ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Простите, — пробормотала она, поймав изумленные взгляды Каллик и Токло. — Идем, хватит терять время.

Миновав берлоги, они вышли на открытое пространство, залитое тем же твердым покрытием, что и Черные тропы.

— Смотрите! — воскликнула Луса. Прямо перед ними, притаившись в темноте, стояла металлическая птица. — У нас все получилось!

— Кажется, она спит, — прошептала Каллик.

— Давайте проверим, — шепнула в ответ Луса. — Если Уджурак там, то мы сможем учуять его запах.

Она старалась говорить уверенно, но стоило медведям выйти из укрытия, как Луса почувствовала себя беззащитной. Плосколицых не было видно, но кто знает, может быть, они притаились где-то поблизости, чтобы неожиданно напасть и прогнать их своими огненными палками? Да и металлическая птица в любой момент могла проснуться!

Но вокруг все было тихо и спокойно. Медведи принялись исследовать пространство вокруг спящей птицы. Луса старалась изо всех сил, пытаясь уловить хотя бы малейший след присутствия Уджурака. Но проливной дождь смыл все запахи.

— Ничего не получится, — проворчал Токло. — Мы только зря теряем время. Нужно искать в другом месте.

— В каком? — взвилась Луса. — Мы выследили металлическую птицу. Уджурак должен быть где-то здесь! Нужно продолжать поиски!

— Если мы будем и дальше топтаться здесь, нас найдут плосколицые, — сердито возразил Токло. — Нужно уходить, Луса.

— Нет, постойте! — вдруг возбужденно воскликнула Каллик.

Обернувшись, Луса увидела, что белая медведица обнюхивает что-то на земле, стоя возле того места, где от гнездовья металлической птицы отходила Черная тропа.

— Что это? — крикнула Луса, подбегая к подруге.

Каллик кивнула носом на землю, где лежала маленькая фигурка белого медведя, вырезанная из дерева. Луса наклонилась, чтобы обнюхать ее, и почувствовала слабый запах Уджурака.

— Это знак! — радостно закричала она. — Уджурак знал, что мы отправимся его искать! Вот только куда нам теперь идти? — вслух пробормотала она.

Каллик подняла морду и посмотрела на берлоги, окружавшие гнездовье металлической птицы.

— Раз он оставил знак здесь, значит, ушел куда-то туда, — решила она, направляясь в узкий проход между двумя берлогами.

— Мы идем к тебе, Уджурак! — прошептала Луса, и они с Токло молча направились следом.

ГЛАВА XXIX

УДЖУРАК

Уджурак открыл глаза. Он не знал, как долго пролежал здесь, но чувствовал, что к нему вернулись силы. Он сел и обрадовался — у него впервые за долгое время не закружилась голова. Горло все еще саднило, но в остальном он чувствовал себя здоровым и сильным.

Эти плосколицые — хорошие лекари.

Он рассеянно провел рукой по мягким шкурам, в которые его облачили. Шкуры были чистые и удобные, только непривычные. Уджураку хотелось поскорее вернуть себе густую бурую шерсть, которую он носил, когда был медведем.

В животе у него заурчало. Повертев головой, Уджурак заметил чашку на столике перед кроватью. Чашка была совсем прозрачная, так что была видна налитая в нее вода, но Уджурак никак не мог сообразить, как же до нее добраться. Он попробовал сунуть лицо внутрь и вылакать воду, но чашка скользнула по гладкой поверхности стола и опрокинулась. Вода разлилась по столу, закапала на пол, и Уджурак с удовольствием вылакал ее, как из лужи.

Рядом со стаканом на столе стояла последняя резная фигурка, изображавшая медведя гризли. Уджурак взял ее и сжал в руке. Он подумал о Токло и медведицах, и его пронзила острая боль утраты.

Уджурак помнил, что по дороге сюда выбросил две другие фигурки, но у него не было уверенности в том, что друзья найдут их и придут выручать его из этого места. В следующий миг ему стало стыдно за свои мысли.

— Они будут меня искать! — твердо сказал он себе. — Я в этом уверен.

Внезапно чистые белые стены, мягкая постель и теплые шкуры показались Уджураку тюрьмой. Ему хотелось снова быть вместе с друзьями, но для этого он должен был стать медведем.

— Пора уходить, — пробормотал Уджурак.

