ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Вы куда шествуете? — спросил Носорог.

Мы объяснили, куда и зачем идем.

Угадай добавил:

— Боюсь только, что не сумеем перебраться через горы! Мы к такому походу не готовились. Альпинистов среди нас нет. Снаряжения тоже нет. Ни ботинок, ни ледорубов, ни синих очков от горного солнца.

— Да!.. — грустно заключил я, только сейчас по-настоящему сообразив, какая трудная задача нам предстоит. — Мы можем в горах замерзнуть, ослепнуть от солнца и свалиться в пропасть!

После таких, неосмотрительно сказанных мною слов, мои друзья совсем приуныли.

Носорог с участием поглядел на нас. Он подумал, посопел носом и сказал:

— Вам нужно, значит, перебраться через горы? И побыстрей? Этому делу, я думаю, можно помочь!

Носорог повернулся к вершинам, надул щеки и три раза громко крикнул:

Ри-но-це-рос!

Ри-но-це-рос!

Ри-но-це-рос!

Раздался шум и свист. С гор спустилось легкое белое облачко. Оно легло прямо у ног Носорога.

Затем облако рассеялось. Из него появился невысокий старичок с большим носом, на котором красовалась бородавка.

— Познакомьтесь! — представил пришельца Носорог. — Это мой брат, Риноцерос. Он — Волшебный Носорог. Может превращаться, если захочет, в облако, человека. Вообще во что угодно!

Риноцерос почесал бородавку на носу и вежливо поклонился. Мы тоже поклонились Риноцеросу.

Волшебные перья Арарахиса - ar_31.jpg

Как полагается всякому уважающему себя волшебнику, Риноцерос носил длинную бороду, очки, синий халат с нашитыми на нем серебряными звездами и высокую остроконечную шапку.

Чтобы борода не мешала, Риноцерос прятал ее в карман халата. Когда Волшебник лез в карман за носовым платком, а это случалось часто, борода вываливалась. Риноцерос наступал на бороду ногой, вскрикивал и снова запихивал бороду в карман.

— Риноцерушка! — обратился первый Носорог к брату. — Не поможешь ли ты молодым людям? Им надо быстро перебраться через горы. А у них ничего с собой нет. Никакого аль… аль… пийского снаряжения. И заблудятся они, чего доброго, без проводника!

— Это, пожалуй, бождо! — задумчиво сказал Риноцерос насморочным голосом.

Увидев, что мы не очень-то хорошо понимаем, что он говорит, волшебник извинился:

— Прошу просдидь бедя! Я просдужен! В горах такой холодище! — Риноцерос посопел немного и сказал: — Сейчас попробуем! Не пугайтесь! Я произдесу кое-какие заклидадия!

Волшебник высморкался, засунул бороду в карман, сделал страшные глаза и закричал:

Фаррада!

Баррада!

Ча! Ша! Ща!

Э!

Ю!

Я!

И стукнул каблуком по лежавшему на земле камню.

Что-то грохнуло. Все вокруг заволокло синим дымом. Запахло порохом.

Фокус был нетрудный. Я заметил, что Риноцерос раздавил ногой коробку с пистонами.

Когда дым рассеялся, перед нами на камне сидел горный орел.

Вот это было здорово! Я и в цирке ничего подобного не видел. Орел из Риноцероса вышел хоть куда! Меня он не испугал. Но Пип и Хандрила попятились. Они не особенно любили хищных птиц.

— Садитесь ко бде да спиду! — сказал Риноцерос в орлином облике. — Да держитесь покрепче!

Носорог, брат Риноцероса, помог нам забраться на спину Волшебника. Потом он поддел рогом наш багаж и подал его нам. Один из рюкзаков он случайно пропорол, и ему на спину посыпался зубной порошок.

Над горными вершинами

— Счастливого пути! — сказал Носорог. — за лекарство! Заходите в гости!

Мы от души поблагодарили Носорога. И стали поудобнее устраиваться на спине Риноцероса.

Мои приятели забрались глубоко в перья, где было удобно, тепло и безопасно. Я оделся потеплее, оседлал шею Волшебника и крепко обнял ее руками. Было страшновато, но зато все видно.

Ко мне присоединился Хандрила, которому хотелось сделать несколько выдающихся снимков гор.

Риноцерос потоптался на камне, тяжело взмахнул огромными крыльями и отделился от земли.

