ЛитМир - Электронная Библиотека

За дверью в коридоре уже столпились все, кто передо мной запрыгивал в окно, и ожидали остальных. Седой стоял на одном колене в ответвлении коридора, что вело в соседний отдел, и держал под прицелом этот проход. Как только он меня увидел, сразу призывно махнул и шепотом попросил занять его место. Второй его приказ мне не понравился, но командир уже успел заслужить мое доверие, и я утвердительно кивнул, соглашаясь с ним. Меня назначили в арьергард. Я должен был стоять здесь и охранять проход, пока все не пройдут к этому «телепорту», и уходить мне предстояло самым последним.

Я сидел на корточках, держа двумя руками «кольт», и, слушая удары своего сердца, ждал, пока все остальные проходили к «аварийному выходу». А за стеной в соседнем отделе и вправду кто-то изредка шаркал ногами и кряхтел. Выяснять, кто это, желания не было. Даже вредное назойливое любопытство сейчас забилось в темный уголок сознания и не подавало признаков жизни.

А в голове уже гуляли нехорошие и пугающие мысли. Надо же, я крайний, как всегда. «Повезло» же мне последним уходить из этого проклятого места. А вдруг он, этот самый «телепорт», именно на мне и не сработает, поломается как-то? Вон сколько через него людей проходит, а если эта штука не рассчитана на такое количество? Тогда я останусь совсем один в этой глубочайшей заднице мироздания. От осознания подобной «веселой» перспективы по моему телу противно забегали мурашки. Полчища мурашек.

Тем временем вся группа уже исчезла в уборной. Из проема дверей выглянул Женька и призывно махнул рукой. Я оставил свой пост и тихонечко юркнул в сортир. Кроме Женьки тут еще ждала своей очереди одна перепуганная девушка, та, которую я случайно определил в разряд «путан». Во время нашего запоздалого завтрака я даже успел немного с ней пообщаться, но по свойственной мне идиотской привычке забыл спросить, как ее зовут.

— Слушайте меня внимательно, — шепотом наставлял нас Женька, — вот смотрите, в правой кабинке над чашей воздух кольцами плывет. Нам туда. Анютка, ты идешь сразу за мной. Кобзон, ты замыкаешь, только стволом своим в этот «телепорт» не тычь, засунь пистолет за пояс или в карман. Макс сказал, что при контакте с этой хренью крутанет один разок, но зато очень сильно, так что из рук вырвет все, что в них будет.

— Понял. — Я пристроил «кольт» за пояс и с подозрением глянул на аномалию, образовавшуюся в нужнике. — А как оно вообще работает?

— Прыгаешь в него, и все, — Женька закинул «калаш» за спину и тихо засмеялся, обозревая сливной бак туалета под самым потолком. — Надо же, почти в буквальном смысле смываемся отсюда. Ну, помогай, Господи…

Жека глубоко вдохнул, задержал дыхание и прыгнул в аномалию. Ничего такого особенного не произошло, не было ни вспышки света, ни какого-то необычного шипения, он просто исчез в одно неуловимое взглядом мгновение.

— Давай, теперь твоя очередь, — я кивнул девушке.

— Я сейчас, мне по маленькому нужно, — пропищала эта Анютка, озираясь по сторонам, и только сейчас я заметил, что она нетерпеливо «пританцовывает», — на холоде у меня всегда такое, и я давно уже терплю. Если меня крутанет аномалия эта, то может авария случиться.

— Блин, ну давай в соседнюю кабинку зайди, только быстро, — я стал немного злиться.

Неожиданная задержка лишний раз ударила по нервам, но я собирался честно выполнить приказ командира и гордо покинуть эту преисподнюю последним… как должно поступать настоящему капитану тонущего судна. И пока я морщился от этой неприятной ассоциации, которая вдруг возникла в моей голове, Анютка, видимо, постеснявшись моего присутствия, юркнула назад в коридор. По шуршанию ее ног стало ясно, что она отправилась в тот самый проход, который я до этого охранял.

— Куда? С-с-стой… — злобно прошипел я и кинулся за ней, но было уже поздно.

Я выскочил в проход, но девушки там уже не было — она решила справить свою нужду в том отделе, где бродило неизвестное порождение Зоны. Из помещения донесся грозный гортанный рык, а следом за ним дикий крик несчастной девушки. Стало очень страшно, и я, растерянный, задержался на секунду в коридоре, не зная, что же мне делать. А тем временем за стеной раздался звук глухого удара и еще один вопль Анютки. Я выхватил «кольт» и ринулся к двери в тот отдел.

