ЛитМир - Электронная Библиотека

На меня в упор сейчас уставился самый настоящий персонаж фильма «Зловещие мертвецы». Мутные глаза засекли источник звука и остановились на мне. Гнилая плоть на его… хм, лице висела лоскутами, губы отсутствовали, а потому были отлично видны два ряда кривых зубов. Зомби что-то промычал и медленно направил ствол автомата в мою сторону. Я резво бухнулся на колени, пытаясь максимально быстро укрыться за ржавым корпусом бывшей военной машины.

Когда началась стрельба, я прополз вдоль ржавого корпуса к противоположному его краю и выглянул из-за танка. «Кольт» каким-то волшебным образом уже сам очутился в моей руке. Два остальных андэда [9]обернулись на звуки стрельбы и уже ковыляли в мою сторону, отрезая путь к отступлению. Нужно прорываться вперед, через этого первого… Я несколько раз быстро вдохнул-выдохнул, набрал полные легкие воздуха и затаил дыхание.

Автомат того зомби, что стоял рядом, за разделяющим нас танком, на несколько секунд смолк. Оттолкнувшись от гусеницы ногой, я подпрыгнул вверх. За те пару секунд, что занял бросок над бронированным корпусом, я успел сделать три выстрела. Стрелял почти в упор, и потому одна из пуль четко легла промеж гляделок этого урода. Из фильмов-ужастиков я помнил, что живых мертвецов нужно убивать только в мозг.

Голова зомби резко дернулась, брызнул фонтан содержимого его черепа. Тело солдата, прокрутившись вокруг вертикальной оси, сложилось пополам. Автомат, зажатый в его правой руке, крутанулся вместе с ним, и полил пространство последней очередью, вызванной предсмертными судорогами. В этот момент я уже мчался прочь от танка к бронетранспортеру, неестественно торчащему из земли передом кабины вверх. За спиной трещали автоматные очереди двух оставшихся зомби, но их залпы были явно не прицельными. Зрение нормального человека в этом мраке едва сможет отличить корягу или торчащую из земли железяку от живого существа. А что смогут различить эти создания, полуживые или полумертвые, хрен их разберешь…

Транспортер пришлось обходить стороной, та ямина, из которой он торчал, была похожа на кратер метеорита. Плюс ко всему она еще была испещрена зловещими разломами, внутри которых, казалось, плескалась магма. Я пробежал мимо, от греха подальше.

— Классно ты его! — рядом опять появился товарищ по пейнтбольной команде. — Давай еще кого-нибудь замочим! Ну, давай, ведь прикольно же было!

Я бежал, уже не обращая на него внимания. По идее, моя цель была уже совсем близка. Дым тянулся к небу примерно за теми высоченными деревьями, что метров на десять возвышались над всем остальным лесом. Что ж это за елки-сосны, огромные такие? Это кедры, вдруг мелькнуло в сознании.

Пробегая мимо очередного остова машины, в свете молнии я заметил два розовых пятна, прыгающих вверх-вниз. На секунду показалось, что там какая-то парочка прямо в грязи занимается любовью. Бр-р-р, бред какой! Я потопал дальше.

— Эй, погоди, я сейчас! — очень знакомый голос донесся с той стороны, где мне причудились подпрыгивающие «булки».

Я обалдел и невольно остановился как вкопанный. Кореш-глюк тоже синхронно остановился.

— Андрюха, ты?!

Голос принадлежал другому моему корешу, заядлому бабнику, который иногда выделял мне гуманитарную помощь в виде одной из своих телок, которую «не жалко». На его фоне я всегда был простачком и замухрышкой. Все-все симпатичные девушки, с которыми мы знакомились в разных местах, доставались ему. Даже та рыжая Ирка, которая на меня глаз положила и с которой у нас почти любовь случилась. И случилась бы, если бы не этот козел. Я с ним тогда вдрызг разругался, и уже больше года не видел его и видеть не желал.

— О-о-о, хорошо-то как, — обнаженный плод моего воображения, прошлепав по грязи, приблизился ко мне. — Во-от где ты шляешься, засранец. Есть дело, меня эта рыжая за тебя спрашивала. Как ты относишься к сексу втроем?

— Да пошел ты, гад! — я взметнул «кольт», направляя ствол ему в голову.

— Но-но-но, ты это, не кипятись! Что, еще злишься за последний раз? Та брось ты! Даже если бы вы снюхались и вместе за ручку ходили, она бы тебе все равно рога наставила. Я бы постарался, — физиономия Андрюхи растянулась в туповатой улыбочке.

