ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что с экспедицией? – севшим голосом спросил он.

Опричник окинул его ничего не выражавшим взглядом, сказал жестко:

– Отрезало дружину от Кремля-то. Садовым Кольцом отрезало. Они там, по ту сторону остались и пройти обратно никак не смогут! Знаешь, как это называется? Блокада!

– Я не понимаю… – пробормотал Книжник. – Какая еще блокада? На Кольце полно Переходов. Я сам переходил дважды…

– Нет больше переходов, – отрезал опричник. – Сплошной смертельный барьер по всему периметру. Но кому я это рассказываю? Ты же все знал заранее!

– Ничего я не знал… – пролепетал Книжник.

– А может, и не знал, – неожиданно согласился опричник. – Зачем врагам раскрывать все планы своему агенту? Ты и без того отлично выполнил свою роль.

– Вы спятили… – бессильно сказал Книжник. – Кто агент – я?! Кому это могло понадобиться? Нео? Вы, наверное, шутите. Нео дикари! Шамы не так сильны в технике. Даже кио не додумались бы, как оно управляется, Кольцо-то.

– Факт есть факт, – гнул свое опричник. – Взбесилось оно, Кольцо. Никому ни пройти ни проехать. Не знаю, как они это сделали, враги рода человеческого. Да только нет у нас теперь лучшей части войска. Они там, а мы здесь. И несколько племен нео в колечке с нами! И оборонять Кремль некому! Вот об этом мы с тобой толковать и будем.

– Но как это может быть? – бессильно бормотал Книжник, еще не осознав сути нависшей над ним угрозы.

– А тебе, сучий сын, лучше знать! – заорал вдруг опричник. Вскочил с места, быстро приблизился к лавке, навис над пленником, сверля его страшным взглядом. – Это ведь твой замысел, так?! Или тех, кто купил тебя с потрохами да в Кремль подсадил? А может, ты и не наш вовсе, а?! Не зря же говорят, что тебя по возвращении будто подменили!

– Это какой-то бред… – пролепетал Книжник, отводя взгляд.

Но опричник грубо ухватил его за подбородок, рыча:

– В глаза мне смотреть! Отвечать быстро!

– Я… Я ничего не знаю…

– А вот это мы скоро выясним, – процедил опричник, отталкивая Книжника и возвращаясь за стол. Сделал знак палачу. – Дам тебе время подумать, чтобы ты сразу все изложил как есть. Пиши признание: мол, «предатель я и изменник, замыслил черное дело, князю в доверие втерся с целью подорвать оборону Кремля, а самого князя захватить, а впоследствии пытать и убить…» Чтобы ты голову не ломал, я сам напишу, как нужно, а ты подпишешь…

– Но это же ложь! – закричал Книжник. – Не буду я ничего подписывать!

– Огонь, клещи да дыба покажут, что ложь, что правда, – утомленно произнес опричник. – Ступай, подумай. – Повернулся к рыхлому, добавил: – Бересту ему да стилос выдать… Хотя нет, стилос не давать: слыхал я, может он им, как с оружием, управляться. Да смотрите, чтобы над собой ничего не учинил! Нам нужны показания.

Даже оставшись в одиночестве в мрачной подземной камере, он не сразу пришел в себя. Лавка у стенки да зловонная лохань в углу, подсвеченная сквозь крохотное окошко в двери, – вот и вся обстановка. Словно насмешка над статусом советника: свободы лишили, но персональную келью оставили. Без книг, зато с индивидуальной «парашей». Трудно вообразить более крутую карьерную траекторию.

Он лежал неподвижно на лавке и пытался привести мысли в порядок. Но это было непросто: душу и тело сковало острое, нестерпимое чувство.

Обида.

Все это казалось каким-то болезненным бредом. Как можно было предположить, что все так обернется?! Он больше жизни любил свою маленькую родину, отчаянно бившуюся за жизнь, он бился вместе с ней, бился за нее, и уж в одном был уверен наверняка: родина любит его столь же ясной, безусловной любовью. И вот на тебе: родина объявляет тебя предателем и бросает в сырую каменную клетку.

Знобило. Тонкая камуфляжная куртка, добытая в странствиях, была предметом зависти многих, но не давала тепла. Книжник заворочался на жесткой лавке. Мысль о неведомой угрозе не давала ему покоя. И больше всего его мучили сомнения.

