ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Но из этого ничего не вышло, — прошептала она.

Таккик не сумел поладить с другими медведями, и чем дальше они отходили от озера, тем сильнее он убеждался в том, что совершил ошибку, отправившись вместе с ними в путь. Наконец, Таккик решил вернуться к озеру и даже попытался обманом увести с собой Каллик.

— Он не хотел со мной расставаться, — прошептала Каллик. — Но не так сильно, чтобы остаться, — тихо добавила она.

Каллик тяжело вздохнула. Она больше ничего не могла сделать для брата и понимала, что вряд ли когда-нибудь увидит его снова. Эта часть жизни навсегда похоронена в ее сердце, словно кусок нетающего льда. По крайней мере, она теперь точно знала, что Таккик жив, здоров и вполне может позаботиться о себе сам.

— Прощай, Таккик, — прошептала она в ночную пустоту. — Да хранят тебя духи предков.

Усталость сморила ее, веки снова отяжелели. Каллик закрыла глаза и провалилась в сон. Ей приснилось, что она без устали мчится по льду, а мама с любовью смотрит на нее с небес.

Когда Каллик снова проснулась, ледяные духи уже погасли в небе, и красноватая полоса тумана повисла над далеким горизонтом. Остальные медведи уже ушли к реке, их черные силуэты смутно вырисовывались на фоне предрассветной дымки. Каллик вскочила с земли, отряхнулась и побежала к друзьям.

Токло стоял в реке и пристально смотрел в воду. Луса и Уджурак сидели на берегу и с аппетитом лакомились рыбой.

Заслышав шаги Каллик, Луса подняла облепленную чешуей морду и закричала:

— Токло поймал мне рыбу! Если хочешь, он и для тебя поймает!

Прежде чем Каллик успела сказать, что сможет сама о себе позаботиться, Токло сунул морду в реку и вытащил оттуда сверкающего лосося. Он небрежно бросил рыбу на берег, и та забилась в траве. Белая медведица прижала ее лапой и прикончила одним укусом в голову.

— Возьми ее себе, если хочешь, — сказала она Токло.

— Сама ешь, — отмахнулся он. — Я еще поймаю.

Каллик заколебалась. Ей не хотелось, чтобы Токло думал, будто она не может себя прокормить, но она видела, как ему приятно заботиться о друзьях. А самое главное, рыба пахла так восхитительно, что Каллик просто не могла устоять.

— Спасибо! — крикнула она, набрасываясь на еду.

Рыба оказалась жирной, сочной и вкусной, каждый кусок напоминал Каллик о льде и океане.

— Я сегодня все-таки схожу к океану, — сказала она вслух.

— Что? — Токло оторвал взгляд от стремительного течения и посмотрел на нее. — У тебя пчелы в голове завелись? Мы идем в горы, не забыла? Луса хотела исследовать лес.

— Я знаю, — покорно кивнула Каллик. — Но океан — это мой дом, как для вас лес, — ее голос задрожал. — И я так долго его не видела.

Луса поспешно проглотила кусок рыбы.

— Я все понимаю, — закивала она. — И пойду с тобой, хочешь? А лес можем исследовать завтра.

— Я тоже пойду, — тихо добавил Уджурак.

Токло вышел из воды с зажатой в пасти рыбой и, развалившись на берегу, принялся рвать ее на огромные куски.

— Токло, ты пойдешь к океану с нами? — спросила Луса.

Токло рассеянно посмотрел на нее, словно не расслышал вопроса.

— Нет, не думаю, — ответил он, наконец. — Я хочу поохотиться на оленей.

Луса быстро переглянулась с Каллик.

«Значит, сейчас мы распрощаемся?» — тоскливо подумала белая медведица.

— Ладно, — согласилась Луса, и Каллик показалось, что она очень старается выглядеть веселой, но у нее ничего не получается. — Наверное, так правильно. Я… я надеюсь, что ты найдешь себе отличную территорию.

— Не мели чепухи, шерстяная голова, — пробурчал Токло с полным ртом рыбы. — Я пока никуда не ухожу. Увидимся позже.

— Ой, правда! Вот здорово! — просияла Луса, радостно вскакивая на лапы.

Оставив Токло доедать рыбу, Каллик, Луса и Уджурак перешли реку и побрели вдоль берега, плавно спускавшегося в новую долину. Каллик не чуяла под собой лап. Каждый шаг приближал ее ко льду — сама земля пахла им, она чувствовала его привкус в каждом глотке холодной воды из озера, возле которого медведи остановились перевести дух.

