ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В самом деле, много ли это — миллион? Может быть, вы и не поверите, что первый миллион дней от начала новой эры наступит лишь в 2738 году — ждать еще придется порядочно: 770 лет. А попробуем представить себе миллиард.

Мы еще не очень ценим минуты, считаем их пустяками. А ведь миллиард таких «пустяков» больше… 1900 лет. Миллиардная минута от начала новой эры минула только 29 апреля 1902 года в 10 часов 40 минут.

Эра Скалигера упростила и облегчила хронологические вычисления. Здесь нет счета от и до рождения сказочного Христа, и легко узнать, сколько времени прошло между любыми событиями. Для этого нужно найти в особых таблицах или с их помощью рассчитать номера дней, когда произошли интересующие нас события. А затем вычесть из большего числа меньшее — вот и вся недолга! Что может быть легче, проще, надежнее?

Вот для примера интересная задача. В 1789 году 14 июля восставший народ Франции захватил парижскую крепость Бастилию — с этого началась буржуазная революция. Сколько времени прошло от этого события до самого знаменательного в истории человечества дня Великого Октября — 7 ноября 1917 года?

Долго придется вам корпеть над этой совсем несложной задачкой, и ошибки вам не миновать, уж верьте мне! А если заглянуть в таблицу, то сразу узнаем:

7 ноября 1917 года — это день № 2 421 540,

а 14 июля 1789 года — это день № 2 374 674.

Значит, между этими историческими событиями прошло 46 866 дней. Решение задачи отняло чуть больше времени, чем вы читали эти строки.

Еще один пример. У нас после революции средняя продолжительность жизни человека увеличилась в два с лишним раза и теперь превышает 70 лет. Несомненно, что советские люди будут жить еще дольше — об этом заботится само наше государство.

Выдающийся советский ученый академик В. Энгельгардт недавно рассказал о своей воображаемой новогодней речи 31 декабря 2000 года — на встрече XXI века. К тому времени средняя продолжительность жизни человеческой достигнет, по мнению ученого, 150 лет, и это еще не все.

«Я хорошо помню время, когда мы все отдавали треть нашей жизни сну, — говорил в своем фантастическом тосте академик. — Нас с вами теперь вполне освежает сон в течение одного-двух часов. Мы выиграли лишних шесть часов в сутки для полноценной деятельности: наша жизнь как бы удлинилась на 25 процентов».

Может быть, и в самом деле исполнится эта чудесная мечта. Но пока все же жизнь продолжается в среднем немногим более 25 500 дней. Будем считать, что первые 17–18 лет уходят на подготовку к будущей созидательной работе — трудовой деятельности. Из остающихся 52 лет больше 17 у нас похищает сон.

Что же остается для полноценной жизни? Обидно мало: около 12 600 дней! Прошел один из них и уже никогда больше не вернется. Как же не ценить каждый день, как не дорожить каждым часом быстротекущей жизни? Великий натуралист Чарлз Дарвин писал: «Человек, решивший растратить хотя бы один час своего времени, еще не дорос до того, чтобы понимать ценность жизни…»

Время не для всех людей течет одинаково быстро, и жизнь каждого человека оценивается не по календарю и часам, а по труду и делам. Чем больше добрых дел успеваем мы сделать, тем богаче и продолжительнее наша жизнь.

Но вернемся к Скалигеру. Он был противником григорианского календаря, или нового стиля, и свое счисление времени назвал «юлианским» не только потому, что счет дней ведется по юлианскому календарю, или старому стилю, кстати теперь дни нумеруются также и по новому стилю. Скалигер, назвав новую систему времясчисления «юлианской», пожелал увековечить имя своего отца — врача, знатока языков и писателя. Этого даровитого человека, по занятной случайности, звали Жюль Сезар, то есть Юлий Цезарь.

«Юлианскими днями» (Ю. Д.) часто пользуются астрономы, когда определяют продолжительные периоды между важными небесными событиями. Ю. Д. помогают и историкам, особенно при согласовании дат по различным эрам.

