ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Обливия кивнула:

— Это они. Но их должно быть трое. Недостаёт девчонки. Сестры-близняшки того, что поменьше.

— Сестра-близняшка Острого Языка. Ха-ха! — повторил за ней старик.

— Его зовут Джейсон. Джейсон Кавенант. А другой… другой Рик Баннер, сопляк из посёлка, сын рыбака.

— Поосторожней в выражениях, жрица! — предупредил старик. — Мы с Талосом тоже дети рыбаков! Не так ли, дорогой?

Крокодил распахнул пасть и громко защёлкнул её.

— Они украли у меня карту из-под самого носа! — пожаловалась Обливия.

— Я так не думаю, — заметил молодой египтянин. — Судя по тому, что мы только что слышали, они всё ещё ищут её.

— А тебя никто не спрашивает!

— Ха-ха! — усмехнулся старик, с удовольствием наблюдая за их перепалкой. — Ну и ну. Жрица-истеричка и человек, который мнит себя очень сильным. Знаешь, Талос, об этом можно будет вспоминать как о самом интересном событии года. — Наконец ему надоело слушать, и он хлопнул в ладоши: — Вам не хватает организованности… друзья. А также пары туфель для женщины, если хотите поспешить за ребятами. Острый Язык и Бесстрашное Сердце убеждены, что карта находится в Комнате, которой нет. И они отправились на её поиски.

Обливия взглянула на него с недоумением.

— Ты хочешь сказать, что дал им верную подсказку?

— Ха-ха! Клянусь богами Верхнего и Нижнего Египта, эти иностранцы не понимают ни одного иероглифа! Сколько раз повторять это! Нет никакой подсказки, потому что Комната, которой нет, не существует!

Глава 17

«Баллада о влюблённых»

Лавка забытых карт - i_023.jpg

— Ну конечно, я в этом уверена! Это всего лишь песня, и ничего больше! — воскликнула Марук.

Ребята сидели у фонтана, откуда могли наблюдать за выходом из Гостиного двора — не появится ли оттуда Джулия, и за Домом жизни — не выйдет ли случайно отец Марук.

Пока мальчики были в городе, Марук убедилась, что доску, которой они прикрыли проём в стене, никто не сдвигал. Теперь она уверяла, что подсказка старика — сущая ерунда.

— Ты же сама говорила, что Дом жизни полностью никто не осматривал. Там тысячи коридоров и залов, почему бы среди них не быть и Комнате, которой нет?

— Если говорить точно, — заметил Рик, что-то подсчитывая на листке, — там должно быть десять тысяч шестьсот сорок восемь помещений. Двадцать две секции по двадцать две комнаты, по двадцать два коридора… Чтобы осмотреть их все, нам нужно.

— Ты забыл о тайных переходах, — перебил его Джейсон. — Старик уверяет, что их сотни, даже тысячи! Такую громадину наверняка строили в несколько приёмов, и каждый строитель мог внести что-то своё: добавить какую-нибудь нишу, лишнюю лестницу.

— Это вполне вероятно, — согласилась Марук.

— Пятьсот пятьдесят три тысячи шестьсот девяносто шесть ниш, а может, и больше. Даже если потратить на каждую по минуте… — в ужасе прошептал Рик.

— Ну и что? — сказал Джейсон скорее по инерции.

Марук улыбнулась, теребя косу:

— Если бы вы поговорили об этом с моим отцом, то убедились бы, что Комната, которой нет, не существует. Но в любом случае, я не могу поверить, будто единственный способ отыскать её — внимательно прослушать «Балладу о влюблённых». Или перечитать — ведь есть же списки. Ой, да о чём это я? Старик, который дал вам эту подсказку, — преступник и вор. Причём из худших. Услышав его имя, любой тут же сделает знак против сглаза. Его у нас называют Мрачным Указателем. Он сжёг целую секцию с документами! Его должны были казнить, но, благодаря связям, он остался в живых. А кроме того, посудите сами, разве такое возможно? «Баллада о влюблённых» — это всего лишь баллада. Ну да, её знают практически все, но мало ли других баллад!

— Известно же, что иногда лучший способ спрятать что-то — оставить у всех на виду… — возразил Джейсон.