Может, и впрямь здесь есть его вина? Вряд ли он виноват в аномальном поведении и без того загадочного Садового Кольца. Но что правда, то правда: именно он был инициатором злосчастной экспедиции…

Застонав от бессилия, сел на лавке, уставившись перед собой невидящим взглядом.

Он виноват. Нет, не в том, что пытается повесить на него чересчур уж деятельная опричнина. А в том, что не продумал как следует последствий своих замыслов.

Он должен все исправить. Сам. Чего бы это ни стоило. Только как это сделать отсюда, из глухого подземелья? Советом помочь? Как – если не верят теперь ни единому его слову?

Нужно выбираться. Быстро. Любой ценой.

Он сидел, нервно раскачиваясь, тупо глядя в стену перед собой. На каменной кладке виднелись грубо выцарапанные надписи, понять которые в этой темени было непросто. Книжник прищурился, вглядываясь в корявые строки, и невольно вздрогнул, разобрав: «…на раскопках 1961 года. Привет потомкам! Как мы вам завидуем – ведь вы живете при коммунизме! Вы такие счастливые! Светлое будущее, которое мы вам строили, уже наступило…»

Дочитать он не успел: жалкие лучики света поглотила чернильная тьма. Невольно перевел взгляд на дверь.

Кто-то стоял по ту сторону, заслоняя окошко. Стало страшно. Не от того, что сейчас откроется дверь. От того, что этот некто возник так бесшумно, что так тихо пополз в сторону тяжелый засов… Дверь отделилась от черной стены, будто отрезанная тонкой полоской света. Полоса неторопливо расширялась, и страх в душе парня сменился ужасом.

Неужто его решили прикончить по-тихому?! Ну уж нет, свою жизнь он продаст подороже…

Темная фигура растворилась во мраке камеры. Слепо выставив перед собой руки, Книжник бросился на непрошеного гостя из угла, с лавки. Непонятно, на что он рассчитывал: наверняка подосланный убийца был достаточно опытен, чтобы мигом разобраться с гражданским. Да и драться Книжник толком так и не научился. Только вот страшный визитер оказался не таким уж и сильным да ловким, как можно было ожидать… Даже не так – он просто не особо сопротивлялся.

Потому что не он это был.

Она.

– Что?.. – изумленно прохрипел Книжник. И тут же откатился назад, отброшенный толчком ноги. Попятился, вжимаясь спиной в холодную стену.

– Тихо ты! – донесся приглушенный голос. – Услышат!

– Хельга?! – не веря в происходящее, проговорил Книжник.

Тут же из темноты показалось знакомое лицо. Девушка выглядела крайне недовольной – будто парень нарушил какие-то ее планы. Что и говорить: особа она деятельная, любит, чтобы все происходило по задуманному ею сценарию.

– Идем! – быстро сказала она, без особых церемоний хватая его за руку и увлекая вслед за собой по узкому коридору. Книжник подчинился, все еще ничего не понимая.

– Откуда ты здесь?! Как?.. Почему?..

– Потом! – оборвала его девушка. – Слушай меня внимательно: главное, вырваться наверх. А там… Там – как пойдет… Держи!

Она сунула ему в руки ворох каких-то тяжелых предметов. Книжник глянул и похолодел. Стилосы. Обычные металлические стержни для письма на бересте – такие есть в любой канцелярии. Только вот в данном контексте это нечто иное.

Оружие. Хельга знает о его умении обращаться с этими штуками. А значит, она ничуть не сомневается в необходимости их применения.

– Ты что?! – ахнул Книжник, сжимая холодные стержни. – В кого мне их метать?! Это же измена! Нас просто убьют – и будут правы!

– Ты еще не понял? – Хельга резко остановилась, прищурилась. – Ты уже мертв!

– Что?.. – Слова застряли в горле Книжника. Он просто отказывался понимать услышанное.

Хельга нервно вздохнула, отвела взгляд. Сказала странным голосом, с трудом подбирая слова:

– На Ивановской объявили, мол, ты изменник, мутами купленный…

– Я?!

– Успокойся. Я-то знаю, что это все чушь…

– Но другие, другие-то поверят! – Он схватился за голову, закрутился на месте, задыхаясь и шатаясь, как пьяный. – Что же делается, а?..

7
{"b":"154354","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Хроники Максима Волгина
Одна и счастлива: Как обрести почву под ногами после расставания или развода
Трус не играет в хоккей
Как понять, чего хочет мужчина. 40 простых правил
Если честно
Вынос мозга
Иисус для неверующих
Неправильная
Ловушка на жадину