ЛитМир - Электронная Библиотека

Я барахтаюсь в море метафор, но, надеюсь, вы улавливаете мою мысль? Во всяком случае, я очень твердо сознаю, что единственный честный поступок для меня — давать этим летом уроки и начать самой зарабатывать свой хлеб.

Магнолия

Через четыре дня

Только что успела написать до сих пор, как — ну как вы думаете, что случилось? — вошла горничная с письмом от Мастера Джерви. Он тоже едет летом за границу, но не с Джулией и ее семьей, а сам по себе. Я рассказала ему, что вы предлагали мне поехать с дамой, которая сопровождает группу девушек. Он знает о вас, Папочка. То есть он знает, что мои отец и мать умерли и что добрый джентльмен отправил меня в колледж; у меня просто не хватило храбрости рассказать о Приюте Джона Гайера и обо всем остальном. Он думает, что вы мой законный опекун и старый друг моей семьи. Я никогда не говорила ему, что не знакома с вами — это показалось бы слишком странным!

Во всяком случае, он настаивал на том, чтобы я поехала в Европу. Он сказал, что это очень важно для моего образования и что мне нечего и думать об отказе. Кроме того, он будет в Париже в то же самое время, и что мы с ним смогли бы иногда убегать от моей дамы и вместе обедать в милых, смешных французских ресторанчиках. И, Папочка, это было весьма соблазнительно. Я чуть было не сдалась. Может быть, я и окончательно сдалась бы, если бы он не говорил таким диктаторским тоном. Меня можно уговорить постепенно, шаг за шагом, но я не поддаюсь силе. Он заявил, что я глупая, безрассудная, сумасбродная донкихотствующая идиотка, упрямый ребенок (это только малая часть его оскорбительных прилагательных; остальные я забыла) и что я сама не знаю, что для меня хорошо; что я должна позволить старшим судить об этом. Мы чуть не поссорились — я даже не вполне уверена, что мы не поссорились совсем! Во всяком случае, я быстро уложила чемодан и приехала сюда. Я решила, что лучше сожгу все мосты за собой до того, как закончу это письмо к вам. Теперь они уже сгорели дотла. И вот я здесь, в Клифф Топ (так называется коттедж миссис Петерсон) с нераспакованным чемоданом, и Флоренс (младшая из сестер) уже сражается с первым склонением имен существительных. И битва, по-видимому, будет нелегкой. Она необыкновенно избалованный ребенок: мне сначала придется научить ее заниматься — она никогда в жизни не была в состоянии сосредоточиться на чем-нибудь более сложном, чем мороженое и содовая вода.

Классной комнатой нам служит укромный уголок на скалах (миссис Петерсон хочет, чтобы девочки были на воздухе), и я могу сказать, что сосредоточиться трудно и мне, когда перед моими глазами синее море и отходящие корабли. А когда я подумаю, что сама могла бы находиться на одном из них и плыть в дальние страны… Но нет, я не могу позволить себе думать ни о чем другом, кроме латинской грамматики. Предлоги а или ab, absque, coram, cum, de, e, или ex, prae, pro, sine, tenus, in, subter, sub и super требуют творительного падежа.

Как видите, Папочка, я уже погрузилась в работу и настойчиво отвращаю свой взор от искушений. Пожалуйста, не сердитесь на меня и не думайте, что я не ценю вашу доброту, я ценю ее — всегда, всегда. Единственный способ, которым я могу отплатить вам когда-нибудь, это стать в будущем Очень Полезным Гражданином (считается ли женщина гражданином? Мне кажется нет). Во всяком случае, стать Очень Полезной Личностью. И когда вы посмотрите на меня, вы сможете сказать: «Эту Очень Полезную Личность дал миру я». Звучит хорошо, не так ли, Папочка? Но я не хочу вводить вас в заблуждение. Мне часто кажется, что я не представляю собой ничего особенного. Очень весело мечтать о карьере, но всего вероятнее я ничем не буду отличаться от самых обыкновенных людей. Может быть, я закончу тем, что выйду замуж за подрядчика и буду вдохновлять его в трудах.

Всегда ваша

Джуди.

* * *

19 августа

ДОРОГОЙ ДЛИННОНОГИЙ ПАПОЧКА!

Из моего окна открывается очень живописный ландшафт, вернее, океаншафт — ничего, кроме воды и скал.