— Чтобы найти Комнату, которой нет, нам потребуется семьсот шестьдесят восемь дней только на очень и очень ограниченную часть, — воскликнул Рик, продолжавший считать. Заметив растерянность друзей, он добавил: — Так что вы говорили?

— В «Балладе о влюблённых», — пояснила Марук, — рассказывается о молодых людях, которые отправились в Дом жизни, чтобы узнать… в чём смысл жизни. Начав поиски, они пошли по разным коридорам и с тех пор блуждают, так и не встретившись.

— Это означает одно: смысл жизни найти невозможно, — заключил Джейсон.

— Предлагаю другой вариант, — сказал Рик. — Невозможно найти в одиночку. Ну хорошо, а как заканчивается баллада?

— Влюблённые верят, что рано или поздно они встретятся. И произойдёт это в Комнате, которой нет.

Джейсон посмотрел на Рика:

— Вот именно!

— Но в балладе не говорится, что они нашли эту комнату, — пожала плечиками Марук.

— Потому что это любовная песня, — заключил Джейсон. — А на самом деле, я убеждён, что комната существует. И что там кто-то спрятал карту, которую ищем и мы, и Обливия Ньютон.

— Было бы замечательно, — тряхнула головой Марук, — но, думаю, вы ошибаетесь.

Тем не менее она отправилась к своему учителю музыки, чтобы спросить у него текст. Ждать её долго не пришлось.

— Вот! — Девочка расстелила на земле длинный папирус. — Мой учитель сказал, что это самый точный список «Баллады о влюблённых».

Три пары глаз тотчас устремились к последней строфе, которая гласила:

У нашей комнаты звучащий ключ.
На пороге появляется свет,
И виден он, когда смыкается час
Тех, кто любит и вечно следует
Друг за другом.
Лавка забытых карт - i_006.jpg

— Что он делает? — спросил Нестор у Джулии, полагаясь на её молодые глаза.

Они стояли в ванной комнате на третьем этаже — сарай с инструментами был виден только отсюда.

— Он не смог войти, — ответила Джулия. — И похоже, смирился с неудачей. Ходит туда-сюда и весь промок.

Погрозив кулаком в сторону виллы, Манфред закричал:

— Всё равно войду! И очень скоро!

Потом он пропал из поля зрения.

Джулия и Нестор прошли в комнату напротив ванной, надеясь увидеть водителя с другой стороны дома.

— Нет, не видно… — проговорила девочка.

И тут они услышали громкие удары внизу — Манфред безуспешно пытался взломать одну из дверей.

— Зато слышно, — улыбнулся Нестор, внимательно посмотрел на Джулию и заключил: — А знаешь, ты молодец!

— Знаю, — ответила она, не отходя от окна.

Потолкавшись во все двери, Манфред сел в машину и включил свет в салоне.

— Может, уедет всё-таки, — понадеялась Джулия.

С улицы загрохотала рок-музыка — динамики автомагнитолы работали на полную мощность.

— Уезжай, уезжай, — заклинала девочка.

Свет в салоне мигнул, но не погас, это не ускользнуло от Нестора.

— Понятно, с другой стороны вышел… — сказал он. — Хочет обмануть нас…

— Обмануть? Но он всё равно не сможет войти…

Вдруг Нестор поспешил вниз.

— Что вы собираетесь делать? — встревоженно спросила девочка, спускаясь вслед за ним. — Пожалуйста, не уходите! — взмолилась она, когда садовник подошёл к двери и взялся за ручку. — Не оставляйте меня одну!

— Что бы ни произошло, что бы ты ни увидела из окна. НЕ ВЫХОДИ! — приказал он. — Этот человек не должен войти сюда, понимаешь? Этого ни в коем случае нельзя допустить. Джулия, ты молодец! Я уверен, что могу положиться на тебя. Рику и твоему брату очень нужно, чтобы ты оставалась в доме… и помешала этому негодяю подойти к Двери времени.

— Пожалуйста, не оставляй меня!

— Ты не одна, — сказал садовник, распахнул дверь и исчез в темноте.

Джулия быстро заперла за ним дверь и поспешила наверх, к окну.

— Мама, папа! Джейсон! Рик! — шептала она, словно молитву, поднимаясь по лестнице, вдоль которой висели портреты.

20
{"b":"154325","o":1}