Скалигер предложил свою хронологическую систему в 1582 году, вскоре после реформы календаря. Тогда церковь еще относилась снисходительно к книге Коперника, считала его учение остроумной выдумкой и не видела в ней никакого вреда или греха.

«Земля вертится, как волчок, вокруг оси да еще мчится с немыслимой быстротой вокруг Солнца, а мы ничего не чувствуем и не замечаем?! Да кто примет всерьез такую бессмыслицу? Какой глупец поверит в эту чепуху? К тому же сам автор в предисловии к своей книге предупреждает, что его предположения придуманы только для того, чтобы облегчить вычисления».

Так рассуждали церковники, доверившись подложному предисловию Осиандера. Но в конце XVI века одна Из самых мрачных трагедий в истории науки заставила руководителей церкви насторожиться: так ли уж все благополучно в учении Коперника?..

«…Вы дрожите от страха…»

Через пять лет после смерти Коперника, в 1548 году, родился Джордано Бруно. Еще в начальной школе он читал запрещенные церковью книги, посещал лекции и диспуты ученых, а с пятнадцати лет вступил в доминиканский монастырь. Он надеялся найти там неисчерпаемый источник знаний, но сухая и скучная, бесконечно далекая от жизни богословская «наука» породила у юноши отвращение. К своей радости, он нашел в монастырской библиотеке книги отнюдь не божественного содержания и с жадностью поглощал их по ночам тайком от суровых надзирателей.

Получив сан священника, Бруно мог наконец покинуть душеспасительный монашеский «университет», больше похожий на тюрьму. Он решил посвятить свою жизнь истинной науке, но был привлечен к суду за то, что выкинул из своей комнаты образы всех святых. Опасаясь новых доносов, Джордано в 1576 году покинул Италию и навсегда расстался с ненавистной рясой богослужителя.

С тех пор начались долгие его странствия по Швейцарии, Франции, Англии, Германии, Чехии. Всюду, где бы ни приходилось бывать Бруно, он страстно пропагандировал Коперниково учение, обогащая его своими головокружительно смелыми идеями.

Он догадался, что предисловие к книге Коперника написано не самим автором, а «неизвестно каким невежественным и высокомерным ослом». Джордано не стеснялся в выражениях, когда громил своих идейных врагов.

Этот красивый, обаятельный человек с вдохновенно горящими глазами пророка обладал всепокоряющим даром убеждения. Восторженно внимала ему молодежь, но тем большую злобу и негодование вызывал он у церковных «профессоров», одряхлевших над бесплодными премудростями схоластики. Они ненавидели смелого провозвестника новых истин, ненавидели и втайне боялись.

Как он смеет проповедовать, что Вселенная безгранична и никем не была создана, а существует вечно? Кто разрешил ему утверждать, что звезды — такие же солнца, как наше, со своими планетами, где живут разумные существа, подобные людям!

Разве не сказано в библии: все люди произошли от Адама. Когда же переселились они с Земли на чужие планеты?

Этот явный безбожник восстает даже против евангелия, против самого Христа, искупившего грехи человечества. Ведь если во Вселенной множество обитаемых миров, то либо все их жители безгрешны, либо и Христов было столько же, сколько заселенных планет. Или, может быть, Бруно в кощунственной дерзости своей полагает, что на каждую из бесчисленных планет Христос являлся по очереди, как случайный гастролер?

Несомненно, что этот Бруно — посланец дьявола и с его помощью успешно выступает на богословских диспутах, сокрушая своих противников неумолимой логикой и блистательным остроумием. Мало того, он еще осмеливается печатать свои богопротивные книги не на латинском, а на простом, всем доступном языке. И множится число его последователей, а страшнее всего, что он соблазняет молодые души, совращает их на пагубную стезю неверия в священное писание…

Да, враги Бруно были правы. Гениальный мыслитель, на века опередивший свое время, не только читал безбожные лекции, разоблачал нелепости богословов, писал книги о научных открытиях. В своих страстных речах Джордано сурово осуждал продажность, корыстолюбие, распущенность духовенства и открыто требовал, чтобы у монастырей были отняты их богатства и доходы.

47
{"b":"154349","o":1}