ЛитМир - Электронная Библиотека

Под конец дня я оказался около той самой пещеры, где нас в свое время приютили братки. Особой симпатией к этому сорту людей я так и не пропитался, а потому решил обойти логово сторонкой. Но капризная Зона, как всегда, и на этот счет имела свои собственные соображения.

Тихо пикнул в нагрудном кармане наладонник, ударив по нервам сильнее, чем неожиданное появление снорков перед самым моим носом. Ведь просил же мастера, блин, перевести все программы в беззвучный режим, а вот что-то он не перевел, засранец!

Я взглянул на дисплей и недоуменно почесал репу. Индикатор КПК показывал многоканальную радиотрансляцию. Что бы это могло быть?! Нехорошая догадка закралась в мысли, и я вывел звук на динамик.

— …короче, эта, пацаны, тут щаз выброс, в натуре, загачит. Так шо ныкайтесь по норам и курите, пока снаружи черти шмонают. Чисто для оленей и тех, кто в танке, повторять не буду! Нехер повторять, нехай передохнут, тормоза. Усе, привет большой, с кисточкой.

На этом колоритная трансляция закончилась.

Вот тебе и «привет»! Я мысленно выругался, загнул в три этажа, не меньше, и затравленно осмотрел небо.

Оно действительно уже начало менять свой окрас, предупреждая о близости выброса. На карте в радиусе трех километров было только одно убежище — именно тот, памятный туннель братвы… Делать нечего — я экстренно выдвинулся в ту сторону, но в душе все же надеялся, что бандиты уже покинули это место.

Глава шестнадцатая

ЗНАКОМЫЕ ВСЕ ЛИЦА!

Раскаты грома почти слились в сплошной монотонный гул, а в моих глазах уже рябило, когда я наконец-то юркнул под арку туннеля.

Ничегошеньки здесь не изменилось. Все так же наплевано, все так же загажено, все те же старые вагонетки и мрачноватая обстановка. Тихонько, вдоль стеночки, я прокрался к тому повороту, за которым были навалы железных бочек и где я стоял когда-то в дозоре с одним из братков.

В глубине пещеры потрескивал костер и слышались голоса. Значит, тут все же кто-то есть. Вопрос только, кто?.. Ответ не заставил себя долго ждать.

— А ну не рыпайся, лошара, — прохрипел за спиной жутко прокуренный голос, и сзади в мою шею, под шлем, уперся ствол. — Не бузить! Волыну на земельку кладем и ручками медленно шлемак сымаем.

— Погодите, не стреляйте! Меня здесь, в бригаде Стилета, знают Плюшевый, Алхимик и Доцент… Это же бригада Стилета?!

Я вдруг с ужасом подумал, что это могли быть совсем не те братки, с которыми мы здесь пересекались.

— Бизончик? Приве-е-ет!!

Вдруг хриплый, прокуренный голос неожиданно стал мягким, женским и… до боли знакомым.

— Люся?..

Я медленно, не веря собственным ушам, обернулся. Сказать, что я изумился, означало ничего не сказать. Не то слово!

Сзади, в черном бандитском плаще, стояла Людмила Александровна собственной персоной. Плащ был очень широкий, лицо ее скрывала маска-«балаклава», [14]а кисти рук обтягивали черные кожаные перчатки с грозными металлическими шипами и заклепками.

И если бы я не узнал, по голосу, что это именно она, то ни в жисть не догадался бы, что стоящий передо мной браток, на вид матерый и ушлый, на самом деле — женщина!

— Ну ты дае-ошь… — единственное, что я смог выдавить, осмотрев «новую пижаму» учительницы.

А тем временем все в туннеле стало содрогаться: стены, пол, потолок, предметы… Приближался выброс.

— Погнали к огоньку, этот участок туннеля выброс краем задевает. А я, представь себе, почему-то оказалась устойчивой к воздействию этих самых выбросов! Но ты же не хочешь, чтобы тебе мозги слегка поджарило?

Я энергично замотал башкой, подтверждая, что конечно же не хочу, и брякнул невпопад:

— Ну и наловчилась же ты, с голосом и словечками… э-э, прямо настоящий браток…

Людмила ухмыльнулась, схватила меня за руку и уволокла вглубь туннеля.

