ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Токло, разинув пасть, уставился на Уджурака. Что несет эта шерстяная голова? Разве у плосколицых могут быть духи зверей?

— Что ты хочешь сказать? — спросила Луса, задумчиво склоняя голову набок.

— Я и сам до конца не уверен. Но чувствую это, — пробормотал Уджурак, пожимая плечами. — Пойдем, я вам покажу.

Он повел их на вершину холма, откуда было хорошо видно стойбище плосколицых. Токло нехотя последовал за друзьями. Если оленей уже не догнать, то нужно срочно искать другую дичь, а не болтаться около плосколицых! С гребня холма был виден огромный огнезверь, спавший около берлог, и стайка странных маленьких огнезверят, похожих на того, на котором уехали плосколицый самец со своим детенышем. Неужели у огнезверей тоже есть дети?

Несколько плосколицых детенышей пинали какой-то черный кругляш, перебрасывая его лапами друг другу. Токло насторожил уши, прислушиваясь к их писку.

— Ну и какие у них могут быть духи? — проворчал он. — Комары, что ли?

Уджурак пропустил его шутку мимо ушей.

— Посмотри вон туда, — сказал он, кивая головой на самку в ярко-красной шкуре, подметавшую клочок земли перед входом в берлогу. Она переминалась на своих плоских лапах, кивала головой и что-то быстро говорила на непонятном языке, обращаясь к старому плосколицему самцу, сидевшему неподалеку.

— У нее гусиный дух, — сказал Уджурак. — А у старика — дух медведя гризли.

Токло внимательно посмотрел на плосколицего самца. Он был толстый и коренастый, а его лицо и голова поросли курчавой бурой шерстью.

— Никакой он не гризли! — оскорбленно фыркнул Токло.

Он бы ни за что не признал этого вслух, однако в этом месте, действительно, чувствовался странный покой, которого Токло еще никогда не испытывал возле плосколицых. Здесь не пахло смертью и угрозой, как около берлоги охотников на Дымной горе.

«Может быть, они просто очень хитрые и хорошо умеют маскироваться!» — недоверчиво подумал Токло.

— Нам нечего тут делать, — пробурчал он вслух. — Пора идти. Медведям не по пути с плосколицыми.

— Не будь таким ворчуном, Токло, — весело пихнул его плечом Уджурак. — Это же интересно!

— Нет, Токло прав, — с тревогой сказала Каллик. — Разве мало бед причинили нам плосколицые? Нужно уходить отсюда.

— Но здесь нам нечего бояться, — возразила Луса. — Я это точно знаю. Эти плосколицые похожи на тех, что ухаживали за нами в Медвежатнике.

— Ох, только не начинай свои сказки про Медвежатник! — разозлился Токло.

Прежде чем кто-то успел ответить, дверь одной из берлог распахнулась, и маленький плосколицый детеныш, выскочив наружу, посеменил в направлении долины.

Глаза Лусы насмешливо заблестели.

— Смотри, Токло, это же твой друг!

Токло свирепо посмотрел на нее.

«Надо было просто слопать его, и дело с концом!»

Детеныш, похоже, позабыл все свои невзгоды и снова был счастлив. Его раненая нога, наверное, уже не болела, потому что он весело подбежал к старшим детенышам, пинавшим черный шар, и включился в игру. Вскоре из той же берлоги вышел самец, который привез сюда малыша — наверное, его отец — и незнакомый пожилой плосколицый. Старик был высоким, с длинной серой шерстью на голове и в серой оленьей шкуре, бахромчатой на концах. Двое самцов о чем-то заговорили, показывая лапами на играющих детенышей.

— Я могла бы целый день смотреть за ними, — прошептала Луса. — Мне нравятся их голоса. Вы только посмотрите на этого малыша — видите, как он вцепился в мячик! А теперь бросает.

Токло догадался, что «мячик» — это и есть та круглая штука, которой играли детеныши. Интересно, для чего она нужна? Судя по всему, не для еды. Он снова вспомнил, как играл с Тоби, пока брат не ослабел. Ока придумывала самые разные игры, в ходе которых они учились всему, что нужно знать медвежатам. Может быть, у плосколицых все устроено так же? Токло попытался вспомнить, видел ли он, чтобы взрослые плосколицые делали что-нибудь интересное с мячами.

