ЛитМир - Электронная Библиотека

Потом все опять завертелось и засуетилось. После легкого завтрака Женька попрощался с братками, поблагодарил их за теплый прием и наш отряд выдвинулся дальше.

Шли мы тихо и аккуратно. Максик оказался отличным проводником, мастером своего дела. На этот раз вообще никаких проблем и остановок не было. Никто из нас даже ни разу не выстрелил. Здешние тропы Поллитренко хорошо знал, и у него всегда получалось провести нас в обход всех встреченных опасных мест и скоплений мутантов.

Так мы вышли к каким-то «Армейским складам». Там, за холмами, ни на секунду не стихали звуки стрельбы и хлопки разрывов гранат. По словам нашего проводника, здесь шла яростная неугасающая война между группировкой «Долг», отрядами «Свободы» и вообще всеми теми, кто пытался взять под контроль эти территории. Дальше предстояло просачиваться крайне скрытно и в обход всех «горячих точек».

Почти сразу мы наткнулись на следы упомянутой войны. Прямо на нашем пути, вокруг развалин скромной хибары, распростерся на земле целый отряд расстрелянных бойцов. Их убийцы даже не тронули оружие покойников и не стали копошиться в рюкзаках, они просто уничтожили всех перекрестным огнем, видимо, из пулеметов, и отправились дальше, расправляться с очередными врагами. Комбинезоны всех убитых были буквально испещрены вставками из красной ткани. «ДОЛГ» — горделиво гласили эмблемы, нашитые на рукавах покойников.

Здесь, в руинах, мы немного задержались. Мародерство в Зоне — вовсе не постыдное занятие, а жизненная необходимость. Седой распределил трофейные «калаши» между нами, радуясь, что теперь почти у всех из нашего отряда будет оружие, пригодное под один стандарт патронов. А мы все стали раздевать покойников, меняя свою одежду, совсем неподходящую для Зоны, на поврежденные, но вполне крепкие комбинезоны бойцов «Долга».

Я сменил свою драную куртку на добротный китель и снял с ремня покойника пустой брезентовый кармашек. В такой удобно будет складывать патроны для моего пистолета. Своим джинсам я предпочел шикарные камуфляжные брюки, снабженные множеством накладных карманов. Тяжеленный и простреленный в нескольких местах бронежилет мне надевать совсем не хотелось, я так и остался налегке, лишь взял несколько полных рожков к своему новенькому автомату и рассовал их по карманам.

Максик сразу проинформировал нас, что красные вставки с комбинезонов лучше срезать, чтобы не получить случайную пулю от «свободовцев». А Седому поверх его камуфляжа немецкого производства, соответствующей раскраски, желательно накинуть плащ-накидку. Чтобы не вызывать агрессию со стороны бойцов «Долга». Сказано — сделано.

Неожиданно от испуга вскрикнула Мышка, и мы все, резво вскинув оружие, подбежали к ней… Там, под трупами «долговцев», шевелился один еще живой человек.

— Пом-моги-и-ите… — над грудой мертвых тел поднялась дрожащая рука, перепачканная кровью и грязью.

Недолго думая мы закинули автоматы за спины и бросились разгребать тела покойников. И спустя минуту на земле остался лежать один выживший боец с простреленными ногами. Наш ветеринар тут же принялся осматривать его раны.

«Долговец» кое-как стянул своим ремнем обе ноги, чтобы не умереть от потери крови, и лишь эта экстренная мера спасла его. Наш доктор очень хорошо знал свое дело, складывалось впечатление, что и не ветеринар он вовсе, а военный врач. И когда он закончил, с раненым заговорил Седой:

— Дружище, мы, конечно, люди и не бросаем себе подобных в беде, но тащить тебя с собой не сможем. Наш путь лежит к кордону, мы уходим из Зоны. Так что если у тебя есть маячок какой-то или рация, то свяжись со своими, чтобы тебя подобрали.

— Погодите, не оставляйте меня, — захрипел «долговец», — у меня дома две дочери остались, я должен к ним вернуться живым…

— Живым? — Поллитренко смотрел на раненого с печальной ухмылкой. — Если у тебя семья есть, которую ты так любишь, то какого черта ты в Зону полез?