Передо мной в проем выпрыгнула перепуганная девушка, и сразу же за ней в коридор вылетел ржавый ацетиленовый баллон, благо что пустой. Железная торпеда ударила по ногам Анютки и переломала их, как спички. Проскочив по инерции чуть дальше дверного проема, я перепрыгнул через возникшее препятствие, стараясь не смотреть на два ужасных открытых перелома. Выглянув из-за края проема, я выстрелил из пистолета в единственное, что заметил в просторном зале среди пустых облупленных стоек. Это была приземистая, но очень широкая фигура в черном плаще с балахоном.

Создание, напоминающее откормленного гнома, гортанно зарычало, как только первая моя пуля задела его плечо, и подняло руки перед собой. Мне показалось, что тварь создала вокруг себя какое-то силовое поле, которое не пропускало твердые физические объекты. Каждое последующее попадание лишь заставляло слегка светиться невидимую сферу, защитившую монстра.

Мой «кольт» выплюнул последнюю пулю, затворная рама еще раз дернулась и, отведенная, застыла, оголяя трубку ствола. Эхо выстрелов стихло, уступая место нечеловеческим воплям раненой девушки. А мутант, поняв, что у противника закончились патроны, произвел пассы руками и непостижимым образом заставил воспарить еще один валяющийся на полу газовый баллон.

Тяжеленная металлическая «торпеда», как нечто невесомое, сорвалась с места и полетела в меня. Я только и успел, что немного отклониться в сторону. Баллон глухо стукнул в стену, раздробив девушке грудную клетку и позвоночник. Анютка умолкла, ее голова безвольно повисла. Тонкая струйка крови появилась в уголке ее губ и потекла по подбородку вниз. Теперь ей уже ничто не поможет. Внутри похолодело, а в душе вдруг оборвалась какая-то тонкая нить. Это все из-за меня! Не уследил!

Прикусив губу и давясь горечью подступающих слез, я кинулся к «телепорту». За спиной опять раздался злобный рык твари, и очередная тяжелая вещь ударила в стену. Я вбежал в туалет и уже почти прыгнул в аномалию, как вдруг в хаосе мыслей всплыли наставления Женьки. Нужно убрать пистолет! Попытавшись сунуть «кольт» за пояс, я сразу получил ожог в том месте, где ствол соприкоснулся с телом. Тут же вспомнились несколько матов, произнесенных раненым сержантом. Я схватился за обожженное место, запихнул пистолет вместе с дрожащей рукой в карман куртки и наконец-то прыгнул в нужник.

Это не была вспышка света, просто в глазах вдруг все побелело, и вестибулярный аппарат «включил сигнал воздушной тревоги». Резкий рывок и потеря ориентации вызвали сильные спазмы желудка. Завтрак настоятельно запросился наружу. В глазах все еще плавали белые пятна, а я уже слышал голос Сашки.

— Спокойно, Кобзон, дыши глубже, сейчас попустит, — ровный уверенный голос командира немного успокаивал.

Я сидел на земле и промаргивался, картинка окружающей реальности медленно проявлялась. Холмы, кустарник, осенний лес вдали. Но мертвый пустой взгляд девушки и ее алая кровь, капающая с подбородка, все еще стояли перед моими глазами. Внутри бурлила смесь неприемлемого сознанием чувства вины и понимания, что ничего уже не вернуть. Меня сильно трясло, этот факт нельзя было не заметить окружающим.

— Где Анютка? — неуверенно прозвучал Женькин вопрос, видимо, он уже понял, что произошло что-то плохое.

— Я не виноват! Она выбежала по нужде, а я просто не успел! — Я моментально впал в панически-истерическое состояние. — Там эта тварь баллонами в нас швыряла, как джедай какой-то! Я весь магазин в нее выпустил, а ей пофиг! Оно руками вот так сделало и каким-то силовым щитом закрылось! А потом опять баллоном! Я сделал все что смог! Все, поверьте, все что…

— Кобзон, успокойся! — Сашка хлестко ударил меня по лицу ладонью, что возымело некоторое успокаивающее действие. — С Анькой что случилось?

19
{"b":"154353","o":1}