Пока он соображал, распахнулась еще одна дверь берлоги, и из нее вышла взрослая самка. Она потрясла какой-то штуковиной, издававшей громкое бряцание, и подозвала к себе детенышей постарше. Те послушно бросились к берлоге и скрылись внутри. Один из малышей на бегу поднял мяч и унес с собой. Маленький детеныш побежал к отцу, указывая лапой на пролетающую над долиной стаю диких гусей.

— Идем отсюда, — сказал Токло, когда плосколицые скрылись в берлоге. — Мне надоело на это смотреть. И я проголодался.

ГЛАВА VII

ТОКЛО

Покосившись на Уджурака, Токло начал спускаться со склона, прочь от стойбища плосколицых, в ту сторону, куда улетели дикие гуси. Но Уджурак не тронулся с места.

— Пойдем, Уджурак, — проворчал Токло немного резче, чем хотел. — Пора становиться настоящими гризли — охотиться и строить берлоги. Заботиться о себе и жить своей жизнью.

— Но я хочу посмотреть на этих плосколицых, — заспорил Уджурак. — Понимаешь, они какие-то особенные. Я таких еще не видел.

— Ради звезд, Уджурак, плосколицые — они и на краю света плосколицые! — обозлился Токло. — Мы напрасно теряем время!

— Ладно, ладно, — закивал Уджурак, бросая последний взгляд на берлоги. Потом сорвался с места и бросился следом за Токло. — Хорошо, давай поохотимся.

Токло дружески пихнул его в бок и повел в направлении долины, в сторону моря. Мускусный запах оленей, все еще висевший над тропой, скрадывал присутствие другой дичи, однако когда медведи обогнули выступ склона, Токло снова заметил гусей, беспечно бродивших по берегу озера — их оперение ярко белело на фоне изумрудной травы.

— Вон они, — кивнул он носом в сторону стаи. — Идем.

Их путь лежал через открытую долину, поэтому Токло старался пониже пригибаться к земле, прячась в траве и за камнями. Однако около озера не было никакой растительности, поэтому подкрасться к стае стало невозможно.

— Давайте пройдем вниз по течению реки, чтобы они не учуяли наш запах, — предложила Каллик.

— Не хочется, — вздохнул Токло.

Он понимал, что встречный ветер несет медвежьи запахи прямо на стаю, но сколько времени потребуется на то, чтобы обогнуть озеро с другой стороны и незамеченными подкрасться к гусям? Да они улетят, пока медведи до них доберутся!

Токло подал друзьям знак оставаться на месте, а сам плюхнулся на землю и попробовал подползти к дичи. Но не успел он приблизиться к гусям, как они с шумом поднялись в воздух, громким гоготом предупреждая друг друга об опасности.

Отлетев немного в сторону, гуси снова опустились на траву и принялись, как ни в чем не бывало, выискивать корм. С трудом подавив клокотавшую внутри досаду, Токло обернулся к друзьям.

— Может, попробуем разделиться? — предложила Луса. — Тогда если гуси улетят от одних, другие смогут их поймать.

— Давай попробуем, — пробурчал Токло.

Они разделились и с разных сторон поползли к стае, окружая ее. Но из этой затеи тоже ничего не вышло. Гуси заметили медведей задолго до того, как они приблизились на расстояние прыжка. Словно издеваясь, они снова взмыли в небо, чуть-чуть отлетели и опять опустились на землю, по-прежнему оставаясь вне досягаемости хищников.

— Просто глупость какая-то, — проворчал Токло. В животе у него громко урчало от голода, и он так злился на гусей, что ему не терпелось поскорее порвать хотя бы одного из них, пустив перья по ветру. — Нужен другой план!

Он обвел глазами друзей и покачал головой.

— Кажется, я кое-что придумал, — начал Токло, когда медведи плотно обступили его. — Уджурак, я хочу испробовать новый способ охоты. Превратись в гуся, чего тебе стоит? Заберешься в центр стаи, а потом быстренько превратишься обратно в медведя и сцапаешь какую-нибудь птицу пожирнее!

— Блестящий план, Токло! — восторженно ахнула Луса.

— Стоит попробовать, — согласилась Каллик.

Но Уджурак, к огромному огорчению Токло, нисколько не обрадовался. «Что с ним опять приключилось? — разозлился гризли. — Какая блоха укусила его на этот раз?»

9
{"b":"154338","o":1}