Выбравшись из кровати, он прошел по комнате, приоткрыл дверь и замер от страха, услышав громкий скрип. Немного успокоившись, Уджурак выглянул наружу. Коридор был пуст, но не успел он выйти за дверь и прикрыть ее за собой, как из-за поворота вышла женщина в белой шкурке и направилась в его сторону.

Уджурак узнал плосколицую, которая ухаживала за ним. У нее были волосы цвета багрово-золотистых кленовых листьев и добрые карие глаза, похожие на медвежьи. Она сказала Уджураку, что ее зовут Джанет.

Заметив Уджурака, Джанет резко остановилась, лицо ее изумленно вытянулось, а потом она со всех ног бросилась к медвежонку и положила руку ему на плечо.

— Привет, Уджурак, и куда же ты идешь? — Джанет улыбалась, и голос у нее был очень добрый, но Уджурак сразу почувствовал скрытую под лаской твердость. — Ты еще недостаточно окреп, чтобы выходить из палаты.

Уджурак хотел заспорить, но внутренний голос подсказал: «Лучше уступи. У тебя будет другая возможность».

Он позволил Джанет отвести себя обратно в комнату, уложить в постель и подоткнуть с боков одеяло.

— Ну вот, — с облегчением проговорила женщина. — А теперь поспи немного.

— Где я? — спросил Уджурак. Его голос все еще хрипел.

— Блэкхорс, — ответила Джанет. — Не беспокойся, здесь ты в безопасности.

— Что такое Блэкхорс?

— Так называется наш город, — терпеливо ответила сестра. — Это нефтяной городок, часть нефтяного месторождения Пропкин.

Уджурак все равно ничего не понял.

— Нефть? — переспросил он.

На собрании в большой берлоге Сенатор и жители Северной деревни тоже говорили о какой-то нефти. Наверное, это что-то очень важное, только Уджурак не знал, что это такое.

— Ну да, нефть, — Джанет как-то странно посмотрела на Уджурака. — Ты не знаешь, что это такое? Жидкость, которая позволяет двигателям работать. — На ее лице отразилось еще большее изумление. — Послушай, где ты вырос? — спросила Джанет.

— Я… это… далеко отсюда, на равнине, — выдавил Уджурак, лихорадочно пытаясь придумать какой-нибудь правдоподобный ответ. — У нас нет никаких двигателей.

— Да ты что, неужели? Совсем никаких? — В глазах Джанет появилось что-то, похожее на уважение. — Я даже не знала, что такие деревни до сих пор существуют! И каково это — жить без электричества, без машин и без телевизора?

Уджурак непонимающе уставился на нее. Что все это такое?

Джанет наклонилась и нежно обняла его. От нее очень приятно пахло чем-то нежным и цветочным, но от этого запаха у Уджурака защекотало в носу, и он едва сдержался, чтобы не чихнуть.

— Не бойся, мой хороший, — сказала Джанет. — Все будет хорошо, вот увидишь! А теперь полежи спокойно и отдохни, а я скоро вернусь и принесу тебе ужин.

Как только сестра закрыла за собой дверь комнаты, Уджурак стал поспешно выбираться из кровати. Потом подумал — и лег обратно.

Джанет сказала, что скоро вернется, поэтому не стоит рисковать снова столкнуться с ней в коридоре! Лучше дождаться более удобного случая.

У Уджурака была еще одна причина отложить побег — приходилось признать, что недавняя вылазка из кровати утомила его. Он задремал и проснулся лишь тогда, когда дверь снова скрипнула.

— А вот и мы! — раздался веселый голос Джанет. — Я привела к тебе твоего маленького друга, чтобы вам было веселее вместе!

Уджурак резко сел и заглянул за спину сестры, ожидая увидеть там Токло, Лусу или Каллик. Но Джанет была одна. Она несла в руках поднос, который поставила на столик возле кровати Уджурака.

— Ну-ка! Поздоровайся с другом, Уджурак!

В руках у нее было нечто мягкое, ярко-лиловое, сделанное из чего-то, похожего на нежную шерстку. Уджурак в изумлении уставился на это чудо. Оно смотрело на него блестящими пустыми глазами. Четыре коротких лапы торчали в разные стороны из его толстенького тела, а нос и рот были тоже сделаны из шкуры.

— Это медвежонок, милый, — с легким удивлением пояснила Джанет. — Твой собственный медведь, твой дружок. Я видела, что ты принес с собой деревянного медведя, и подумала, что этот толстяк тебе понравится.

36
{"b":"154338","o":1}