ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Несемейное счастье
Крылатые качели
Английский для дебилов
Американские боги
Кредит доверчивости
Будь моим отцом
Всего лишь тень
Дневник моего исчезновения
Без психолога. Самоучитель по бережному обращению с собой
A
A

Токло взмахнул лапой так близко от медведя, что у того шерсть всколыхнулась.

— Это моя территория, — упрямо прорычал он.

— Да что ты говоришь? — с бешенством ответил непрошенный гость, и его глаза вспыхнули злобой. — Вообще-то, она моя. Я так решил.

С яростным ревом Токло встал на задние лапы и обрушился на врага. Он сбил его с лап, и противники с рычанием покатились по траве. Незнакомец отчаянно сопротивлялся и ухитрился впиться зубами в плечо Токло, так что тот, пыхтя от боли, выпустил его.

Два медведя принялись кружить друг перед другом. На этот раз чужак первым бросился вперед, укусил Токло за лапу и отпрыгнул назад, прежде чем тот успел что-либо сделать.

Тогда Токло снова заревел и кинулся на наглого гризли. Он вспомнил свою битву с Шотекой на берегу острова в Великом медвежьем озере.

Последняя глушь - img11.png

Этот молодой гризли был намного меньше Шотеки, значит, и победить его будет легче! Однако на деле все оказалось не так просто. Если в прошлый раз Токло мог положиться на свою молодость и небольшой рост, то сейчас у него не было этих преимуществ, ибо он сражался с ровесником.

Ему приходилось отчаянно драться когтями и зубами, обмениваясь с противником укусами и царапинами. Место сражения тоже оказалось неудобным, Токло приходилось постоянно быть начеку, крепко вцепляясь в камни, перекатывавшиеся у него под лапами.

«Так мне долго не выстоять, — подумал он, снова ударяя когтями своего врага по боку. Новая решимость вскипала в его груди. — Это дом, который я так долго искал! И я никому не позволю прогнать меня отсюда!»

Собрав все свои силы, он бросился на незнакомого гризли. На этот раз враг отступил назад и зло посмотрел на Токло.

— Не думай, что победил! — процедил он, тяжело раздувая бока. — Ничего не закончено, понял? Ты тут чужой! Ты пахнешь не по-нашему, и шкура у тебя темнее, чем у здешних гризли. Эти горы никогда не станут твоими! — с этими словами медведь побрел прочь, но через несколько шагов обернулся через плечо и прорычал:

— Еще увидимся!

— Если тебе дорога собственная шкура, лучше сюда не суйся! — запальчиво крикнул ему вслед Токло.

Он смотрел вслед удалявшемуся медведю до тех пор, пока тот не скрылся за деревьями на гребне холма. Затем повернулся и похромал в свою берлогу. Все его тело было в крови и царапинах. Забравшись в нору, Токло стал зализывать раны. Был бы здесь Уджурак, он бы посоветовал ему, какие травы нужно использовать для заживления царапин. Кажется, пахучие с желтенькими цветочками…

Но Токло слишком устал, чтобы идти на поиски целебных трав. Свернувшись в берлоге, он закрыл глаза и провалился в сон.

ГЛАВА XXI

УДЖУРАК

Хлопанье крыльев металлической птицы стало постепенно замедляться, а потом и вовсе прекратилось. Один из мужчин, сидевших на передних сиденьях, сдвинул в сторону боковую часть птицы и спрыгнул на землю. Порыв холодного ветра ворвался внутрь, неся с собой незнакомые запахи, от которых Уджурак брезгливо сморщил нос.

— Все хорошо, Уджурак, — сказал Сенатор. — Мы прилетели, пора вылезать.

Выглянув в окно, Уджурак увидел, что металлическая птица стоит на широкой полосе гладкой земли, с одной стороны от которой высится огромная берлога плосколицых. Земля здесь была покрыта тем же твердым веществом, что и Черные тропы. Несколько Черных троп разбегались во все стороны от этой полосы, а чуть поодаль виднелся и белый огнезверь, с рычанием приближавшийся к металлической птице.

Уджурака затошнило от множества незнакомых запахов. Ветер нес с собой металлический запах птицы, к которому примешивался едкий дух огнезверей. От Сенатора, сидевшего рядом с Уджураком, исходил слабый аромат мягких шкур, а от его лица пахло чем-то острым и пряным. Все эти запахи были незнакомы Уджураку, он не узнавал в них дыхания земли, воды или зелени.

Куда он попал? Что это за место, в котором не пахнет жизнью?

