ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
Лавка забытых карт - i_010.jpg

Следуя совету Марук, Джейсон и Рик вышли на террасу. Вид отсюда был захватывающий. По ту сторону высокой стены виднелось множество квадратных домов, стоявших в хаотичном порядке. Город тянулся вдаль, к широкой реке.

— Это, наверное, Нил… — восхищённо сказал Джейсон.

Голубая вода блестела на солнце, отражая небо, в речных волнах тут и там виднелись треугольные паруса.

Ребята с изумлением оглядывались, не веря собственным глазам.

— Слушай, Джейс, ты что-нибудь понимаешь? — спросил Рик.

Джейсон почесал затылок и ответил:

— Ну, мы с тобой оказались в Древнем Египте. Это, конечно, странно, но и ты, и я умеем читать иероглифы…

— Нет, я другое имел в виду, — сказал Рик, листая дневник Улисса Мура. — Почему мы попали именно сюда? Может, так пожелал прежний владелец виллы?

На одной из страниц мелькнул рисунок маски Тутанхамона с пометкой «Сокровище фараона».

— Смотри! — воскликнул Джейсон. — Думая об этом рисунке, я повернул руль там, в гроте…

— Фараон-ребенок, — проговорил Рик. — Он стал властителем Египта, когда ему было двенадцать лет. Ну, «властителем» — это громко сказано…

— Здесь должна быть какая-то связь, — перебил его Джейсон. — Я подумал о рисунке и повернул руль… Но при чем тут прежний владелец виллы? Мне бы хотелось выяснить это!

Рик перевернул страницу и увидел несколько зарисовок, сделанных Улиссом Муром. «Город Пунто» — гласила надпись. Карандашный эскиз воспроизводил аллею сфинксов, по которой ребята прошли к Дому Скриба.

— Ого, так он был тут… — проговорил Рик. — Ну да, был…

— Я ещё в гроте подумал, что Улисс Мур и его жена приезжали сюда на «Метис». Мы повторили их путь.

Рик кивнул и стал листать дневник дальше:

— Владелец виллы пишет, что фараоны очень любили этот город за его красоту и часто наведывались сюда. Ммм. Вот послушай: «Пунто — это исчезнувший город, его так и не смог найти ни один археолог».

— А он ничего не пишет об этих красных стенах?

Рик перевернул страницу:

— Пишет! Не очень понятно, правда. Вот смотри: «Стены ограждают самое большое богатство Пунто. Это лабиринт из лестниц и коридоров, колодцев и башен, галерей и переходов, в самых разных направлениях». Под землей тоже есть лабиринт.

Джейсон с удивлением посмотрел на стены.

— Лабиринт?

Рик нетерпеливо мотнул головой:

— Дай дочитать. А, вот! Где-то в этом саду имеется вход в лабиринт, а также в храм под названием «Дом жизни». Этот храм посвящен богу Тоту, мы с тобой видели его статую. В лабиринте хранится «Коллекция» — здесь так и написано, в кавычках, видишь? Эта «Коллекция» содержит все знания Древнего мира, накопленные за тысячу лет до создания Александрийской библиотеки.

Джейсон в изумлении присвистнул:

— Александрийская библиотека? Она была создана в третьем веке до нашей эры. Потом её сожгли римляне, часть книг вывезли в Константинополь.

Рик продолжал читать:

— «Коллекция» — желанная и недостижимая цель всех исследователей древности. В городе Пунто можно найти всё что угодно. В порту или на базаре, где сходились караванные пути, каждый день обменивался самый разный товар: папирусы, смола, янтарь, золото, слоновая кость, пигмеи. — Он внезапно остановился. — Как это понимать — пигмеи?

— Думаю, низкорослые люди, ну, они ещё до сих пор в джунглях живут, в тропической Африке, — ответил Джейсон.

— Смотри, тут изображено что-то вроде примитивной карты города! — вскрикнул Рик.

— Покажи.

Мальчики склонились над карандашным рисунком. Какие-то места на карте были помечены кружочками.

На соседней странице ребята увидели странную, явно сделанную наспех запись:

ЧТОБЫ СОРИЕНТИРОВАТЬСЯ, ТЕБЕ ПОНАДОБЯТСЯ УДАЧА И ДВЕ ХОРОШИЕ ЗВЕЗДЫ. ИЩИ КАРТУ В БАШНЕ ЧЕТЫРЁХ ПАЛОК.