— Ну, все! Сам напросился! — гнев вскипел во мне и окончательно сорвал крышу, и без того угрожающе раскачанную.

Я выстрелил в этого морального урода, которого раньше считал лучшим другом. Но эта проворная сволочь ловко увернулась, и пуля клюнула грязь, бесследно исчезла в размокшей почве.

— Гы-гы, промазал! Лузер, и к тому же косой. Вон и водишься с лузерами! — выкрикнул Андрюха и заржал, как конь.

Бывший кореш стал убегать, петляя между ржавыми остовами. В свете молний, как две автомобильные фары, светились оба его полупопия.

— Это кого он лузером назвал, меня, что ли? — подал голос второй мой попутный глюк и вскинул пейнтбольное ружье. — Этого по-любому нужно догнать и наморщить!

— По-любому!

Сорванная крыша так и не вернулась на свое место, и я, поддавшись яростному порыву, сорвался с места и со всех оставшихся сил рванулся за голым телом.

— Ха-ха-ха, не догонишь! — орала мне через плечо мерзкая галлюцинация.

— Вот тебе! — Я еще раз пальнул в убегающего и тут же отдал команду второму глюку: — Заходи слева и отстрели ему то, чем он жизнь меряет!

— Affirmative! — утвердительно заорав, «напарник» кинулся исполнять приказ.

А я гнал дальше того гадского кобелину. Вот он, выскочил в двадцати метрах от меня из канавы и перебежал за ветвистую корягу. Присел, думает, я его не увидел. Сейчас зайду ему со спины и отстрелю его хозяйство в упор! Посмотрим, как он запоет, когда лишится единственного смысла своей поганой жизни! Я подкрался почти вплотную, вскарабкался на прогнивший армейский грузовик и прыгнул сверху на ненавистного экс-кореша.

Последовала вспышка света, и, вопреки своим ожиданиям, я приземлился на ноги в совсем другом месте. Тут же из-за соседнего холмика появилась довольная физиономия Андрюхи.

— Шо, плющит, да? Смирись, убогий, куда тебе до меня? Мой пистолет больше твоего! — Глюк исполнил характерное движение, потрусив своими гениталиями.

В ответ я выстрелил и побежал на него. Опять вспышка и опять. Еще несколько раз мелькнула эта мерзкая физиономия. Последний раз мне показалось, что вместо лица у него на шее была задница. И эта задница смеялась надо мной. Мерзкий смех бывшего лучшего друга заполнил все пространство. А я все метался по болоту между холмов, коряг и погибшей техники. И каждая глючная вспышка света кидала меня в какое-то новое место. Несколько раз передо мной вставали стройные ряды соснового леса, а потом очередная вспышка опять меня бросала на это болото. Голова уже совсем опухла от этой круговерти, соображалка отключилась. А тем временем к ненавистному глюку добавились еще призраки из моей жизни, те, что приходили раньше. И все как один смеялись надо мной и тыкали трясущимися пальцами в мою сторону.

А я все бежал, бежал, прыгал, падал, пока не очутился на каком-то большом холме, на вершине которого красовался упавший вертолет. Вокруг остатков летающей боевой машины собрались все те из моих друзей, знакомых и подруг, кого я уже возненавидел лютой ненавистью. Они стояли в ряд и дружно хохотали. Волна ярости захлестнула меня полностью, утопила в своей жгучей глубине. В душе, брызнув кровью, лопнули сразу несколько нитей, связывающих меня с прошлой жизнью. Ненавижу!!!

Я заорал и опрометью взбежал вверх по раскисшему склону холма. Пистолет выплевывал пулю за пулей, но все они беспрепятственно пролетали сквозь эти фигуры, не причиняя им ни малейшего вреда. Последний раз дернулся затвор и застыл, отведенный назад. В этот момент я оказался на самой вершине холма в окружении толпы галлюцинаций. Попытки разбить им головы опустевшим «кольтом» желаемого эффекта не приносили. От моих жалких потуг призраки только еще больше веселились. Они смеялись, не умолкая, и толкали меня в спину, кто руками, кто ногами.

«Калаш»! Я вдруг вспомнил про автомат, болтающийся за моей спиной. Громыхания и вспышки выстрелов моментально рассеяли все это сборище уродов.

32
{"b":"154353","o":1}