ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вот здорово! — воскликнула Мита. — А можно посмотреть? А кто его навалил, ты знаешь? Я никогда не видела, чтобы золото было в углу навалено! У нас в замке оно все по сундукам, под семью замками. А так посмотреть хочется, как оно в куче! У меня есть картинка, в книжке...

— Мита! — прикрикнул Лепа. — За-мол-чи! Как мы его понесем, в таком случае? Мы даже мешков не взяли.

— Вот тебе раз, — усмехнулся Дракон, снова ошпарив пещеру. — Пришли клянчить золото, и даже тары не захватили.

— Я думал, у тебя тут все в бочках и сундуках, — расстроился Лепа своему упущению. — А у тебя навалено...

— Конечно навалено, — ответил Дракон с укоризной. — Сколько лет этому золоту? Все бочки и сундуки давно сгнили. Об этом-то мог подумать, хотя бы?

Он шмыгнул носом. Огоньки в ноздрях вспыхнули.

— Ладно, придумаем что-нибудь. Дай-ка я тут слетаю, недалеко... А то пока вы на корабль, пока обратно... До свету не управимся. Еще ведь грузить. Пойдем-ка.

Голова Дракона поднялась и подалась вперед. За нею из темноты показалась мощная шея, огромное туловище, крылья. Черная чешуя засверкала золотистыми искрами в пламени очага. Дракон, скрежеща драгоценной броней по камню, обогнул огонь и скрылся во тьме коридора — только хвост, сужаясь, уволокся вслед.

— За мной! — прокатился по коридору рык, и стены осветились багровым.

Уже опустилась ночь. Ветер не утихал, стало еще холоднее. Огромный Дракон замер у зева пещеры на полусогнутых лапах. Ноздри и пасть рдели глубоким огнем.

— Заодно разомнусь, — сказал он с удовлетворением.

— Мне бы такие паруса! — отозвался Лепа, наблюдая, как Дракон разворачивает могучие крылья.

— Тебе ни к чему, — Дракон повернул голову с мерцающими зрачками. — Твой корабль раза в три легче меня. Ждите, я скоро. Так, ветер западный...

Сделав короткий разбег, он выбросил крылья в стороны, ударил ураганным толчком, поднялся в ветер, стал набирать высоту и скрылся во мраке. Через полминуты — ребята, завороженные, продолжали глазеть ему вслед — в небе вспыхнул фонтан огня, озарив снизу тучи. Ребята успели заметить, как Дракон, мощно двигая крыльями, вонзился в толщу туч и исчез.

— Вот это да! — закричала Мита. — Вот это я понимаю — Дракон!

— Дракон как дракон, — проворчал Шеда. — Ничего особенного. Драконы должны летать и жечь.

— Да хватит ведь! — зашипел Лепа. — Хватит! Чтобы я с вами еще раз связался! Сидим и ждем, молча. Ясно?

— Сам и молчи! — вскинулась Мита. — Расшипелся.

— Тьфу на тебя, — сдался пират, отошел и уселся на землю, обхватив руками голову.

— Еще обзывается. Мало ему, что шипит. Еще обзывается.

Они устроились на пороге и стали ждать.

* * *

Дракон обернулся быстро. Он снова зажег в тучах огонь и ринулся на посадку. Он несся к пещере с устрашающей скоростью, но шагов за пятьдесят, у самой земли, раскинул крылья, снова взлетел — невысоко, сбрасывая резко скорость, — завис и мягко спружинил на лапы точно у входа. Ребят чуть не сбило шквалом из-под драконьих крыльев.

Мита от восторга запрыгала и захлопала:

— Вот это да! Замечательно! А что, все драконы так приземляются? Потрясающе!

— Ничего потрясающего, — сказал с раздражением Шеда. — Полетай так с тысячу лет, еще лучше получится.

— Опять начинается, — вздохнул Лепа, обращаясь на этот раз к Дракону. — Знаешь, как они мне надоели!

— Знаю, мой мальчик, — Дракон выплюнул невод, в котором громоздились мокрые бочки. — Вот вам тара, и пойдем отгружать золото.

— Эге! — почесал затылок Лепа, оглядев бочки. — Немаленькие.

— Разумеется, — отозвался Дракон. — Какой смысл было летать за маленькими, на ночь глядя и с таким насморком? — он опять шмыгнул, полыхнув ноздрями.

— Надо было мне своих остолопов захватить, — сказал Лепа, продолжая оглядывать бочки.

— Кстати, — отозвался Дракон. — Ты где их оставил? Где бросил якорь?

— Где обычно, — заволновался пират. — А что?

— Где обычно ничего нет. Я нарочно спустился под облака, приглядеть.

— Не может быть!

— Корабля на отмелях нет. Как вы обратно? Да еще с золотом.

