ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да. Умно придумано, правда? — кивнула Джанет. — А теперь покажи мне, откуда ты родом!

Уджурак не хотел отвечать на ее вопрос. Он и сам точно не знал, откуда взялся, но был уверен, что этого места нет на карте-одеяле.

— Из твоего дома виден океан? — подсказала Джанет, видя, что Уджурак медлит с ответом.

— Нет… — неуверенно ответил Уджурак, вспомнив о Северной деревне. Интересно, где бы она была на этой карте? — Это в узкой долине, — уже увереннее добавил он, наугад указав на проход между двумя горами, сделанными из простыни. — Туда каждый год уходят северные олени.

— Да ты что! Просто поразительно, что твой народ остается таким примитивным, хотя живет рядом с местом нефтедобычи!

— Вот тут озеро, — продолжал Уджурак, всерьез заинтересовавшись этой картой. — А здесь место, где щиплют траву дикие гуси. А вот это лес!

— Ты замечательно знаешь свою землю! — с искренним восторгом воскликнула Джанет.

— Еще бы, ведь я оттуда пришел, — ответил Уджурак.

— Если тебя интересуют карты, ты непременно должен сходить в Культурный центр Пропкина, — посоветовала Джанет. — Нефтяная компания построила его перед тем, как приступить к разработке этого месторождения. — Она встала, подошла к окну и указала рукой куда-то в сторону. — Он находится там.

Уджурак с трудом разглядел в окне очертания большой берлоги, очень просторной, под плоской зеленой крышей.

— Там замечательно, вот увидишь, — продолжала Джанет. — Там есть широкоэкранные телевизоры, и боулинг, и закусочные — и даже поликлиника. Нефтяная компания сделала столько хорошего для этих мест! Представляю, как тебе понравится зал, в котором экспонируются планы компании!

Она вернулась к Уджураку, присела к нему на кровать и добавила, восторженно сверкая глазами:

— Там все стены завешаны картами океана и земель вокруг Пропкина, и на эти карты нанесены все нефтевышки, все трубопроводы, все дороги! Я бы очень хотела получить работу на буровой, — призналась она, просияв. — Ты не представляешь, какие храбрые люди там работают! На них держится вся Северная Америка! Когда ты поправишься, то если захочешь, я возьму тебя туда и покажу все-все самое интересное, — пообещала Джанет.

— Да, я бы очень хотел посмотреть, — серьезно ответил Уджурак, а сам подумал: «Когда я поправлюсь, меня тут уже не будет…»

— А теперь тебе нужно поспать, — плосколицая расправила Уджураку простыню, укрыла одеялом и сунула ему под бочок лилового медвежонка.

Уджурак устало откинулся на подушки.

— Спасти дикий мир… — пробормотал он, вспомнив слова, сказанные Лусой на Дымной горе.

— Что такое, милый? — переспросила Джанет.

— Нет… — смутился Уджурак. — Ничего.

— Вот и славно, отдыхай. — Джанет взяла поднос и в последний раз окинула взглядом комнату, желая убедиться, что оставляет все в полном порядке. — Спокойной ночи, — с улыбкой пожелала она и вышла.

Убедившись, что Джанет ушла, Уджурак выбрался из постели, вернулся к окну и раздвинул шкуры, чтобы лучше видеть лежащую снаружи землю. Потом с усилием схватился за окно и открыл его. В комнату ворвался холодный ветер, едко пахнущий нефтью и гарью.

Уджурак закашлялся, у него засаднило горло от ядовитого воздуха.

«Вот она — нефть! Ядовитая, вонючая и вредная!»

Уджурак словно наяву увидел, как липкая черная жижа капает с его пальцев, растекается по коже, пропитывает волосы, забивает нос и рот… Она была повсюду, от нее не было спасения!

Последняя глушь - img14.png

Ужасное видение так напугало его, что он зарычал. В тот же миг Уджураку показалось, будто мягкие шкуры плосколицых впиваются ему в тело и душат, он просто не мог выносить их прикосновения. Он начал срывать с себя одежду — и тут его тело начало изменяться. Уджурак радостно закричал, приветствуя новое превращение.