Лето проходит. Я провожу утро с латынью, английским и алгеброй и моими двумя тупыми девицами. Не понимаю, как Марион ухитрится попасть в колледж и как удержится в нем, если попадет. Что касается Флоренс — то она безнадежна, но зато какая хорошенькая! Мне кажется, что в конце концов совершенно неважно, глупы вы или нет, раз вы красивы. Хотя подумать только, как их разговоры будут раздражать их мужей — разве только им повезет и они добудут себе глупых мужей. Полагаю, что это вполне возможно: мир, видимо, битком набит дураками; я столько их встречала этим летом.

После обеда мы гуляем среди скал или плаваем, если в это время прилив. В соленой воде я плаваю с величайшей легкостью — как видите, мое образование уже находит себе применение.

Пришло письмо из Парижа от мистера Джервиса Пендльтона, довольно краткое выразительное письмо; я еще не совсем прощена за отказ последовать его совету. Однако если он вернется домой вовремя, он повидается со мной, приехав на несколько дней в Лок Уиллоу, до открытия колледжа; и если я буду очень доброй, кроткой и послушной, я снова войду в милость.

Еще письмо от Салли. Она хочет, чтобы я приехала к ним на дачу на две недели в сентябре. Должна ли я просить на это вашего разрешения или я уже вступила в такую полосу, что могу поступать как мне нравится? Да, я уверена, что могу, — ведь вы же знаете, я уже на последнем курсе. Проработав целое лето, я не прочь устроить себе небольшой отдых; я хочу повидать Адирондак, я хочу повидать Салли, я хочу повидать брата Салли — он научит меня грести — и (мы добрались до главного мотива, весьма низкого свойства) я хочу, чтобы Мастер Джерви, приехав в Лок Уиллоу, не застал меня там. Я должнапоказать ему, что он не может повелевать мною. Никто не может повелевать мною, кроме вас, Папочка, — но и то не всегда! Уезжаю в леса.

Джуди.

* * *

Лагерь Макбрайдов

6 сентября

ДОРОГОЙ ПАПОЧКА!

Имею удовольствие сообщить вам, что ваше письмо опоздало. Если вы хотите, чтобы вашим предписаниям повиновались, вы должны приказать вашему секретарю, чтобы он пересылал письма скорее, а не через две недели. Как видите, я здесь и уже целых пять дней.

Леса прекрасны, а также и лагерь, и погода, и Макбрайды, и весь мир. Я очень счастлива!

Джимми зовет меня кататься на лодке по озеру. До свидания, простите, что я ослушалась вас, но почему вы так упорно не желаете позволить мне немного развлечься? Ведь я проработала все лето и вполне заслужила две недели отдыха. Вы ужасная собака на сене.

Однако я по-прежнему люблю вас, Папочка, несмотря на все ваши недостатки.

Джуди.

* * *

3 октября

ДОРОГОЙ ДЛИННОНОГИЙ ПАПОЧКА!

Вот я снова в колледже, на последнем курсе, а также редактор «Ежемесячника». Кажется невероятным, не так ли, что такая деловая персона только четыре года тому назад была воспитанницей сиротского приюта Джона Грайера? Да, мы в Америке движемся быстро!

И что вы думаете? Записка от Мастера Джерви, адресованная в Лок Уиллоу и пересланная сюда. Он очень огорчен, что никак не сможет приехать туда этой осенью; он принял приглашение покататься на яхте с друзьями. Надеется, что я хорошо провела лето и теперь наслаждаюсь деревней. А ведь он все время знал, что я была у Макбрайдов — Джулия сказала ему! Нет, вы, мужчины, искусство интриги должны уступить женщинам; у вас недостаточно тонкое чутье.

У Джулии полный сундук самых восхитительных новых платьев — одно вечернее цвета радуги из крепа либерти было бы подходящим одеянием для ангелов в раю. А я-то думала, что мои собственные платья в этом году были беспримерно (есть такое слово?) прекрасны. Я скопировала с помощью дешевой портнихи гардероб миссис Петерсон. И хотя платья не совсем точная копия оригинала, я была совершенно счастлива, пока Джулия не распаковала свои сундуки. И теперь я живу, чтобы увидеть Париж.

24
{"b":"154347","o":1}