— Прямо как вертолет! — восхищенно воскликнул Хандрила. — Даже взлетной дорожки не нужно!

Дальше Хандриле некогда было со мной разговаривать. Как и всякий фотограф, он, рискуя свалиться, щелкал своим аппаратом.

А снимать было что! В жизни я не видел ничего подобного…

Ослепительные, покрытые вечными снегами, вершины… Голубые ледники с расходящимися во все стороны глубокими синими трещинами… Хрустальные горные потоки. Суровые черные скалы, торчащие среди снежных полей, словно зубы сказочного дракона…

Волшебные перья Арарахиса - ar_32.jpg

Как все это было красиво! Еще красивее, чем я написал.

Нам оставалось поблагодарить судьбу за то, что мы встретились с добрым Риноцеросом.

Космические лучи Угадая

Риноцерос повернул к нам голову и объявил:

— Летим да высоте шесть тысяч бетров! Тембература за хвостом — бидус двадцать градусов.

— Уже действует! — вдруг таинственно сказал Угадай, высунув нос из орлиных перьев.

— Что действует? — не понял Хандрила.

— Это… эти… как их… комические лучи! — ответил Угадай.

— Не комические, а космические! — поправил Фунтик.

— А что ты чувствуешь? — заинтересовался я. Сам я ничего не ощущал.

— Чувствуя какие-то болезненные уколы. Вот в хвост укололо! Теперь в спину… А сейчас в нос!

Я взглянул на Угадаев нос. На самом кончике носа виднелось что-то маленькое и черное.

Пригляделся к собачьему носу и Хандрила, прекративший на время фотографировать.

— Какие лучи? Это обыкновенные блохи! — фыркнул Хандрила. И поскорее отодвинулся от Угадая, чтобы блохи на него не перескочили.

— Разве? — сказал Угадай. — Вот так история! А я думал — лучи…

Угадай был ужасно сконфужен. Мы принялись его утешать.

— Не расстраивайся, Угадаюшка! Блохи с Волшебного Носорога. Значит, они тоже волшебные!

— Но кусаются-то они как настоящие! — сердито сказал Угадай. И начал рыться в медицинской сумке Фунтика, чтобы найти порошок от насекомых.

Риноцерос летел долго. Я уже порядком продрог. Пришлось прижаться к Хандриле, у которого была мягкая, густая шерстка.

— Иду да посадку! — объявил Риноцерос. — До полдой моей остадовки из кабиды не выходить!

Приземление

Волшебник снижался быстро: он пикировал, как заправский боевой самолет. У нас с Хандрилой даже голова закружилась. Мы вцепились что было силы в шею орла.

Как себя чувствовали Фунтик, Угадай и Пип — я просто себе не представляю.

Еще несколько минут полета над равниной — и орел приземлился на опушке негустого леса. Перед нами была тропинка, уходящая в лесную чащу.

— Все! Приехали! — сказал Риноцерос. — Вылезайте!

Легко сказать — вылезайте! У нас кружилась голова и подгибались ноги.

Кое-как мы спустились со спины орла и стащили вниз пожитки.

Я!

Ю!

Э!

Ща! Ша! Ча!

Баррада!

Фаррада! —

произнес орел свое заклинание. И вновь превратился в доброго старичка в синем халате, с бородавкой на носу.

— Дальше, ребята, я вас де повезу! Здесь кодчаются мои владедия, сказал Риноцерос. — Дачидается Страда Шумдых Гамадрилов. Я их дедолюбливаю. Оди бедя тоже!

— Что это за гамадрилы? — спросил Пип.

— Собакоголовые обезьяны! — ответил за Волшебника Фунтик, которому страшно хотелось похвастать перед Риноцеросом своей ученостью.

— Собакоголовые? Значит, я могу с ними подраться, — радостно сказал Угадай. — Я так давно уже не дрался!

— Драться? Боже упаси! — замахал на Угадая рукой Риноцерос. — Посдарайтесь лучше договориться с дими. Иначе вы де увидите Волшебдых Перьев, как своих ушей!

— Я и сейчас не вижу своих ушей! — сказал Фунтик, у которого ушки были очень маленькие.

— Это образдое выражедие! — объяснил Риноцерос. — Ду, бде декогда! Прощайте, ребятки! Желаю удачи!

34
{"b":"154337","o":1}