ГЛАВА ХХХ

КАЛЛИК

Каллик осторожно шагала между берлогами плосколицых, а Луса и Токло шли неподалеку. От уверенности, охватившей Каллик после того, как она нашла фигурку белого медведя, не осталось и следа. Она больше не чувствовала запаха Уджурака и сколько ни смотрела по сторонам, не находила никаких новых следов.

Медведи старались держаться в тени, но Каллик с каждым шагом становилось все страшнее. Ее тошнило от запаха, в ушах стоял грохот. Свет здесь был слишком резким и неестественным, он слепил глаза и мешал видеть звезды.

«Силалюк, где ты? — подумала Каллик, поднимая морду к небу. — Ты не покинула нас?»

Медведи шли вперед до тех пор, пока Черная тропа, по которой они брели, не пересеклась с новой тропой. Нужно было перейти на другую сторону, и Каллик замерла, ожидая услышать рев приближающихся огнезверей, но кругом никого не было.

Чем дальше медведи отходили от гнездовья металлических птиц, тем меньше становились берлоги, теперь они были больше похожи на жилища плосколицых, которые Каллик видела раньше. Окна в берлогах были задернуты шкурами, сквозь которые пробивался свет. И еще вокруг каждой берлоги был клочок собственной земли. Калик невольно вздрогнула, услышав задорный собачий лай, доносившийся из-за ограды.

— Думаешь, плосколицые притащили Уджурака сюда? — шепотом спросила Луса.

— Не знаю, — пожала плечами Каллик. — Я давно потеряла запах.

Она уступила Токло место во главе отряда, и тот повел медведиц по длинной Черной тропе, с обеих сторон застроенной берлогами. Вдоль всей тропы были расставлены длинные тонкие деревья, на вершинах которых горел яркий свет, почти не оставлявший медведям спасительной тени для безопасного путешествия. Каллик так издергалась, что у нее даже лапы начало покалывать от страха.

Из берлог то и дело доносились приглушенные звуки, но самих плосколицых не было видно. Когда медведи прошли примерно половину Черной тропы, на одном из окон вдруг раздвинулись шкуры, и оттуда выглянула маленькая плосколицая с длинной желтой шерстью на голове.

Каллик и ее друзья застыли прямо в ослепительном свете, падавшем от одного из тонких деревьев.

— О нет, она нас увидела! — простонала Каллик.

Но маленькая плосколицая и не думала выходить наружу. Она во все глаза разглядывала медведей, прижавшись носом к прозрачному покрытию окна. Наконец, она подняла маленькую розовую лапку и помахала медведям.

— Мне кажется, она не злая, — прошептала Луса.

— Давайте не будем проверять, правда это или нет, — буркнул Токло, пихая Каллик носом. — Бежим!

Он первым сорвался с места и помчался вперед, а медведицы кинулись за ним. Токло то и дело сворачивал за углы и нырял в узкие проходы между берлогами.

— Никто за нами не гонится! — пропыхтела Луса, когда они остановились на открытом месте.

Каллик огляделась, пытаясь собраться с мыслями.

— Знаете что? — спросила она с упавшим сердцем. — Мы тут уже были. Мы кружим на одном месте.

Она подняла голову и снова посмотрела на звезды.

«Укажи нам путь, Силалюк! Помоги нам, пожалуйста, потому что мы потерялись».

В следующий миг она подскочила от неожиданности, потому что Токло пихнул ее носом и проворчал:

— Плосколицые идут сюда, голова в облаках! Бежим!

Оказывается, Каллик так загляделась на небо, что не услышала приближающихся плосколицых. Дрожа от страха, она вместе с Лусой и Токло притаилась в тени большой белой берлоги и затаила дыхание, ожидая, когда группка плосколицых пройдет мимо.

Наконец, Токло шумно выдохнул.

— Они нас не заметили! — бросив взгляд на Черную тропу, он добавил: — Но мы не нашли никаких следов Уджурака. Мне кажется, нужно убираться отсюда.

— Ой, Токло! Каллик! — воскликнула Луса, которая прошла чуть дальше вдоль стены и не слышала его слов. Голос ее дрожал от волнения. — Идите сюда, смотрите!

— Что там еще? — недовольно пробурчал Токло, однако все-таки подошел к Лусе. Каллик с вновь пробудившимся любопытством посеменила следом.

38
{"b":"154338","o":1}