— Вот так вот, — растерялся Лепа не на шутку. — Эти дармоеды опять, что ли, опились грога? И прозевали, как их сорвало с якоря?

— Я всегда говорил, что спиртное к добру не приводит, — сказал Дракон с удовлетворением и хмыкнул, полыхнув жаром, очень приятным в промозглой ночи. — Алкоголь — это яд и враг общества.

— А сам ты не пьешь? — прицепилась Мита. — Тебе же вообще нельзя! Ты же летаешь!

— Ни в коем случае, — ответил Дракон с мрачной гордостью. — За полторы тысячи лет я попробовал крепкое только раз, глупым птенцом. Мне было лет сто двадцать — сто тридцать. С тех пор ни капли.

— Мита! — одернул Лепа. — Он не то что летает. Он от спирта просто взорвется!

— Вот я и говорю, гадость, — подхватила Мита. — Я тоже разик попробовала. Правда, не взорвалась, но все равно, знаешь, как жалела потом. Стыдно вспомнить.

— Не говори, — покивал огромной головой Дракон.

— Так что будем делать? Где мой корабль? Где мои верные Вермух, Гумка и Кубрулукук? Только не говорите мне, что они утонули, что я больше их не увижу. Не говорите мне этого!

— С такими, как твои верные Вермух, Гумка и Кубрулукук, ничего никогда не случается. Поверь моему полуторатысячелетнему опыту, — успокоил Дракон. — С рассветом поищем. Отнесло куда-нибудь.

— А я еще паруса не зарифил, — сокрушался Лепа, расхаживая перед порогом. — Нет все-таки, не стать мне настоящим морским волком. В прошлый раз зарифил — еле ноги успел унести. Теперь не зарифил — корабль снесло.

— Что ж ты хотел, — отозвался Дракон. — Чтобы стать морским волком, нужно сначала побывать морским волчонком и нахватать синяков. Волками, Лепа, или рождаются, или становятся. Ты ведь не родился волком? Ладно, остолопы никуда не денутся, найдем — пусть рассветет только да облака поднимутся. Сейчас погрузим золото и добросим этих домой, — он вытянул из мрака кончик хвоста и указал на Миту и Шеду. — Пошли грузить золото.

Дракон взял в зубы невод с бочками и проскользнул в пещеру. Ребята помчались за ним. Миновав коридоры, они оказались в той, самой укромной пещере, где хранились сокровища Острова — древние, сказочные и несметные. У Миты с Шедой от обилия и сверкания глаза просто полезли на лоб. Они растерянно замерли.

— Шевелись, — распорядился Лепа, укрепляя факел. — Работы по горло. До свету бы справиться.

— В общем, берите что надо. Я пойду полежу, погреюсь. Озяб что-то пока летал. Ветер какой-то мокрый сегодня.

Дракон уполз к очагу, скрежеща сверкающей чешуей. Лепа, Шеда и Мита зарылись в гору золота и драгоценностей, верхушка которой терялась во мраке над головой. Орудуя кубками, они черпали золото и самоцветы, со звоном и шелестом сыпали в бочки. Работа спорилась.

— Только бы герцогу хватило, — озабоченно повторял Шеда, старательно наполняя свой кубок. — Только бы выкупить.

— Ха, — рассердился Лепа. — Какой же ты нервный, Шеда. Я бы на твоем месте так с ума не сходил. Твоей вздорной девчонке красная цена — бочки полторы-две. Скажи еще спасибо, что старик прихворнул и не стал допрашивать как обычно.

— Я тебе сейчас как дам! — обиделась Мита. — Сам ты стоишь полторы бочки. Паруса не зарифил, а теперь больной старик будет с тобой носиться, над холодным морем, остолопов выручать. Хотя бы о старике подумал, если про остолопов забыл! Флибустьер несчастный.

— Нет, я все-таки тебя стукну! А потом посажу в бочку! Слушай, Шеда, мне тебя жалко, ты парень хороший. Вырастешь — звезды будешь считать... Звезды ведь! Давай ее запечатаем в бочку и выкинем, в море? Кто найдет — сам виноват.

— Дурак!

— Пожалей себя, Шеда!

— А что делать? — вздохнул Шеда. — У каждого своя судьба.

— Ну да, — Лепа тоже горько вздохнул. — Так что, друг Шеда, крепись. Со здоровьем у тебя, я погляжу, порядок. Жить будешь долго...

28
{"b":"154336","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
НЛП-технологии: Разговорный гипноз
Великие мужчины
Таинственная жизнь грибов. Удивительные чудеса скрытого от глаз мира
Дезертиры любви
Я манипулирую тобой. Методы противодействия скрытому влиянию
Тысяча сияющих солнц
Никогда-нибудь. Как выйти из тупика и найти себя
Отступники. Заклятые враги
Манифест инвестора: Готовимся к потрясениям, процветанию и всему остальному