Уджурак представил себе друзей, бредущих через горы на его поиски. Токло, конечно, шагает впереди всех. Он с трудом улыбнулся, превозмогая слабость и острую боль в горле.

«Приходите скорее, друзья!»

Он сунул руку в карман и вытащил один из амулетов, которые дал ему Тиинчу в Северной деревне.

Тем временем белый огнезверь с рычанием остановился в том месте, где Черная тропа примыкала к площадке, на которую опустилась металлическая птица. Двое плосколицых мужчин выскочили наружу, и один из них открыл двери в задней части огнезверя. Второй подошел к металлической птице и заглянул внутрь.

— Ты, должно быть, Уджурак? — спросил он.

Уджурак кивнул. Этот высокий и тощий мужчина с копной рыжей шерсти на голове показался ему дружелюбным и неопасным.

— Привет, Уджурак! Меня зовут Том, — сказал он. — Мы здесь позаботимся о тебе, не возражаешь?

Сенатор снова взял Уджурака на руки и передал Тому, а тот понес его в огнезверя. По дороге Уджурак разжал руку, и маленький резной медведь выпал на землю.

«Прошу вас, духи, приведите моих друзей ко мне!»

Том занес Уджурака в раскрытые двери огнезверя и уложил на кушетку внутри. Уджурак крепко вцепился в одеяло, стараясь побороть приступ панического ужаса. Здесь не было даже окон, а когда плосколицые закроют двери, он окажется в ловушке!

Вдруг они хотят скормить его своему огнезверю?

Сенатор просунул голову в открытые двери и ласково улыбнулся Уджураку.

— Ты в хороших руках, малыш, — сказал он. Голос у него был добрый, совсем не похожий на тот, которым он разговаривал с плосколицыми в большой берлоге. — Ни о чем не беспокойся. Мы непременно поставим тебя на ноги! Отдыхай и набирайся сил. Все твои тревоги уже позади.

Уджурак немного расслабился.

— Спасибо, — прошептал он.

Сенатор смущенно поднял руку и взъерошил шерсть у себя на голове.

— Ладно, сынок. Я еще навещу тебя.

Уджурак выдавил измученную улыбку. Он чувствовал: Сенатор хочет убедиться, что поступил правильно, забрав его из Северной деревни. Уджурак не хотел огорчать или сердить его.

Сенатор отошел и посмотрел на плосколицего, который назвал себя Томом.

— Это особенный мальчик, — сказал он.

Том кивнул и быстро забрался в огнезверя. Второй плосколицый закрыл двери. В следующий миг огнезверь взревел и понесся вперед.

Уджурак не знал, как долго они ехали. Как ни странно, рычание и движение огнезверя оказались очень убаюкивающими, так что не успел он привыкнуть к ним, как его сморил сон.

Уджурак проснулся, когда огнезверь снова остановился, и хлынувший сквозь двери порыв холодного воздуха окончательно прогнал сон.

— Вот и приехали, малыш, — сказал Том.

Уджурак попытался сесть, но Том бережно уложил его обратно.

— Не шевелись, — сказал он. — Тебе больше ничего не нужно делать, мы сами обо всем позаботимся.

Уджурак даже онемел от удивления, когда Том и другой плосколицый вытащили из огнезверя кровать и потащили ее вперед. Оказалось, что кровать была на маленьких круглых лапах, чем-то похожих на огромные черные лапы огнезверей.

«Кровать на лапах! — ахнул про себя Уджурак. — Токло ни за что не поверит, когда я расскажу ему об этом!»

Вскоре Том втащил кровать в двери огромной белой берлоги. По дороге любопытный Уджурак ухитрился вытянуть шею и мельком взглянуть на это чудо. Эта берлога была больше всех берлог, которые ему довелось видеть раньше! Ее стены были усеяны сверкающими квадратами, в которых отражалось бледное серое небо.

— Добро пожаловать в медицинский центр Эйзенхауэра, — объявил Том.

В животе у Уджурака похолодело от страха. Очутившись в этой берлоге он будет навсегда отрезан от своих друзей! Он поспешно сунул руку в карман, и прежде чем его вкатили внутрь, выбросил на землю вторую фигурку медведя.

Внутри было тепло и светло. Том остановился. Принюхавшись, Уджурак почувствовал целую кучу запахов. Здесь пахло кровью, страхом и даже смертью! Он до боли стиснул пальцы, чтобы не завыть от ужаса.

25
{"b":"154338","o":1}