ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы говорили про вертушки. Может быть, они нас сюда сбросили? — осторожно спросил Седой.

— Вполне возможно, — старший прибывал в смятении, — машины кружили над школой перед самым выбросом, как мухи над дерьмом, а потом вдруг исчезли. Мы решили, что они приземлились здесь, хотели проверить. Но начался этот хренов выброс и загнал нас назад в укрытие. А после выброса — нигде никаких вертушек. Не улетели же они во время самого выброса? А если и улетели, в чем я сомневаюсь, каким образом тогда вы выжили во время этого ада? Если уже были здесь во время выброса…

— Командир, я слышал краем уха разговор Ковальского и того сталкера, который нас сюда привел, — подал голос сержант. — Так этот странный тип показывал полковнику какое-то экспериментальное средство и говорил, что оно позволяет выжить во время выброса вне укрытия. Может быть, это наши проводят тестовые испытания лекарства? А что, отловил спецотдел кого не жалко, накачал этой дрянью и скинул сюда, в самую задницу, поближе к эпицентру выбросов.

— Эх, жаль, связь нашу глушат… Но хорошо если так, хотя и бесчеловечно все это. Значит, они должны вернуться, чтобы подопытные тушки на анализы отловить. И тогда будет шанс выбраться отсюда или хоть связаться через них с генералом. А то в штабе даже не знают, что мы здесь. — Старший вояка несколько успокоился и опустил ствол. — В любом случае, так это или не так, если мы поймем, как вы сюда попали, то, возможно, найдем способ, как самим выбраться из этого проклятого места.

— И что будем делать, командир? На базу этих? Так вдвоем мы их и двух кварталов не проведем. — Сержант говорил, а сам голодным взглядом осматривал женщин нашей группы.

— Сейчас запрошу поддержку, а там пусть полковник решает, что с вами делать… Эй, сержант, не тычь стволом в людей, тебе не их бояться нужно, лучше в окошко да по сторонам посматривай, — лейтенант отдал приказ подчиненному, а потом обратился ко всем нам: — Руки можете опустить, но дергаться все равно не советую. Вы хоть и гражданские, но у нас нервишки уже разболтаны до предела и патронов лишних много.

Военный отошел в сторону и достал странную кустарную рацию, явно не стандартную. Видимо, только такие экземпляры в этом месте и работали.

— Полковник Ковальский, это лейтенант Тарасюк, как слышите?

— Слышу тебя, лейтенант, — рация шикнула, и раздался голос, сильно искаженный треском помех, — докладывай, что там у вас.

— У нас ситуация, — лейтенант глянул на нас, — в указанном районе ни вертушек, ни подкрепления не оказалось. Но была обнаружена группа гражданских, четырнадцать человек, мужчины и женщины, преимущественно молодые. Утверждают, что не знают, как сюда попали. Прошу выслать еще троих бойцов для сопровождения группы на базу. Есть предположение…

— Лейтенант, ты совсем сдурел?! — гаркнул голос из рации. — Мы здесь дохнем, как мухи, а ты еще людей просишь? Слушай сюда внимательно! Код «Факел»! И прошвырнитесь еще по округе! Не могли же эти чертовы вертушки попросту испариться! А дальше действуй по обстоятельствам. Конец связи.

Голос умолк, лейтенант спрятал рацию и как-то странно переглянулся с сержантом.

— Так что, вы нам поможете? — спросил Седой.

— Сам же слышал, приказано действовать по обстоятельствам, — мрачно процедил сквозь зубы лейтенант, внимательно осматривая нашу группу, потом обратился к подчиненному: — Сержант, на пару слов отойдем.

Военные спустились по ступеням столовой вниз, стали в проеме дверей так, чтобы мы находились в их поле зрения, и принялись перешептываться. Сержант то и дело кивал в нашу сторону и пожимал плечами, лейтенант ему что-то отвечал. Наша группа все это время затаив дыхание ждала, что решат эти двое. Через несколько минут спецназовцы пришли к единому мнению и вернулись к нам.

— Значит, ситуация следующая, — начал лейтенант, — по большому счету, нам приказано бросить вас тут на растерзание Зоны. И поверьте, она вас растерзает. Если кто случайно и доживет до вечера, то к утру свихнется однозначно. Мы можем рискнуть своими шкурами и вас к убежищу вывести за несколько ходок. Но это нам и нафиг не нужно… В смысле, услуга эта будет платная.

