ЛитМир - Электронная Библиотека

— …вот он, видишь? — Поллитренко указывал куда-то на заросли кустов за противоположным домом.

— Ага, на человека похож, — Седой, прищурившись, смотрел в ту сторону.

Я на четвереньках подполз к ним поближе и присмотрелся.

Там, среди кустов, действительно бродил кто-то, отдаленно напоминающий человека. Его сиплое рычащее дыхание было слышно даже здесь.

— Это кровосос, — продолжил сталкер шепотом, — если он нас заметит, то потерь в отряде не избежать. И вся пакость ситуации в том, что нам нужно именно туда, другого пути нет. Справа открытое пространство, там я вас не проведу, никто не проведет. А теперь смотри налево, за угол. Видишь, в школе уже вояки мелькают. Угадай, кого они ищут? Так что лучше не шуметь особо. Есть, конечно, у меня пара зонных дум-думов [6]с «каруселью». Их пульки кровососу с первого попадания «ласты склеят», но, боюсь, что тварь меня учует раньше, чем я на дистанцию выстрела выйду. Где там ваш снайпер? Пусть лучше он ему чердак снесет прямо отсюда.

— Дум-дум с «каруселью»? Это как? Ладно, потом, — наш командир заинтересовался упомянутым боеприпасом, но потом отмахнулся от своего вопроса, обернулся ко мне и прошептал: — Панкера сюда, передай дальше.

Я передал приказ дальше по цепочке. Тут же на корточках к нам притащился Димка и одарил нас вопросительным взглядом.

— Там чудо одно в кустах ходит, и твоя эсвэуха нужна. Дай, я разок пальну, — Седой было протянул руку к винтовке, но шепот Панкера его остановил.

— Не вопрос, но только у нее оптика немного сбита, налево и вверх пули ложатся, — предупредил Димка, — я пристрелялся немного, когда мы того псевдогиганта гоняли. Может быть, давай лучше я попробую?

— Блин! — Сашка засомневался, но другого выхода у нас не было. — Слушай внимательно: у тебя будет только один выстрел, а потому не спеши, прицелься как следует. Если сомневаешься — жди. И еще, глубоко вдохни и веди цель на выдохе, в конце выдоха — огонь. Ну, с Богом.

— Мне упор какой-то нужен, — вскинув винтовку, прошептал Панкер, — пуха в руках плавает.

— Вот тебе упор, — Сашка лег набок перед Димкой и поставил свой «калаш» прикладом на землю, — падай рядом и ложи ствол на что удобнее, можешь на автомат, можешь на меня.

Димка лег и припал глазом к оптике. А я в ожидании выстрела вжался в стену и наблюдал за мелькающим в кустах сгорбленным телом. И чем оно такое ужасное, что может представлять угрозу толпе вооруженных людей?

Выстрел громыхнул неожиданно быстро. Тварь опрокинулась и упала в кусты, но я успел заметить, что из ее головы брызнул густой фонтан содержимого черепа.

Сталкер, изобразив рукой характерный жест «Yes!», облегченно вздохнул. Потом он выглянул за угол, проверяя, не привлек ли наш одиночный выстрел внимание военных и, вскочив с корточек, резво пробежал мимо гаражей к углу следующего здания. Там он остановился и призывно замахал нам. Мы, так же быстро, друг за дружкой перебежали туда и гуськом прокрались до конца многоэтажки.

Наш проводник оставил отряд на минуту и, прокравшись к телу убитого мутанта, срезал ножом с его лица какие-то безобразные отростки-щупальца. Потом, довольный, продемонстрировал Седому трофей и прошептал, что в охотничьих угодьях кровососа других тварей быть не должно. Это обстоятельство добавило нам немного оптимизма, к тому же почти все пространство между следующими домами густо поросло кустарником, и мы прошли его без малейшего риска быть замеченными.

Оказавшись у следующего дома, сталкер остановился за его углом и дождался, пока подтянется наш «хвост» и выстроится за ним в обратном порядке. А внимание всех членов отряда в это время привлекли те самые гигантские лианы, оплетающие этажи над нашими головами, и сгусток зеленой «протоплазмы», летающий по ним.

Это гигантское мутировавшее растение произрастало из большой воронки, что образовалась посреди двора. Вокруг все пространство дворика было затянуто зеленоватым туманом. А из земли под этими едкими испарениями, щиплющими глаза и колющими нос, доносились странные булькающие звуки.

