ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Видела. Даже спросить хотела, что это так наш лес разукрасили.

— Это, Евдокия Петровна, ребята наши разметили, где надо бежать, — пояснил Леонид Васильевич. — Стрелки указывают направление.

— Хорошо поработали ваши ребята, — одобрил директор бережковской школы Павел Пантелеевич.

— Что говорить, молодцы, одно слово! — согласился и шофер Григорий Павлович. — А в чем же состоят наши обязанности?

— Не такие они сложные, право, — успокоил свой актив Леонид Васильевич. — Надо будет записывать порядок прихода на старт, контролировать на дистанции… Идемте, я вам по дороге объясню.

Они вышли из палатки.

На линии старта собрались уже все бегуны.

— Я больше всего боюсь, этой самой мертвой точки, — сознался колхозный пастух Толя. — Я читал где-то, что нет сил бежать дальше, когда она наступает.

— Чепуха твоя мертвая точка! Ерунда полная! — успокоил его Олег. — Не обращай на нее внимания, знай, продолжай бег. Она пройдет, появится второе дыхание.

— А с тобой разве уже бывало такое? — поинтересовался Николай.

— Нет, но я читал где-то.

— Выше голову, юноша! — рассмеялся Николай и толкнул Толю плечом. — Все будет хорошо, не бойся!

Раздался судейский свисток, взмахнул алый флаг, послышалась команда: «Марш!» — и бегуны бросились вперед. Из рядов болельщиков, стоявших вдоль трассы, понеслись советы, подбадривания, возгласы одобрения. Некоторые кинулись вслед за бегунами, по пути продолжая что-то кричать.

Ребята пробежали по дорожкам лагеря. Углубились в лес. Небольшой подъем. Затем — ровный участок. Впереди бежал Николай, за ним Олег. Снова подъем. Его раньше других преодолел Николай. Но вот вперед вышел Олег. За ним вплотную держался Толя. Остальные, по существу, перестали бороться за первое место.

Бегуны вышли в поле. Начался спуск. Николай сделал рывок и снова очутился впереди. Ветер бил ему навстречу. Он оглянулся — сзади него, шагах в двух, бежал Толя. Лицо его было сосредоточенное и серьезное. За Толей бежал Олег.

Вот и дорожка лагеря. До финиша несколько десятков метров. Николай бежал уже изо всех сил. Сзади он чувствовал дыхание Олега. Еще одно, уже последнее усилие. Кто-то крикнул: «Молодец, Николай, давай!» Кажется, это была Женя, деревенская девушка.

Вторым пришел Олег, третьим Толя.

Солнце поднялось уже высоко, в небе по-прежнему не было ни облачка. Становилось жарко. На реке группа колхозных девушек под предводительством Лены оккупировала учебный баркас и изучала правила академической гребли.

— У тебя хорошо получается, — басила Лена, обращаясь к краснощекой девушке из оркестра. — Ты, Дуся, приналяг и будешь лучшим загребным в районе.

Смущенная похвалой, девушка еще больше покраснела, краска залила и уши, и шею, и руки, весло вырвалось из ее руки, и брызги обдали всех сидящих в лодке. Девушки громко завизжали, а громче и счастливее всех захохотала Лена…

Снова прозвучал свисток — Леонид Васильевич созывал ребят на баскетбольную площадку. Колхозные девушки повязали на руке красные банты, а их противники — синие.

— У них все как на подбор, — шепнул Григорий Павлович на ухо стоявшей рядом с ним Евдокии Петровне. — Набьют они нашим.

— Не набьют, — уверенно ответила Евдокия Петровна. — Одна Дуся чего стоит.

— Дуся, Дуся, — махнул рукой Александр Иванович. — На одну Дусю рассчитывать нельзя. Надо будет нашему правлению вплотную поинтересоваться спортивными делами… Завтра же соберем правление.

— А вы не расстраивайтесь, Александр Иванович, раньше времени, — сказал Павел Пантелеевич. — У нас в школе не только Дуся сильный игрок. А Тамара? А Феня?

Перед началом игры Нонна, капитан команды «синих», подошла к Дусе, капитану колхозной команды, передала ей букет цветов и пожала руку.

Игра началась несколькими быстрыми прорывами «синих». Они повели. После розыгрыша в центре мяч с третьей передачи попал к Лене, стоявшей спиной к щиту. Подпрыгнув и резко повернувшись в воздухе, она послала мяч в корзину. Зрители шумно приветствовали ее успех.