Когда холмы закончились, и вновь показалась открытая равнина, друзья случайно спугнули стаю диких гусей. Птицы с шумом поднялись в воздух, и небо загремело от хлопанья крыльев и гортанного гоготания.

Каллик остановилась и подождала, пока стая, выстроившись неровным клином, пролетит над голой землей. С нарастающим возбуждением она следила за полетом гусей, стремившихся к берегу океана, к синим волнам, плещущим вдоль горизонта, где маняще сверкал лед.

— Бежим! — крикнула Каллик. — Уже совсем близко!

Сорвавшись с места, она еще быстрее понеслась вперед, а запыхавшиеся друзья помчались следом, разбрызгивая воду из затопленных низинок. Вокруг мелких озер высились заросли жесткой травы, пестревшей редкими нежными цветами. Высоко в бледном небе парил орел.

Когда поднялось солнце, свет стал ярче, превратив поверхность воды в слепящее серебро. Темные лесистые склоны остались далеко позади, и Каллик задрожала от нетерпения, услышав призывные крики морских птиц. Белая медведица бросилась к берегу и остановилась только тогда, когда набегающие волны лизнули ее лапы. Воздух был наполнен запахом льда и рыбы.

— Вот я и дома… — прошептала Каллик.

Сощурившись, она посмотрела вдаль, где белое сверкание льда сливалось с туманной дымкой неба.

«Смогу ли я доплыть туда? — подумала Каллик. — Наверное, нет… Еще слишком далеко».

— Каллик, — нервно окликнула ее Луса.

Обернувшись, Каллик увидела, что Луса и Уджурак пятятся назад, глядя куда-то в сторону. Проследив за их взглядами, Каллик увидела двух крупных медвежат и взрослую медведицу, бредущую к ним вдоль берега. На миг острый коготь тоски впился в живот Каллик.

«Это могли бы быть мы — я, Ниса и Таккик…»

Медведица была намного крупнее Лусы и Уджурака, поэтому они оба с опаской спрятались за ближайшим кустом, но Каллик осталась на месте, радостно глядя на приближавшихся к ней сородичей.

— Здравствуйте, — вежливо сказала она, почтительно кивая медведице. — Вы идете на лед?

Медведица с ужасом посмотрела на Каллик.

— Какая же ты худая и маленькая! — воскликнула она. — Откуда ты?

— С другого моря, далеко-далеко отсюда, — ответила Каллик. — Там лед растаял, поэтому я долго шла по земле к Великому медвежьему озеру, а потом пришла сюда. Я ищу Край Вечного льда.

— Ты прошла такой огромный путь! — изумленно ахнула медведица, а медвежата уставились на Каллик такими глазами, словно она была самой Силалюк, сошедшей с небес на землю. — За всю свою жизнь я лишь однажды встретила медведицу, проделавшую великое путешествие с берегов другого Замерзшего моря. Ее звали Сикиник, и она была очень мудрой.

— Я знаю Сикиник! — радостно вскричала Каллик. — Я познакомилась с ней на берегу Великого медвежьего озера. Она моя подруга!

Медведица довольно кивнула головой.

— Я рада услышать, что старая Сикиник жива. Я была медвежонком, когда повстречалась с ней, но никогда ее не забуду. Как же тебе удалось проделать такой путь, малышка? Ведь место, откуда ты пришла, лежит в многих горизонтах отсюда!

— Я была не одна, — честно ответила Каллик. — То есть, не все время одна. Со мной были друзья, — она кивнула носом на Уджурака и Лусу, с опаской выглядывавших из-за куста.

Медведица вздрогнула, а потом инстинктивно загородила собой медвежат, испуганно прижавшихся к ее задним лапам.

— Гризли и черная медведица? — проворчала она. — Что они делают возле океана? Эти медведи нечасто появляются на нашем берегу.

— Они не причинят зла ни вам, ни вашим медвежатам, — твердо ответила Каллик. — Они ждут меня, это мои друзья. Без них я бы никогда сюда не добралась. Но теперь мое путешествие подошло к концу, — добавила она, снова поворачиваясь к волнам. — Я нашла то, что искала. Край Вечного льда.

Кажется, лед стал немного ближе с тех пор, как она впервые увидела его? Каллик не была в этом уверена, но ей безумно хотелось броситься в воду и доплыть до льда, чтобы снова стать частью прекрасного, холодного и белого мира.

6
{"b":"154338","o":1}