— За этим домом кинотеатр «Прометей», логово «Монолита». Туда нам нельзя, — шепотом объяснил проводник, — поэтому идем вдоль стены внутреннего двора. Только чтобы все в эту стену вжались, как… я не знаю во что. Тут аномалий густо натыкано, на шаг от стены отойдете и в кислоте растворитесь нахрен. А как все дойдут до того конца, будет марш-бросок до самого КБО. Один за другим, строго за мной, след в след бежим. Там почти везде кустарник, но есть и открытое место, так что пригибаемся к земле и не тормозим. Кто чего не понял или не услышал — делай как я. Погнали!

Прочитав нам эту короткую лекцию, сталкер прижался спиной к стене и прошуршал курткой по всем ее выступам и углам до самого конца здания. Немного подождав, пока большая часть отряда проделает то же самое, Поллитренко, вцепившись в свой прибор-локатор, проскакал между кустов, как пришпоренная лошадь. Седой ломанулся за ним, а следом за командиром побежал и я.

За моей спиной остались кусты и открытый кусок пространства между домами, через который виднелось здание кинотеатра. Не переводя дыхания, я пронесся между школьным забором и стеной жилого дома, и, пробежав мимо ржавых мусорных контейнеров, юркнул следом за Сашкой в заборную дыру. Через отогнутую секцию ограды рядом с этой дырой мы проникли на территорию комбината.

Окна без стекол, местами обвалившаяся отделочная плитка на стенах, горы всевозможного мусора, растрескавшийся асфальт, кое-где проступающий сквозь навалы листвы и земли, клином крыша подвала, под ней ржавые прутья ограждения и ступени — пейзаж тот же, что и везде. Веселенький, аж завыть хочется.

— Держись подальше от подвала, он фонит радиацией. Передай дальше, — прошептал сталкер, подождав, пока его догонят несколько человек.

Обогнув этот подвал, наш проводник сел на корточки у последнего окна первого этажа и стал осматриваться, водя ружьем по сторонам. Спустя минуту мы все, как грибочки, сидели вокруг него. Те из нас, кто был с оружием, изобразили подобие круговой обороны.

— Теперь нам наверх, в окошко, — начал шепотом сталкер, — только старайтесь все делать очень и очень тихо. Когда я сюда на разведку ходил, на втором этаже кто-то ножками шаркал. Я так и не глянул, кто это. Возможно, зомби, а может быть, кто и похуже. Поэтому, еще раз повторяю, двигайтесь как мышки между спящих котов. И еще, все это здание напичкано аномалиями, там «электра» на «электре». Я гаечками дорожку для вас выложу, идите строго по ней. Все уразумели?

Мы закивали головами. Седой быстро организовал живую лестницу, по которой все поочередно забрались внутрь.

Как только я оказался в здании, то сразу ощутил запах озона и услышал характерное электрическое потрескивание с гудением. Окинув взглядом облезлый, полуразрушенный холл КБО, я заметил слабое синеватое свечение, которое растекалось по всему полу комбината. Редкие вспышки света в тоненьких голубых нитях разрядов гуляли по пустующим залам.

Дорожка из ржавых гаек уходила налево к ступеням. Я осторожно отправился по ней и, стараясь не задеть подножный мусор, поднялся на второй этаж. Проходя мимо дыры в стене на промежуточной лестничной площадке, я окинул последним прощальным взглядом мрачные корпуса школы, в которую нас десантировали неизвестные люди неизвестно с какой целью. На секунду померещилось, что я услышал радостный гомон и смех детворы, резвящейся после уроков, а потом строгий голос мамы одного из учеников, требующий от чада идти домой сейчас же…

Вдруг вспомнил свою маму. Я здесь, в призрачном городе, посреди зоны отчуждения, а она дома одна, и даже не знает, что со мной случилось. Дай Бог выбраться отсюда, иначе пропадет она без меня.

И здесь, на втором этаже, был везде разлит этот голубой свет, а тонюсенькие молнии, которые периодически испаряли пыль, казалось, так и тянулись к моим ногам. Дальше дорожка из гаек уходила круто влево и вела через холл мимо остатков ограждения какого-то отдела комбината к служебному выходу. Я проследовал туда и, как оказалось, это был вовсе не выход, а вход, ведущий в уборную.

18
{"b":"154353","o":1}