Через несколько секунд счет сравнялся — пока Лена наслаждалась аплодисментами, Дуся прошла под щит легко забросила мяч.

— Ленка, держи Дусю! — крикнула Нонна.

Но Дуся так стремительно носилась по площадке, что Лена едва поспевала за ней. Она видела только ее спину да удачные броски. Сама она ничего сделать не могла как только мяч попадал к ней, рядом оказывалась Феня. Тогда Лена разозлилась, схватила Феню за талию, потом за руку.

— Два штрафных, — хладнокровно объявил Леонид Васильевич.

Феня точно реализовала штрафные броски.

— Ленка, опомнись! — пробегая мимо, бросила Нонна.

Эти слова отрезвили девушку, постепенно она вошла ритм игры и сумела надежно «блокировать» Дусю.

Нонна принесла своей команде еще два очка, затем забросила один за другим еще два мяча. Особенно хорошо она действовала под щитом противника. Ее усилия дружно поддерживала вся команда. К корзине прорвалась Зинаида Федоровна — и счет увеличился еще на два очка.

Команда «красных» сразу сникла и отвечала редким атаками. К перерыву был счет 25 : 9 в пользу команды спортивного лагеря.

Леонид Васильевич подошел к колхозным девушкам.

— Я, правда, не имею права давать вам советы, судья все-таки. Но так нельзя, девушки. Вы можете хорошо играть, я это вижу. Нужен только более быстрый темп, и не бойтесь, смелее комбинируйте, а главное — не волнуйтесь.

— Трудно, Леонид Васильевич, с вашими. Вся храбрость моя куда-то делась, — призналась Дуся.

— И я тоже растерялась, — поддакнула ей Тамара.

— Эх вы, а еще спортсменки! — укоризненно произнес Леонид Васильевич. — Знаете же, надо только захотеть…

Кажется, что такого сделал Леонид Васильевич? Сказал несколько ободряющих слов. А началась игра, и «красные» сразу же стали наседать. Сначала Дуся забросила в корзину «синих» мяч со штрафного броска, потом Тамара еще один с игры. Потом, после пяти предупреждений, поле покинула Нонна. И команду «синих» возглавила Зинаида Федоровна.

Началась упорная борьба за каждое очко. И вскоре счет стал 37 : 36, правда, еще в пользу «синих».

— Давай, Дуся! — крикнул Александр Иванович. — Завтра правление! Специально о спорте!

«Красные» получили право на штрафной бросок. Дуся бросила мяч. Счет — 37 : 37.

Все же сказались и лучшая физическая подготовка девушек из лагеря, и их знание техники. Одно за другим они стали набирать очки. Счет быстро рос в их пользу. Игру они закончили со счетом 51 : 42.

Не разбирая цвета лент на своих рукавах, участники бросились друг к другу, начали обниматься, целоваться.

— Я почему-то всегда хочу плакать в таких случаях, — проговорила Лена, широко улыбаясь. — А ты, Дуся, как?

— А мне хочется смеяться, — ответила Дуся, вытирая кулаком глаза и растирая слезы.

На кухне, куда не долетали крики болельщиков и возгласы игроков, шла напряженная работа. Надо было приготовить обед для всех — и хозяев и гостей, причем, как заявил Саша Еремин, который стал основным специалистом по питанию в лагере, сегодня надо было применить «коэффициент 2». В переводе на общепонятный язык это значило, что аппетит у ребят после всех соревнований и спортивных игр вырастет вдвое, и там, где вчера требовалась одна тарелка борща, сегодня понадобится две таких тарелки. Дело осложнялось тем, что задуман был какой-то особенный пирог, испечь который вызвалась Женя. По ее словам, ни одна колхозная свадьба не обходилась без этого пирога, а если и обходилась, то новобрачные жили после этого не так счастливо, как хотелось бы. В продуктах не было недостатка. Колхоз прислал муку, сахар, творог, сметану, чудесный липовый мед. И новое волнение — ради праздника председатель привез еще клубники, ее надо было сохранить в свежем виде и распределить поровну между обедающими. Словом, дел было уйма. Но трудно, ой как трудно было Саше Еремину усидеть на кухне, когда столько спортивных событий происходило в лагере. И он «всего только на полчасика» отпросился у Жени и у других своих добровольных помощников, чтобы тоже принять участие в «передаче колхозным ребятам спортивного опыта».

24
{"b":"154341","o":1}