ЛитМир - Электронная Библиотека

Витька сунул руку в карман, сбросил вызов. Телефон замолк. Парень оглянулся.

Овраг был освещен. На дне белели кости. Много.

– Смотри, пап, – указал Круглов.

Отец оглянулся.

– Опа… Наверное, скотомогильник тут. – Отец снова вытер руки о пальто.

– Наверное.

– Ладно, потом разберемся. Завтра в санэпидстанцию заеду. Давай, Вить, звони еще.

Круглов набрал номер отца еще раз.

Телефон заработал. Далеко.

– В какой стороне? – прислушивался отец.

– Там, – указал сын. – Кажется, там…

– Не отключайся.

Он двинулся на звонок. Витька за ним.

– Жалко трубку, – рассказывал отец. – Я с ней бизнес начинал, глупо в лесу потерять…

Круглов хотел сказать, что, наверное, в данном случае лучше пожертвовать телефоном. Да, трубка, да, старинная. Но, в конце концов, есть вещи и подороже.

– Она тут недалеко, – бормотал отец. – Мне эту трубку твоя мать подарила. Она в девяносто пятом ездила в Испанию собирать клубнику, три тысячи долларов заработала и купила мне…

Историю про эту семейную трубку Круглов слышал уже полтора миллиона раз и не очень хотел слушать ее сейчас. Но он также знал, что отца остановить уже нельзя.

Телефон замолчал.

– Что такое? – спросил отец.

– Вызов сбросился. Сейчас позвоню.

Парень набрал номер еще.

Звонок.

– В другом месте… – растерянно произнес отец.

Он повернул и двинулся на звонок.

– Стой, папа, – сказал Витька.

– Эту трубку подарила мне твоя мама, и я не хочу, чтобы она оставалась здесь!

– Не надо туда ходить…

Звонок сместился. В сторону, метров на пять.

Отец остановился.

Звонок сбросился.

– Еще звонить? – спросил Круглов.

– Не надо, наверное.

Отец попытался закурить, не получилось, сигареты просыпались на землю.

– Ладно… – Он снова вытер руки. – Ладно. Черт-те что тут происходит… Пойдем.

– Почему он бродит? – спросил Витька. – Телефон?

– Не знаю. Набери еще раз.

– Ты же говорил…

– Набери! – сказал отец настоятельно. – Может, рядом…

Круглов нажал кнопку на трубке.

– Ну? – спросил отец.

– Вне зоны, – ответил сын.

– Как вне зоны? – Отец отобрал телефон, набрал сам.

Он долго держал трубку у уха, потом нажал на отбой.

– Действительно вне зоны… Наверное, кабан.

Это отец произнес совсем неуверенно.

– Как кабан? – спросил Круглов. – Он что, с телефоном убежал?

– У меня в кожаном чехле был, может, он… Не знаю… Пойдем отсюда.

– Куда… Я потерялся.

– Туда, – указал отец. – Я следил за луной, дорога там.

Они продрались сквозь колючие замороженные кусты и оказались на дороге, метрах в пятидесяти от машины.

– Вот так из леса и не выходят, – покачал головой отец. – Чуть не заблудились.

– Да уж…

Отец посветил на дорогу еще раз, плюнул, пошел к «БМВ». Сына он не отпустил, так и держал за руку.

– А что не так со следами? – спросил Витька.

– Со следами? Да так, ничего, показалось просто… Знаешь, в природе столько всякого случается, не поверишь. Ты матери не говори, что тут с нами случилось, хорошо?

– Ладно. Просто я…

– Она и так в последнее время, Федька еще… Хотел же я эти кусты повырубать, руки не дошли. Знаешь, мне кажется, нам надо попутешествовать. Дней на пять куда-нибудь к морю – поваляться, пиццы поесть. У тебя когда каникулы?

– Через десять дней.

– Вот и отлично. Съезжу за мамой в Воронеж, потом и рванем. Куда хочешь? Хочешь на Кубу? Там отличные места, море как слеза… Может, квартиру в городе снять? Дом все равно разгромлен…

Отец резко обернулся.

– Что?

Отец прислушивался к лесу.

– Показалось… – сказал он. – Или… Ты слышишь?

Круглов задержал дыхание.

– Что?

– Ты слышишь звонок?

Звонок. На самом деле, теперь и Витька слышал – как метрах в двадцати, там, куда не добивал свет фонаря и куда не пробивалась луна, там, в темноте за деревьями пел телефон.

– Это ты? – спросил отец.

