ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Позволяем, позволяем! Давай рассказывай! — закричали сестры Вишенки и утенок Тим. Они были рассеянными и давно уже забыли, о чем писалось в приглашении.

— Каждые три месяца, — объяснил Знайка, — мы собираемся и обсуждаем разные вопросы. Сегодня у нас особенно важное дело. Три месяца назад появился на свет новый рисованный человечек. Он живет сам по себе и ничего о нас не знает!

«Как не знает? Знаю! Я же книжки читаю!» — чуть было не крикнул я. Но вовремя удержался.

— Мы должны принять этого человечка в наше Общество. Кроме того, он просит у нас совета, — продолжал Знайка, — надо решить, как ему помочь. Согласны с такой повесткой дня? Тьфу! Повесткой ночи!

— Знайка! Некрасиво плеваться в обществе! — укоризненно заметил воспитанный деревянный человечек Пиноккио.

— Прошу прощения! Больше не буду! — извинился Знайка. — Теперь, уважаемые члены Общества, кому-то надо вести собрание. Я предлагаю выбрать меня и вороненка Карлушу!

— Как это — ты предлагаешь выбрать себя? — раздался вдруг пронзительный голосок с книжной полки.

Все обернулись и посмотрели в сторону, откуда шел голос. Поглядел и я.

На полке, свесив ноги, сидел веснушчатый мальчик в коротких штанах и с немытыми руками.

— Аа-а! Это Незнайка! Сам опаздываешь, да еще другим замечания делаешь! — сказал Знайка. — Ну, я себя не предлагаю… — тут Знайка немножко смутился. — Я думал, все меня предложат, и заранее сказал…

— А ты не говори заранее! Может быть, мы вовсе не хотим, чтобы ты тут нами командовал! — крикнул Незнайка.

Незнайку никто не поддержал.

Знайка приосанился и принял важный, председательский вид. Карлуша уселся на чернильницу, приготовившись макать в нее клюв и записывать речи.

«Не испортил бы он какую-нибудь нужную дедушкину бумагу! — с опаской подумал я. — Вот дед будет сердиться! Еще подумает, что это я!»

Но ничего страшного не произошло. Приглядевшись, я увидел, что бумага, на которой собирался писать Карлуша, совершенно чистая.

А меня-то и не позвали!

— Ставится на обсуждение первый вопрос! — торжественно провозгласил Знайка. — Принимаем ли мы нового человечка в наше Общество?

— Принимаем! Принимаем! — раздались крики со всех сторон.

— Судя по голосам, почти все «за», — сказал Знайка. — Кто против поднимите руки!

Не поднялось ни одной руки и лапы.

— Принято единогласно! — заключил Знайка. — Переходим ко второму вопросу: как помочь новичку?

— А как зовут этого человечка? — скрипучим голосом спросил Железный Дровосек.

— Как-то на букву «м»… — замялся Знайка. — Довольно трудное имя… Помню, что начинается на «м»! Или на «н»…

— Неужели Незнайка? — снова закричал недисциплинированный Незнайка. Тогда его надо переименовать! А то нас будут путать! Я хочу быть единственным Незнайкой!

— Хватит нам и одного такого лодыря, как ты! — заметил Бибигон.

— Знайка! Бибигон меня обижает! — захныкал Незнайка. — Разве я лодырь? Я просто чуточку ленивый человек!

— Давайте серьезнее! — зазвонил Знайка в свой колокольчик. — Мы собрались вовсе не для того, чтобы переименовывать нового человечка, а чтобы его выслушать! Кстати, где же он?

— А мы разве его не пригласили? — спросил Чиполлино.

— Приглашали! Я поручил это Буратино. Буратино! Ты предупредил новичка?

Буратино молчал.

— Буратино! Я тебя спрашиваю! — повторил председатель.

Опять молчание. В полной тишине раздался храп с присвистом.

— Кто это так бессовестно храпит? — спросил Карлсон. который живет на крыше. Карлсон сам любил поспать, но его страшно возмущало, когда спал кто-нибудь другой, а не он.

— Ну конечно же! Это Буратино! Разбудите его немедленно, — приказал председатель.

Вороненок Карлуша вспорхнул со своей книги. Он подлетел к Буратино и легонько ущипнул его клювом за ухо.

Буратино вскочил как ужаленный.

— Ты пригласил нового человечка на собрание? — строго повторил свой вопрос Знайка.

