдая от жажды, ребята направились в квартал, где жил доктор.

Рик обнаружил, что ориентироваться в Пунто проще простого: высоченные стены Дома жизни были видны с любого перекрёстка. Улицы шли под прямым углом, самые широкие из них делили город на кварталы. В глиняных домах жили торговцы, в тростниковых — люд попроще и победнее, немногочисленные дома из кирпича-сырца (иногда в два-три этажа) занимали вельможи и чиновники.

На одной из площадей мальчики натолкнулись на уличных музыкантов. Один весь в белом, даже лицо выбелено, другой — в чёрном. Вдвоём они заменяли целый оркестр. Первый, в белом, играл на каком-то щипковом инструменте и время от времени на деревянной флейте. Второй, в чёрном, отвечал за ударные: выстукивал ритм на барабанах, с силой ударял в медные тарелки и сопровождал пение трещоткой.

Послушав немного, мальчики поняли, что речь идёт о влюблённых — вероятно, тех самых, что потерялись в Доме жизни, когда начался пожар.

— Не понимаю, почему песни о любви непременно должны быть такими драматическими, — заметил Джейсон. — Нет, чтобы спеть о счастливой любви.

Рик промолчал. Он хорошо помнил, как горевала его мать, когда отец пропал в море, и подумал, что ей совсем не нужна была тогда эта красивая песня о любви.

Дом врача они узнали сразу: во дворе толпились мужчины и женщины, терпеливо дожидавшиеся своей очереди на лечение.

Мальчики объяснили, что они принесли пакет для доктора, и прошли в дом.

В комнате, где они оказались, за порядком следили двое юношей с бритыми головами. На столах теснились сосуды с водой, горшки с самыми разными растениями и множество банок. В коробках и коробочках лежали квасцы, медь, уголь, железо, известняк, сода, сера, мышьяк (все коробки были помечены иероглифами). В других сосудах находились забродившее пиво, мёд, спинной мозг и жидкая глина.

Доктор, полноватый, пышущий здоровьем человек, готовил припарку для женщины со ссадиной на голени. Развернув папирус, протянутый ему Джейсоном, он радостно воскликнул:

— Карта! Уф, я уж думал, что никогда не дождусь! — и сразу углубился в её изучение.

Джейсон несколько раз выразительно покашлял, чтобы напомнить о себе.

— Нам сказали, что за доставку получим чаевые, — наконец не выдержал он.

— Чаевые? — удивился доктор, и лицо его порозовело. — Чаевые за незаконченную карту. Доставленную к тому же с такой задержкой? Скажите спасибо, что не велю выпороть вас! Вон отсюда!

Взглянув на бритоголовых помощников врача, мальчики поспешили удалиться. Выйдя на улицу, Джейсон сообщил собравшимся в очереди, что они могут войти к доктору все сразу и что лечить их будут бесплатно.

18
{"b":"154325","o":1}