– Нет… Он… Он сам…

– Ладно, не будем, – отец умудрился подобрать-таки сигарету. – Лучше нам… Пойти. Знаешь, всякая дурь в голову лезет. Я такое с копытами однажды видел… Еще в детстве.

– То есть?

– У меня брат был родной, Ваня… Ах ты!

Отец замер.

– Что?

Отец поднял фонарь, осветил машину.

– Ты видишь?! – прошептал он. – Видишь?!

Круглов видел. Все четыре колеса были спущены. «БМВ» просел и стоял теперь на дисках.

– Колеса пропороли… – выдохнул отец. – Что тут происходит?..

Руки у него тряслись, просто-напросто дрожали, сигарета не держалась в руках.

– Чертовщина… Надо полицию вызывать.

– А что скажешь?

– Что-что, просто все. Авария. Сбили кабана. Пусть приезжают, ДТП фиксируют. Пусть хулиганов ловят. Адвокату еще позвоню на всякий случай… Дай телефон.

Отец принялся тыкать в кнопки замерзшими непослушными пальцами.

Витька почувствовал, что замерз. Так сильно, что даже бояться перестал через это замерзание.

– Я, наверное, домой пойду, – сказал он. – Что-то…

– Давай дождемся гаишников, – возразил отец. – Нечего тут одному… Или я тебя провожу.

Круглов представил, как отец будет ждать полицию, как он сам пойдет к дому по лунной узкой дороге меж кустов… И остался.

Они забрались внутрь машины. Отец запустил двигатель и включил на полную мощность печку, закрыл все двери и достал монтировку. Витька вспомнил про меч. Кажется, он потерял его в овраге, вот тебе и меч.

Луна взошла над самой дорогой, светила ярко и неприятно. Отец молчал. Он держался за руль, руки у него дрожали. Круглов тоже молчал. Молчание было еще хуже.

И тишина. Такая, что парень слышал, как с дикой скоростью бежит по венам кровь.

А потом на крышу упал камень.

Глава VIII

Чупакабра и прочие

В два часа ночи приехали гаишники.

Отец объяснял. Показывал на капот, на колеса, кивал на кусты, дул в трубочку. Гаишники устало записывали, фотографировали, чесали затылки. Лазить по кустам им явно не хотелось, но Круглов-старший заставил, и два полисмена все-таки отправились в лес. Витька выбрался из машины.

Ноги и спина болели, он стал медленно бродить вокруг машины. «БМВ» выглядел плохо. Смятый капот, шины, на крыше вмятины и царапины – от комьев заледеневшей грязи, которые сыпались на нее почти два часа.

Кажется, «БМВ» застрахован. Хотя, интересно, под какую страховочную статью это подходит? Нападение… Кого нападение? Буки? Бука. Тот, кто воет под окном… Да его вообще на самом деле нет, никакого буки. Тогда кто? Кто там?

Круглов подошел к бамперу, достал из кармана платок и тщательно собрал с пластика успевшую загустеть и замерзнуть кровь.

Отец тем временем горячился. Кричал, стучал ладонью по крыше машины и требовал вызова подмоги. Полицейские равнодушно кивали.

Домой вернулись к четырем – отец настоял, чтобы их проводили до дому, подвезли на патрульной машине. Полицейские посмотрели на него как на дурака, но подвезли.

До шести часов отец варил и пил кофе. Витька сидел рядом. Ему очень хотелось рассказать. Ну, что это, наверное, он во всем виноват с этой самой Сомёнковой, с этим букой…

– Пап, – протянул он. – Я тебе сказать хочу. Я, наверное… Это все, ну, что происходит…

– Иди спать, – мягко оборвал отец. – Завтра поговорим. То есть уже сегодня утром.

Но поговорить утром не получилось, едва рассвело, отец собрал вещи и отправил сына в город. К тете Розе. Сам он взял три дня отпуска и собрался в Воронеж – привезти мать и младшего.

Домой отец Витьке велел не возвращаться.

– Почему? – спросил тот.

– Потому. Там хулиганы. Я уже написал заявление, пусть проверят. И в службу безопасности позвонил, Полевому. Помнишь Полевого?

– У него «беретта», – сказал парень.

– Точно, у него «беретта». Он охотник заядлый. Обещал посмотреть.

– На что?

– На кабанов, – ответил отец. – Знаешь, эти кабаны как привяжутся, так потом от них покоя нет. Некоторые на людей, кстати, нападают. Вепри, ты слышал?

17
{"b":"154335","o":1}