ЛитМир - Электронная Библиотека

— Седой, а можно мне пару гранат? — подал голос Руслан. — Я имел с ними дело, да и взрывчатку щупал и прочее подобное добро, так что обращаться умею.

— Держи, — Сашка достал из рюкзака несколько гранат разного вида и передал киргизу. — Я даже не буду спрашивать, где и какая нужда тебя заставила во всем этом разбираться. Все эти «яблочки» тебе знакомы? Знаешь, какое что умеет?

— Обижаешь, командир, — хмыкнул Руслан, рассовывая по карманам гранаты.

— Ну что, с Богом! — Сашка присоединился к Жеке и Панкеру, они уже стояли на лестнице и были готовы к вылазке.

Отряд ушел, и я остался вместе с группой испуганных и ничего не понимающих людей. Мышка, которую, как выяснилось, звали Катя, попросила Руслана помочь ей. Они быстро развернули оставленную плащ-накидку, сложили на нее провизию и унесли в дальний угол. Остальные стали рыться в трофейной одежде и утепляться.

Я поднял с пола ржавый обрезок трубы, чтобы хоть как-то вооружиться, и сел рядом с Люсей на кирпичи, сложенные кем-то в импровизированную лавочку. Девушка продолжала крепко сжимать пистолет, но на мое появление рядом с ней отреагировала спокойно.

— А ты и вправду молодчина, — попытался я завести разговор, — до сих пор не понимаю, как ты отважилась? Как ты поняла, что они нас по любому прикончат?

— Я не поняла, — девушка посмотрела на меня как-то странно и улыбнулась, — я услышала. Седому уже обмолвилась, теперь тебе тайну открою. У меня от природы обостренный слух и я просто слышала, как те двое извращенцев между собой договаривались. Сержанту по фигу, он чмо болотное, а лейтенант не насильник по природе. Вот он и хотел сначала получить добровольную благодарность от девочек, а потом всех построить и утилизировать.

— Вот сволочи! Знал ведь, что военные ничем не лучше животных, но чтобы до такой степени, — к нам подсел Руслан. — И у тебя хватило смелости, зная все это, так рискнуть?

По-русски он говорил совсем без акцента, и если не смотреть на его скуластое смуглое лицо, то по разговору ни за что не догадаешься, что не славянин.

— А что я? Не дура, поняла, что тот крепыш в столовке прячется и поможет мне, если что. Ну, или я ему помогу. — Люся встала и застегнула китель под горло, заметив, что мы с Русланом постоянно пялимся на ее груди, которые виднелись из-под пижамы ввиду отсутствия на ней двух верхних пуговиц. — К тому же, как говорил наш старый препод «Производная самой черной полосы в жизни всегда будет полоса белая. Нужно только уметь эту производную найти». Вот я и попыталась.

— Дай догадаюсь, ты математ и чка? — вдруг мелькнула в моей голове мысль.

— Ага, «вышку» преподаю в нашей местной академии, — подтвердила девушка. — И это… слушай, прости за нос, то получилось рефлекторно. Живя в городе в окружении всяких извращенцев и уродов, надо уметь за себя постоять.

— Ладно, проехали, — я махнул рукой, — меня больше волнует вопрос, почему мы здесь. Версия вояк, что мы лабораторные крысы, на которых испытывают экспериментальное лекарство, явно слабая. Я так понял, что нас всех из разных городов выкрали в один день и сюда десантировали. А зачем так напрягаться и ресурсами разбрасываться? Можно было подопытных кроликов и в одном городе насобирать.

— А может быть, мы прошли некий кастинг и нас специально отобрали по каким-то физическим данным, — пожала плечами Люся.

Слово «кастинг» из ее уст прозвучало как-то странновато.

— Тогда это больше на тотализатор похоже, — произнес Руслан и тяжело вздохнул, — случалось мне видеть нечто подобное. У нас в Киргизии те, кто у власти и при деньгах, говорят, что еще при Акаеве организовывали «гонки на выживание». За обычными, ничего не подозревающими людьми устраивали слежку. Видео там всякое, фото, данные полные, короче говоря, всю информацию на сайт с ограниченным доступом сбрасывали и в течение месяца шло голосование. Разного рода «хозяева жизни» ставки на людей как на лошадей делали, а спецы всевозможные полигон в это время готовили. И потом всех, кто «в лотерею выиграл», цап — и в горы. Я лично растяжки и мины устанавливал на подобных «беговых дорожках». Это было уже при Бакиеве, перед самым переворотом. Но вы не думайте, все это не по своей воле! Родителей моих они могли на тот свет отправить, если бы я отказался.