— И сколько вы хотите? — спросил кто-то из наших.

— У меня есть деньги, но только дома, — стала причитать одна из девушек.

— Деньги нас не интересуют, и предложить вам нечего, — оборвал лейтенант поднявшийся гомон. — Ну, почти нечего…

Военный замолчал и выдержал настоящую театральную паузу в попытке найти нужные слова. При этом он постоянно пялился на пижаму Люси. Училка это заметила и в свою очередь вприщур осматривала лейтенанта. В моей голове проскочила неприятная догадка. Знал, что люди в погонах сволочи, но чтобы до такой степени…

— Говори, лейтенант, — нарушил молчание Седой, — что вам нужно?

— А что нужно солдату, который на гражданке не был очень давно? — ответил вопросом на вопрос сержант, и тут же озвучил правильный ответ: — Бабу, ясный перец. Молодую и упругую.

Лейтенант кивнул, соглашаясь со словами подчиненного. Мужики нашей группы переглянулись, а все девушки, кроме Люси и профессиональной «короткой юбки», начали скулить и прятаться за мужскими спинами. Причем та мелкая с длиннющими ресницами вцепилась в Панкера, а низенькая пышная в Руслана, тем самым неосознанно выдавая свои симпатии. Внутри меня вскипала ненависть. Эх, если бы у этих уродов не было стволов, я бы… отгреб от них «звездюлин» при любом раскладе. Нужно быть реалистом — они обученные военные, а я «пустышка».

Тем временем Люся переглянулась с той дамой, которую я сразу определил в разряд путан, и повела себя крайне неестественно, исходя из всего того, что я о ней уже успел узнать за время, прошедшее с момента нашего бурного знакомства.

— Ну что, этот мой, — «училка» взглядом указала на лейтенанта, который от ее выбора буквально расцвел.

Остальные девушки после этих ее слов умолкли. У меня проскочила мысль, что тут явно что-то нечисто.

— А мне, как всегда, солдатик… — «короткая юбка» удрученно вздохнула, подошла к перепуганному сержанту и взяла его под ручку. — Пойдем на второй этаж?

Сержант несколько раз «гыгыкнул», осматривая дамские прелести, виднеющиеся через блузку девушки. Получив одобрительный кивок от командира, он отправился вверх по лестнице, которая была напротив столовой и вела к актовому залу.

— Люся, это… там, в столовке, где кухня, я заметил удобный матрасик, — вдруг подсказал Седой, и когда лейтенант отвернул голову, смотря в том направлении, быстро подмигнул девушке. — Если, конечно, вас не смутит тело банкира.

— Не смутит. В общем, ждите нас тут, никуда не разбегайтесь. Мы быстро, — отдал последний приказ военный и утащил Люсю в столовую.

Как только военные скрылись, Седой быстро обернулся к нам и приставил палец к губам, дескать — тихо, ни слова. Потом жестами велел нам отступать в спортзал. Ничего не понимая, мы подчинились. В раскуроченном зале лежали трупы каких-то мутантов и один человек, накрытый куском прогнившего мата. Мы перебежали через все помещение к запасному выходу. Здесь Седой стал раздавать приказы.

— Значит так, чтобы все сразу поняли, — негромко начал Сашка, — как только вояки получат что хотят, они всех нас порешат. Им приказали «действовать по обстоятельствам» после того как они выполнят инструкции по коду «Факел». А как бывший военный я вам скажу, что хорошее дело кодом «Факел» не обзовут.

Женщины тут же заскулили, а мужики испуганно загалдели.

— Да тихо вы, — цыкнул Седой. — Панкер, уводи всех через двор в подвал, тот, что сверху лестницами привален. Там отсидитесь, пока все не утихнет. Только ноги в руки — и быстро через двор скачите, чтобы вас живность не учуяла.

Димка кивнул, быстро раздал группе команды и повел людей в указанное место. Седой не пошел с группой. Я и мужик в черной джинсовой одежде, тот, который раненого пацана в раздевалку затаскивал, тоже остались.

— Правильно, девчонкам нужно помочь, — одобрительно кивнул я, сделав свои выводы.

10
{"b":"154353","o":1}