— Меня по контракту наняли… разобраться с опасными аномальными явлениями здесь, в Зоне… которые могут представлять угрозу всему миру, — объяснил срывающимся голосом «долговец». — Мне и охрану хорошую дали… а оно вон как вышло. Послушайте, я очень значимая персона для «Долга». Я вообще не из их бойцов. Просто был договор между правительственными структурами по вопросам Зоны и «Долгом»… и если вы донесете меня хотя бы до их укрепленного аванпоста, то я вам могу гарантировать сопровождение… усиленным отрядом до самой границы. И мимо военных смогу провести, они проинформированы, кто я такой… Так что можем выбраться отсюда вместе и без каких-либо проблем.

Неожиданная соблазнительная перспектива закончить весь этот адский рейд в ближайшие часы заставила командира согласиться. А наш сталкер-проводник был даже рад, что теперь ему работы будет меньше, при всем при том, что наш договор оставался в силе. И, получив на свой КПК координаты аванпоста «Долга», Поллитренко повел нас туда самыми безопасными из известных ему троп.

Раненого мужчину положили на импровизированные носилки и потащили в центре отряда. Первыми его несли Руслан и ветеринар, а я, поджидая своей очереди, шел рядом. Контрактник оказался жизнерадостным и оптимистично настроенным, и, несмотря на боль от своих ран, болтал с нами без умолку. Первым делом он отметил необычный состав нашего отряда, а когда Мышка обмолвилась о том, каким образом мы загадочно попали в Зону, то уцелевший «долговец» не на шутку заинтересовался этим вопросом. Он стал энергично выспрашивать все-все подробности о нас и наших злоключениях.

На небольшом привале, когда сталкер оставил отряд и выдвинулся вперед на разведку, мужик достал свой КПК и стал фотографироваться со всеми нами по очереди, говоря, что его дочери должны знать тех людей, которые спасли их отцу жизнь. Сопротивляться мы не стали, и даже согласились на один большой групповой снимок. А когда вернулся Макс, мы совершили быстрый рывок через открытое пространство по уже разведанной тропке, непосредственно к самому аванпосту «Долга».

Некогда здесь был какой-то небольшой склад, с высоким кирпичным забором, «колючкой» на нем и двумя сторожевыми вышками по углам периметра. Караульные, заметив наш отряд с импровизированным белым флагом, в качестве которого послужила майка, выдвинулись навстречу. А когда увидели, кого именно мы тащим на носилках, сами подхватили их и занесли внутрь укрепления. Не соврал мужик, для «Долга» он был очень ценным кадром, раз его сразу окружили такой заботой.

Мы устало миновали раздолбанные ворота, обложенные мешками с песком, и очутились внутри аванпоста. Несколько бойцов «Долга» сидели у костра и с любопытством рассматривали нас. Два снайпера, торчавших на вышках, лишь искоса глянули на нас и продолжили всматриваться в пейзажи Зоны.

В самом центре аванпоста было оборудовано пулеметное гнездо, также основательно обложенное мешками с песком, а по периметру расположились небольшие полуразрушенные постройки комплекса. Раненого понесли к широкому бетонному пандусу, наклонно уводящему под небольшое кирпичное здание, куда-то в подземные гаражи или склады. Мы опустили оружие и вздохнули с облегчением. Наконец-то все наши беды закончились, и скоро мы вернемся к своим нормальным жизням…

— Убить их всех! Код «Факел»! — вдруг неистово завопил тот мужик, которого мы спасли, и, приподнявшись на носилках, указал на нас дрожащей от ярости и гнева рукой.

Глава восьмая

…ПРАВОСУДИЕ ЗАКЛЮЧЕНО В СТВОЛЕ ЗАРЯЖЕННОГО РУЖЬЯ! [8]

Наш проводник шагал в авангарде цепочки отряда, и первая же очередь «долговца», сидящего у костра, превратила голову сталкера Макса в окровавленные арбузные корки. Все мы бросились врассыпную, стремясь спрятаться за ближайшими подходящими укрытиями.

Разразилась ураганная стрельба, сопровождаемая разноголосым ором.

— Не дайте им уйти!!! — вопил тот подонок, которого мы спасли.

Я хотел было его пристрелить, но два бойца, которые несли этого урода, уже исчезли за краем пандуса. Я кинулся к ближайшему укрытию и, пока бежал к примеченным бетонным коробам, успел увидеть, как на вышках опрокинулись и полетели вниз два «долговских» снайпера. Одного из них снял Панкер, а другого достала в спину короткая очередь Женьки. Так вам, сволочи!

25
{"b":"154353","o":1}