— Эй, где вы там? — раздался звонкий голосок Марук.

Рик спрятал тетрадь в рюкзак и спросил:

— Ну, что будем делать?

— Пока пойдём за ней, — ответил Джейсон, — а там увидим.

Все трое вышли из Дома Скриба. Девочка пояснила, что днём её отца можно найти в Доме жизни. Услышав это, мальчики переглянулись.

Пока шли по саду, Джейсон пытался расспросить Марук о «Коллекции» и прочих вещах, описанных в дневнике (разумеется, без ссылки на него), но она отвечала как-то неопределенно, словно ей было скучно говорить о том, что и так всем известно.

Дом жизни оказался очень красивым сооружением. Крышу его поддерживали огромные статуи, ступени из гладкого камня были окрашены в разные цвета.

Внутри сновал народ, Джейсон даже подумал, что в лондонском метро в час пик бывает не меньшее столпотворение.

Онемев от удивления, мальчики рассматривали гигантский зал, в центре которого находился огромный колодец без воды — как шахта, пытался подобрать сравнение Джейсон; раньше ничего подобного ни ему, ни Рику видеть не приходилось. На внутренних стенах колодца разместились сотни лестниц, ведущих во внутренние помещения. Кроме этого верх и вниз двигались веревочные подъёмники, перевозившие свертки папирусов и людей.

В самом зале на немыслимую высоту возносились бесчисленные ярусы-галереи, также соединенные лестницами.

Жаркий и пыльный воздух был напоён ароматами. Пахло шкурами, подгнившим папирусом, коричным деревом, мускатным орехом и ещё чем-то.

— Добро пожаловать в нашу «Коллекцию». — Торжественно произнесла девочка.

— Так это и есть «Коллекция»? — удивился Джейсон. — Эй, Рик, осторожней, — крикнул он другу, который, засмотревшись на подъёмник, едва не свалился вниз.

— Ну да. Здесь хранятся папирусные свитки, таблички. Всё, что написано разными людьми. Ещё всякие вещи, мебель, инструменты, монеты.

Их отдают сюда на хранение. А кое-что жрецы приказывают сберечь для будущего…

Джейсон ещё раз оглянулся по сторонам и наконец-то понял, на что это похоже: на муравейник. Гигантский муравейник в городе Пунто, затерявшемся во времени…

— И твой отец управляет всем этим? — спросил Рик в растерянности.

— Да, — с гордостью ответила Марук. — Пойдемте!

Она подвела мальчиков к двум мужчинам в длинных красных одеждах; их головы мужчин украшали голубые тюрбаны с белыми перьями, немного напоминавшие индийские. Укрывшись в спокойном углу за статуями, они пили красный чай, каркаде. Увидев ребят, мужчины вскочили и неуклюже поклонились.

— Уважаемые указатели, — обратилась к ним Марук, словно не замечая поклона, — нам необходимо повидать Великого мастера Скриба, то есть мне с друзьями нужно пройти в его покои.

При слове «указатели» Джейсон чуть не рассмеялся, хорошо хоть Рик вовремя толкнул его в бок.

Один из мужчин, повыше и посуше (склонный к сравнениям Джейсон счёл его похожим на тростник), немного помявшись, ответил:

— Мне жаль, юная дочь, но Правило тридцать два не позволяет мне и моему помощнику исполнить твое желание.

Другой, толстячок поменьше ростом, с огорчением покачал головой.

Марук нахмурилась:

— А что это за Правило тридцать два?

— Оно предписывает не замечать и не обижать детей.

Марук уставила руки в бока:

— Но я — дочь Великого мастера Скриба!

Высокий мужчина прищурился, словно желая рассмотреть её получше:

— Думаю, ты права, прости меня. И всё же просьбу твою выполнить невозможно.

— Почему это?

— Правило четыре гласит: безопасность. Говорят, с минуты на минуту сюда может прибыть фараон. Разве ты не заметила, какое сегодня столпотворение в Доме жизни? Вот-вот, все они надеются на встречу с правителем. Однако задача указателей — следить за выполнением Правила двенадцать: ни один человек не должен входить во внутренние покои до особого распоряжения.

Толстячок согласно покивал, хотя лицо его выражало сочувствие.

— Вообще-то не видно, что вы убивались на работе, — ехидно заметила Марук, кивая на каркаде.

— Мы не… — хотел что-то сказать толстячок, но его остановил грозный взгляд напарника.

6
{"b":"154325","o":1}