ЛитМир - Электронная Библиотека

Я не договорил, просто махнул рукой, развернулся и потопал к выходу из бункера.

— Эй, сталкер, погоди… — в повисшей за моей спиной тишине раздался неуверенный голос торговца.

Глава восемнадцатая

МОЕ ПРАВО

Демонстрация силы духа подействовала неотразимо.

После непродолжительного диалога мы с торговцем все-таки заключили договор. Моя задача состояла в том, чтобы пронести через охраняемую границу приличный металлический кейс, набитый артефактами, и, продвигаясь вдоль шоссе, выйти в точку рандеву, пятью километрами южнее Периметра. Там, на сигнал маяка, встроенного в контейнер, должен явиться курьер.

Именно этот человек и брал на себя все оставшиеся заботы, в том числе и доставку меня по адресу, чуть ли не под подъезд родного дома. А отряд Добермана должен был отвлечь основную массу военных на себя, чтобы я смог ударить по опустевшему блокпосту неожиданно и в возникшей суматохе проскочить через него.

Сидорович оказался торгашом до мозга костей. Безошибочно учуяв мое сильнейшее желание выбраться отсюда и сообразив, что я совсем не умею торговаться, барыга пожадничал и денег мне в благодарность пообещал отсыпать самую малость. Он знал, что я возьмусь за дело в любом случае. И спорить с ним было бесполезно, да и не было особой нужды это делать.

Покинув бункер, я зашел в указанный Доберманом дом и спустился по лесенке в тесный подвальчик. «Номер отеля» на глазок оценивался где-то в минус пять звездочек. Но здесь не было ни единой живой души, а это для меня сейчас важнее, чем прочие удобства.

Лямки рюкзака упали с плеч, освободив меня от ноши, и тяжелый баул опустился на устланную мусором землю. Я расстегнул его и стал раскладывать все содержимое прямо на дробленые кирпичи под ногами. СВД и все причиндалы к ней остались на безвременном хранении у Сидоровича. Поселившаяся в голове мысль о том, что я каким-то непостижимым образом вернусь сюда, заставила меня совершить подобную глупость. Наивно было полагать, что старый лис будет хранить ее, но в этой вылазке, точно, винтовка мне только помешала бы. К тому же из головы не выходили слова Панкера: «Избавься от нее, она не твоя». Хрен его знает, шутил Димка или совсем наоборот.

Все сменное белье улетело в сторону, туда же брякнулись банки консервов, верный, но больше не нужный «кольт», магазины и патроны к пистолету и все прочее, кроме двух перевязочных пакетов и одной аптечки. С пояса я снял флягу с водой и подсумки для гранат. Нож, сделанный зонным умельцем, я решил оставить. Подаренная дедом сумка с болтами и гайками, содержимым которой я уже давненько не пользовался, тоже опустилась на кучку уже ненужных вещей. Потом, задумчиво посмотрев на гранаты, я все же поднял с кирпичей две «лимонки» и сунул их в карманы брюк. Сумка для сброса магазинов в последней вылазке была вообще лишней, и она тоже улетела в угол подвала. Случится какому-то новичку ценная находочка. И будет потом гадать пацан, недоумевать: почему и кто здесь столько всего полезного просто так сбросил?!

Я освободил все разгрузочные карманы брони от магазинов и всего прочего, что там было, а сами карманы срезал ножом, чтобы они не мешали мне ползти на брюхе. К автомату я пристегнул подаренный Сашкой дисковый магазин с разрывными патронами, а два запасных рожка стянул изолентой и сунул в набедренный карман брюк. Магазины полностью не влезли в карман, и край одного из них торчал из-под клапана, оттопыривая его. Я подергал их рукой — вязанка сидела плотно и не должна была выпасть, а этого было достаточно.

«Фэн-шуй» сейчас не важен, в Зоне он вообще на последнем месте. Главное — не как выглядит, а как работает. Больше боеприпасов я не взял: после того как отстреляюсь из гранатометов, мне предстоит бежать адскую стометровку под пулями, и лишний вес может вылезти боком.

Гранатомет Руслана я зарядил длинными дымовыми гранатами, которые наш киргиз смастерил из стандартного заряда гранатомета и цилиндров РГД-2. Скрытность в данном случае была куда эффективнее огневой мощи. Патронташ с остальными гранатами я опустил на кучу ненужного снаряжения. Мой прорыв сквозь блокпост должен был длиться лишь несколько минут, и у меня там явно не будет времени перезаряжать револьверное чудо. Дай Боже, чтобы я успел без помех отстреляться дымовухами.