Руслан опустил взгляд, вспоминая тяжелые моменты своей прошлой жизни.

— А кто же в это поверит, что не по своей воле?! — Мужик решил до конца выложить все, что наболело. — В общем, раскрылось все, и я бежал в Россию, у меня мама наполовину русская… Да, и еще я слышал краем уха от тех, кто давно в этой теме, что и в Украине подобные игры проводят давно. Но говорят, что здесь они на порядок круче, интереснее и полигон гораздо жестче по условиям. Так что делайте выводы. Где ж еще, как не в Зоне… А лично я в этом вижу грустную иронию. Участвовал в организации этих бесчеловечных отмороженных игр и в результате сам стал ее участником. Поделом.

От слов Руслана мне стало как-то не по себе, но я промолчал. Люся тоже молчала. А что сказать? У нас у всех, наверное, есть «уважительные причины», по которым мы такие, какие есть. Вот только остался открытым вопрос: почему именно мы оказались здесь? Если и был «кастинг», то почему не выбрать лошадок, полных здоровья, чтобы шоу подольше длилось? А так, за редким исключением, тут сплошь «слабые звенья» подобрались.

Оставшееся время до возвращения нашего отряда мы трое просто сидели молча у входа и слушали пение ветра. Чтобы несколько ослабить нервное напряжение, я насвистывал мелодию из сериала «The X-Files». Кто-то за нашими спинами тихонечко разговаривал друг с другом, а мы сидели на кирпичах, держа наготове каждый свое оружие, и сверлили взглядами спуск в подвал. Вдруг Люся встала, быстро подошла к проходу, глянула наверх и тут же вернулась к нам.

— Возвращаются, — лаконично ответила она на наши вопросительные взгляды.

Мы с Русланом подскочили и на всякий случай заняли позиции по обеим сторонам лестницы.

— Да не дергайтесь, это наши, и все у них хорошо. Бубнят своим шепотом так, что за километр слышно, — Люся немного успокоила нас и присела на кирпичную лавочку.

Но мои нервишки все равно пошаливали, я стал громче насвистывать свою мелодию.

Спустя секунды по ступеням быстро спустились довольные Седой, Женька и Панкер.

— А ты все поёшь? Как говорится, «Легче остановить бегущего бизона, чем остановить поющего Кобзона», — с лету выдал Сашка, услышав мой свист, и сам же рассмеялся. — Будешь ты теперь Кобзон!

Прогулка по руинам подняла командиру настроение и добавила некоторого оптимизма, что было сразу заметно по его голосу и поведению.

— Ну спасибо, — я недовольно скривился, — давай уж лучше Бизоном буду.

— Не-е-е, какой же ты бизон? Себя давно в зеркале видел, задохлик? И к тому же командир сказал Кобзон, значит Кобзон, — Седой снял с плеча под завязку набитый рюкзак и поставил его на пол.

На ремне, перекинутом через шею командира, болтался автомат, в котором я с трудом узнал «калаш» из-за навешанных на него разных примочек. На этом агрегате имелся и подствольный гранатомет, и какая-то непривычная ствольная накладка с прикрученным к ней фонарем и коллиматором. Дульный тормоз был явно не стандартного образца, как и эргономичная рукоять, и раздвижной приклад.

Димка Панкер извлек из-за спины такой же полный рюкзак и поставил его рядом с Сашкиным. На плече у Панкера висела винтовка сержанта — как именно называлась эта модель, я не знал, потому что не был особо силен в этой теме.

— Повезло нам, в некотором смысле, — радостный Женька подмигнул мне и Руслану. — Еще один свежий труп у школьной ограды нашли. Видимо, не добежал человечек до укрытия. Ему горе, а у нас на два ствола больше.

— Ну что, дед Мороз принес подарки, — Сашка указал взглядом на набитые рюкзаки. — Все, кто хорошо себя вел, сейчас их получат, по полной программе.

Мы все с интересом глянули на рюкзаки. Седой извлекал содержимое и распределял среди нас по своему усмотрению.

13
{"b":"154353","o":1}