Здесь меня встретили все те же знакомые лица. Доцент, Плюшевый и Алхимик до боли знакомо копошились вокруг верстака, колдуя над очередным артефактом. Стилет восседал у костра в окружении троих новых, молодых братков, а «старики», с которыми мы в прошлый раз виделись, так и торчали в дозоре за навалами бочек.

Я исключительно вежливо поздоровался со всеми, кого знал, и познакомился с новенькими. Затем, увлекаемый властной хваткой Люси, скрылся с ней в дальнем углу убежища. Мы оказались за стальной отгородкой, накрытой брезентом. В этой импровизированной комнатке, собранной братками из металлических листов специально для нее, девушка и обитала, как я понял.

— Ну, рассказывай, ты как вообще?

Люся сняла «балаклаву» и горящими очами уставилась на меня.

Я неспешно и в красках рассказал ей обо всем, что приключилось со мной, начиная с того момента, когда Людмила Александровна смело бросилась наутек, прочь от злополучного аванпоста «Долга».

Она слушала с огромным интересом, лишь иногда перебивала, расспрашивая о деталях. А когда я добрался до того места, где подслушал разговор братков про поступившую «ориентировку» на ликвидацию всех наших, «горожан», то училка поведала мне, что подобная же «малява» пришла и к бугру, под которым ходит Стилет.

Но, взвесив все за и против, местные бандюки забили на неизвестного, хотя и очень щедрого заказчика. Люся со своими знаниями высшей математики приносила гораздо больше пользы в нехитром производстве аномального барахла, так что братки для себя уже давно решили помалкивать про ее существование и обеспечили шустрой училке свою полную протекцию.

После бурного, но в общем-то пустого обсуждения различных противоречащих друг другу версий о причинах нашего преследования, я продолжил свой рассказ. А закончив, спросил Люсю, не хочет ли она отправиться со мной к кордону, чтобы вернуться назад, к нормальной жизни в «большом мире».

— А что мне там? — задала сама себе вопрос девушка, и ее лицо искривила недовольная гримаса от воспоминаний прошлой жизни. — Там, дома, я просто смазливая девочка, которой так и норовят попользоваться разного рода «крутые перцы». В том мире, что остался для меня в прошлом, там же и мужиков настоящих нет. Одни лишь никчемные людишки, ни на что не способные и жалкие личности с завышенной самооценкой. Да их и личностями-то назвать трудно! Вся их личность — это наличность, гора фантиков, которые они насобирали, не брезгуя никакими способами… И все! А внутри-то они пустые и примитивные существа. Что они в жизни умеют? Кроме того, что травить себя разной хренью и эти самые фантики собирать? Обезьяны в зоопарке и то им фору дадут.

— Ну, не обобщай, Люсь. — Теперь я недовольно скривился, услышав столь нелестные высказывания по адресу мужской половины рода человеческого.

— К тебе это не относится, Бизончик. Ты нормальный пацан, хоть забитый и неуверенный в себе, но внутри ты ЧЕЛОВЕК. — На последнем слове девушка сделала особый акцент голосом и улыбнулась мне. — Так о чем это я?.. А, так вот, дома я стану максимум достойной домохозяйкой и женой нечасто изменяющего мне мужа. А тут, понимаешь, я не просто «женщина обыкновенная». Здесь я себя чувствую султаншей, если так можно выразиться… Здесь каждый из пацанов реальнее и достойнее любого городского убожества. Здесь каждый готов за меня жизнь отдать, и далеко не в переносном смысле. И ничего страшного, что говорят они далеко не на литературном языке. Ха, а если б ты знал, что каждый из них в постели вытворяет, стараясь мне угодить и заслужить следующий раз… м-м-м!

Довольная Люся в блаженстве закатила глазки, медленно покачала головой и губами беззвучно изобразила отчетливо угадывающееся восклицание восторга: «Ва-а-ау!»

— В смысле? Ты себе здесь мужской гарем организовала?!

Я даже слегка опешил и уставился на нее в упор. Наверняка мой взгляд загорелся и теперь выглядел голодным.

А чего мне стесняться-то так на нее смотреть? Она мне понравилась сразу, в первую минуту, как только я ее увидел мирно дрыхнущей на своей кровати посреди полуразрушенной школы. А вдруг и мне от щедрот Люсиных достанется? Должно же за все это время, проведенное в Зоне, хоть что-нибудь хорошее и со мной случиться!

54
{"b":"154353","o":1}