Итак, что мы имеем? Пустой рюкзак, в который будет засунут кейс Сидоровича, «Муха» и гранатомет Руслана за спиной, АКСУ с «бубном» в зубах, и все. Ах да! Я вспомнил про КЗС, который мне рекомендовал надеть Доберман. Но его я натяну позже, перед самым выходом. Я расстелил на земле плащ-накидку и лег на нее. Теперь осталось только ждать.

Но ждал я недолго — сверху заскрипели доски пола, спугнув мрачные размышления и тягостные воспоминания. Ко мне спустился Доберман.

— Не бойся, я здесь один, как ты и просил, — начал глава охраны Сидоровича, — не буду спрашивать, почему ты недолюбливаешь наемников, но нельзя же нас всех под одну гребенку чесать.

Мужик спрыгнул вниз, большой рост и громоздкий экзоскелет в этом тесном подвальчике очень сильно ограничивали его мобильность. Черканув шлемом низкий потолок и вызвав снегопад из штукатурки, наемник сильно пригнулся и протиснулся к моему лежбищу. Он глянул на кучу сваленного в углу добра, потом на меня и извлек из кармашка «разгруза» какую-то бумажную документацию.

— Вот, смотри, — Доберман развернул передо мной несколько сложенных листиков с детальной планировкой зданий и подсветил своим фонариком, — это наш объект. По обе стороны дороги стоят двухэтажные пристройки, а за ними казарма и стоянка. На стоянке может быть пара «бобиков» и один БТР. Ты занимаешь позицию вот здесь. Твоя цель для поражения — казарма.

— Погоди, а как я в нее попаду, там же везде забор. — Я посмотрел на карту и на мою позицию, указанную наемником.

— Не торопись, сейчас все объясню, — Доберман продолжил разъяснение деталей, подсвечивая фонариком и тыча пальцем в свою карту. — Мы с ребятами делаем вид, что пытаемся прорваться на Болота через вот этот туннель. Он под самым носом у вояк, а они страшно не любят, когда народ снует туда-сюда. Выйдя к туннелю, мы открываем ответный огонь, а этого военные вообще терпеть не могут. Короче, большая часть их живой силы покидает пристройки и идет щемить нас. Если повезет, мы утянем их за собой на Болота. На блокпосту останется только резерв в казарме, пулеметчик и БТР. Ты ползешь к этому крайнему окошку. Через его решетку можно прострелить сквозь комнату пристройки и попасть четко в стену казармы. Если твоя «Муха» и вправду может создавать «электру» диаметром двадцать метров, то сдохнут все военные в казарме, во дворе и даже в бронетранспортере. Пулеметное гнездо второй пристройки тебя не накроет, ты будешь в мертвой зоне. Тебе остается очень быстро пробежать по асфальту и за воротами нырнуть в придорожную канаву. А там, укрываясь за тополями и кустами, ты спокойно уберешься прочь. Но только помни, что лишь узкая полоса в пять метров шириной по обе стороны дороги не заминирована. Так что будь предельно осторожен — глупо подорваться на мине в самом конце штурма. И еще, по тревоге поднимется соседний гарнизон, и минут через десять по дороге промчится машина с солдатами. В этот момент ты должен будешь упасть на землю и немного подождать. Ну, а мы с ребятами к тому времени укроемся на Болотах. Так что пока солдатики сообразят, что к чему, «все будет в елку».

На уточнение деталей ушло совсем немного времени, но мы потом еще несколько часов проговорили с Доберманом, чтобы скоротать время до рассвета. Судя по тому, что я услышал, мужиком он оказался вполне достойным и честным. Его рассуждения и взгляды на жизнь были мне близки по духу.

Также я узнал от него, что подобная атака на блокпост предпринимается впервые и сделано это будет по крайней нужде. По словам наемника, этакое тотальное блокирование границ случалось и раньше, но длилось оно от силы неделю и не особо мешало делам старика Сидоровича, а вот на этот раз все слишком уж затянулось. Как грянули два злополучных выброса один за другим, с небольшим интервалом, так вот уже с месяц «граница на замке». Никогда раньше такого облома не случалось.

64
{"b":"154353","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Формы и содержание. О любви, о времени, о творческих людях. Проза, эссе, афоризмы
Хоумтерапия для отчаявшихся хозяек. Практика осознанного домоводства
Око за око
12 волшебных новогодних сказок
Шестой Дозор
Манускрипт Войнича
Чистый дом
Ницше: принципы, идеи, судьба
Кай