— Я… Я… Видишь ли… Сегодня по телевизору была такая интересная футбольная передача!..

— Я еще вчера утром тебе об этом говорил! — возмутился Знайка.

— А вчера была такая интересная хоккейная передача!.. — виновато опустил голову Буратино.

— И ты все на свете забыл?! Ну как вам это понравится? Что же мы теперь будем делать? — разволновался председатель.

— Да вы не беспокойтесь! Я здесь, — сказал я и вылез из-за хрустального бокала с карандашами.

Моего появления никто не ожидал. Человечки в изумлении глядели на меня и друг на друга.

— Нда! — сконфуженно произнес Страшила, почесывая свою набитую опилками голову. — Вот это номер! Толкуем о человечке, а пригласить его забыли… Как это мы так промахнулись?!

— Извини нас, пожалуйста! — сказал, обращаясь ко мне, Знайка. — Мы, здесь собравшиеся Необыкновенные человечки и Удивительные звери, хотим с тобой познакомиться. И послушать твою просьбу. Кстати, как тебя зовут?

— Дедушка меня зовет Михрюткой! — ответил я.

— А что значит «Михрютка?» — заинтересовался Буратино.

— Я и сам не знаю, — сказал я. — А что значит «Буратино»?

Буратино затруднился ответить на такой простой вопрос.

— Вспомнил, вспомнил! — спохватился я. — Михрюткой зовется неудачливый, неуклюжий человечек. Дедушка меня так назвал, когда я разбил его любимую чашку и ревел потом полчаса. Теперь все меня так зовут. Мне это имя нравится!

— Ну и мы будем тебя так же звать! — сказал Знайка. — Михрютка! Объясни, пожалуйста, что за беда приключилась с дедушкой?

Пока я рассказывал, я так расстроился, что даже слезы на глазах выступили.

Человечки и Зверята молчали и сочувственно глядели на меня.

— Кто хочет что-нибудь сказать? — спросил Знайка.

Поднялся доктор Айболит.

— Я так думаю, дедушку надо подлечить. Ему нужно давать укрепляющие таблетки. И отправить потом в санаторий!

— Это, конечно, хорошо! Но от этого ленивые ученики не станут более прилежными! — заметил Знайка.

— Верно! — поправился доктор Айболит. — Тогда надо лечить учеников!

— А разве есть таблетки, вызывающие любовь к рисованию? — удивилась лиса Алиса. — Тогда дайте мне одну! Моему сыну к завтрашнему уроку зоологии нужно нарисовать ежа. И какую-то каракатицу!

— Нет, я не знаю таких таблеток! — смущенно произнес доктор Айболит.

— А я знаю! Только не таблетки! Совсем другое! — воскликнул Чиполлино.

Кто поедет в неведомые страны?

— Говори! Говори, Чиполлино! закричали человечки. И я в том числе.

Чиполлино забрался на толстую книгу и приготовился рассказывать. Все притихли.

— У меня есть дедушка Ананас. Он капитан дальнего плавания. Дедушка рассказывал, что далеко-далеко, в Неведомых Странах, живет знаменитый сине-красный попугай, по прозванию Арарахис. Попугай этот очень старый и очень мудрый. Он даже стихи сочиняет. Но больше всего он знаменит своим хвостом. Перья в хвосте попугая — волшебные. Если добыть такое перо, оно может научить рисовать любого лентяя. В два-три урока! Да так, что он потом всю жизнь будет хорошо рисовать обыкновенными карандашами и красками!

— Вот это здорово! — воскликнул я.

— Здорово-то здорово! — согласился Знайка. — Да где они, эти Неведомые Страны? И кто туда поедет за перьями?

— Я поеду! — неожиданно для себя сказал я. И даже испугался своей смелости.

— А что ты, собственно говоря, умеешь делать? — строго спросил Дедко-Бородач.

— Я немножко знаю компас и карту. И могу грести на лодке. И воду смогу найти в пустыне. И картошку испечь на костре!..

— Не очень много. Но все-таки… — сказал Знайка. — Так ты действительно хочешь путешествовать?

— Ужасно хочу! Я прямо разрываюсь от этого желания! — воскликнул я.

— Проверьте его! — приказал Знайка. — Может быть, он уже разорвался?! Тогда его никуда нельзя посылать! Его надо сначала подклеить!

Винтик и Шпунтик ощупали меня с ног до головы. Но не нашли, чтобы я где-нибудь порвался.

2
{"b":"154337","o":1}